Сергей Кузнецов: «В 2016 год Москва войдет с новыми сериями панельных домов и яркими фасадами»

Темы в материале

За несколько десятилетий московские панельные дома прошли путь от хрущевских пятиэтажек до высоток в 25 этажей. Однако стандарты качества такого жилья всегда ограничивались лишь характеристиками квартир. Однообразие фасадов и гигантские «бесхозные» территории в кварталах массовой застройки были нормой.

Отказываться от «панелек», которые успешно возводятся более полувека, Москва не будет, потому что только с помощью индустриальных технологий можно решить жилищный вопрос. Однако с 2016 года столица намерена полностью перейти на строительство панельных домов нового поколения.

Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов в интервью порталу Стройкомплекса рассказал о том, какие  требования выдвинул город к панельному домостроению, почему нужно отказаться от «посевного» способа строительства микрорайонов и как стоимость жилья в обновленных «панельках» удалось удержать на прежнем уровне.

- Сергей Олегович, почему именно сейчас Москва решила перейти к новым сериям панельного домостроения?


 
 

- Есть много направлений по развитию архитектуры города, и массовая застройка - одно из них. Это часть системной работы, и она происходит не вдруг. Уже около двух лет мы кропотливо занимаемся этой темой. Проводились научно-технические советы, заседания Архитектурного совета.

Я начинал с проектирования жилого комплекса на Базовской улице (район Западное Дегунино на севере Москвы. - Ред.), пытаясь понять, что можно получить, усовершенствовав существующие технологии или дополнив их новыми идеями.

«Об утверждении Требований к архитектурно-градостроительным решениям многоквартирных жилых зданий (pdf.)

Может быть, этот квартал не отвечает в полной мере идее комфортного города, но он уже сильно отличается от привычного восприятия панельной застройки. На его примере стало понятно, что существующие технологии достигли своего «потолка»  и нужны другие подходы.

Мы искали решение, как по-новому осмыслить индустриальное домостроение. Модернизация домостроительных комбинатов - это не только сами дома, сборные элементы которых производят в цехах, но и планирование территории, зонирование пространств.

Только когда мы поняли, что наши идеи готовы воплотить в материалы, перешли к действиям законодательного характера (улучшенные стандарты строительства типового жилья были приняты правительством Москвы в мае 2015 года. - Ред.).

- Что подтолкнуло к этому переходу? Это требование времени?

- Культура индустриального домостроения развивается в России довольно давно, а в Москве это происходит особенно мощно. При этом долгие годы у архитекторов не было понимания, какую городскую среду они хотят получить в таких кварталах массовой застройки. Они просто создавали квадратные метры, чтобы обеспечить людей жильем.

Но ведь то, что человек видит помимо своей квартиры, имеет огромное значение. Жилые дома, улицы, дворы, благоустройство вокруг - все это формирует городскую среду и ощущение города.

Вопрос о том, какая среда рождается после размещения «панелек», никогда не стоял на повестке дня. Сейчас мы обратились к нему.

Когда стало понятно, какую именно среду мы хотим получить, определились с тем, какими должны быть дома, чтобы ее формировать. Те требования к ДСК, которые были утверждены в Москве, они все об этом.

«Пиксельный» дом в Некрасовке

Пятиэтажка с мансардой

- А какие требования город предъявил домостроительным комбинатам?

- Их было сформировано около 20, и каждое из них принципиально важно. Они делятся на несколько групп.

Первая группа требований - градостроительного характера: различная этажность  домов, обязательное наличие угловых секций, возможность смещения секций относительно друг друга.

Например, этажность - очень важный момент. Возведение целых рядов домов одинаковой высоты действует на человека угнетающе. В новых кварталах высота домов будет варьироваться от 6 до 20 этажей.

К7


Модернизированная серия П44Т

Вторая часть требований относится к планировке самих секций. Это касается как раз квадратных метров, которые покупает человек. И здесь обязательно должна быть возможность перепланировок.

Есть требования к первым этажам домов. Мы считаем, что это вообще отдельный городской институт. Первые этажи не должны быть предназначены для проживания, это скорее помещения для создания общественных пространств - кафе, магазина и других заведений.

Конечно, вход в подъезд и вход в магазин должны быть обособлены друг от друга. Из этого вытекает требование к оформлению входа. Это и прозрачные двери в такой магазин, и витрины, и возможность войти без преодоления громоздких лестниц. Казалось бы, мелочи, но именно из них состоит удобство или неудобство жизни.

Есть блок требований к фасадам.  У каждого дома он должен быть индивидуальным, потому что город - единство непохожих. Это относится как к жителям, так и к архитектуре зданий.

- А площади квартир увеличатся в новых панельных домах?

- Диктовать размер квартир неэффективно, потому что это уже рыночный фактор. Если застройщик считает, что ему нужно строить небольшие квартиры, мы не можем заставить его делать их больше, так как он может их не продать.

Помимо возможности перепланировок, к квартирам у нас было требование по высоте потолков на уровне 2,7 метра. Нужно отказываться от совсем низких потолков.

- Одно из новых требований - квартальность застройки.  Зачем она нужна?

- Человек  имеет две психологические потребности - необходимость частной жизни (семья, в кругу которой он чувствует себя защищенным) и необходимость общественной жизни (взаимодействие с теми, кто живет рядом). И все это находит отражение в застройке, то есть в городской планировке.

Архитектура вообще определяет образ жизни человека. Что такое принцип квартальной застройки? Это не значит, что дома должны стоять квадратом, кругом или треугольником. Речь идет про зонирование пространства.

Поясню. В городе есть улица, это место скопления людей, их общественной жизни. И есть двор - место жизни частной. И правильно, когда зонирование на приватную и общественную  территорию происходит не просто потому, что здесь поставили забор или пост охраны. А потому, что мы так спланировали территорию, что возникает естественное понимание того, где двор, а где - улица.

То есть, попадая сквозь арку или проход во внутреннее пространство квартала, вы понимаете, что оказались именно во дворе.

Для этого не нужно вешать табличку: «Внимание, это двор!», не нужно ставить охранника. Среда сама организует себя. И вот здесь происходит то, что психологи называют «социальный контроль». Двор содержится в порядке, потому что люди, ощущая территорию своей, не мусорят, не ставят машины как попало. Получается закрытое общество, в котором работают определенные законы.

На улице действуют другие законы. Например, родитель может оставить ребенка на улице без присмотра, чтобы зайти в магазин за мороженым, только если это улица комфортная. Когда он подсознательно понимает, что это безопасное пространство.

Все эти формы жизни формируются через среду. Поэтому принцип застройки - не вопрос дизайна, а организации жизни.

- Сергей Олегович,  я живу как раз в  «квадратном» пятиэтажном доме. У нас во дворе растут высокие деревья, и нам не видно окон соседей. Но если кварталы застроить высотками, то  на уровне 15 этажа человек будет смотреть прямо в окно соседа. Согласитесь, мало приятного, даже если расстояние между окнами 100 метров…

- Вы понимаете, что такое 100 метров в городе? Это огромное расстояние, на котором может быть размещен целый квартал и много домов. К примеру, ширина Невского проспекта в Санкт-Петербурге - всего 37 метров. А это центральная улица в 5-миллионном городе.

В принципе микрорайонной застройки, когда на гигантском пространстве разбросаны горошины домов, нет ничего хорошего. Потому что большие расстояния - это ветер, это незащищенность, это бесхозная необустроенная среда, потенциальная уличная преступность. 

У нас сложился стереотип, что «окна в окна» это плохо. Но тогда почему самые дорогие квартиры находятся в центре города, где дома стоят очень плотно и люди часто «смотрят» в окна соседу?

Тем не менее, эта недвижимость самая желанная. Потому что все городские сервисы, которые получает человек, находятся в пешеходной доступности.

Плюс климатический фактор - воздух в центре города чище, чем на периферии. В воздухе меньше вредных элементов, поскольку дома стоят плотно и не дают ветру разогнаться.

Для Москвы со своим климатом это принципиально важный момент. Поэтому для меня «окна в окна» - совершенно надуманный фактор.

- Когда последний раз проводилась модернизация московских домостроительных комбинатов?

 - Конечно, оборудование ДСК модернизируется время от времени. Нельзя говорить о том, что они строят так же, как в 1960-х годах. Сначала они производили пятиэтажки, потом дома в девять, двенадцать, семнадцать этажей и так далее.

Однако идеологическая модернизация не проводилась никогда. Было только производство домов. Причем не элементов для домов, не какой-то архитектуры, а готовых изделий, которые предполагалось выставлять на территории, как говорили архитекторы в советское время, посевным способом. Посевным - потому что они «сеялись», как пахарь разбрасывает семена. В этом не было ни организации пространства, ни идеи про землепользование, ни понимания, как вообще происходит зонирование территории.

Это были одинаковые изделия, которые предлагалось потом «высыпать» на территорию. Иногда из них выстраивали некие узоры, когда с огромной высоты дома напоминают бабочек или ползающих червяков.

Это можно было назвать произведением градостроительного искусства, только глядя в телескоп с какой-нибудь межпланетной станции. А человек, находясь внутри микрорайона, просто не понимает, что архитекторы пытались сделать. Он выходит из подъезда и видит, что есть лоскуты территории, которые непонятно кому принадлежат. Он не понимает, считать ли это ему своей средой обитания. Я вырос в районе таких пятиэтажек и прекрасно знаю, что такое непонимание среды, когда нет ощущения своего двора.

- Как отреагировали домостроительные комбинаты, когда вы им выдвинули новую идею жилой застройки?

- У нас были опасения, что будет много возражений. Но, на удивление, многие отреагировали довольно позитивно. У комбинатов появилось понимание, что инвестиции в свое развитие не ограничиваются только финансами. Не меньшее значение имеют интеллектуальные инвестиции. И, может быть, они даже более важны, чем экономические.

- Но если все же говорить про деньги, повлечет ли модернизация ДСК удорожание квадратного метра?

- Было бы слишком просто сделать принципиально новый, качественный проект панельного дома и сказать: «Дом стал лучше, поэтому, извините, он стоит в два раза дороже». Поэтому мы поставили перед собой сверхзадачу - сохранить стоимость квадратных метров на прежнем уровне.

И надо сказать, что специалисты некоторых домостроительных комбинатов после модернизации даже говорят о некой экономии. В каких-то сериях «панелек» мы добились лучшей теплоизоляции, за счет сокращения стыковых швов между панелями. 

Это произошло еще и потому, что были оптимизированы контуры здания (речь идет об отказе от сложных фасадных декораций. - Ред.). Слишком сложный контур не нужен, потому что в таком доме больше расход бетона.

Кстати, в домах со сложным контуром эффект однообразия фасадов сильнее. Простой контур с легкими вариациями фасада не так режет глаз.

- Как вы считаете, произойдет ли массовый бум панельного домостроения после того, как Москва полностью перейдет на новые серии панельных домов?

 - Индустриальное домостроение помогает бороться с сезонным фактором. То есть стройку можно вести быстрее за счет того, что на площадке практически нет влажных процессов (речь о просушке залитого бетона. Зимой влажные процессы создают проблемы: бетон не должен промерзать, поэтому в холодное время года монолитные стройки стоят, а панельные не зависят от температуры. - Ред.).

И с учетом нашего климата и нового качества таких домов можно ожидать рост индустриального домостроения.

Сейчас, по нашим оценкам, примерно 40% строящегося жилого фонда относится к панельному домостроению. Огромная доля, хотя этот показатель в советское время был еще выше.

Также надо понимать, что домостроительные комбинаты ограничены своими мощностями. Строительство новых заводов сложно прогнозировать, но если производство будет соответствовать новым стандартам, то почему бы и нет?

- С какого времени столица полностью откажется от «панелек» старых серий?

- Мы рассчитываем, что с 1 января 2016 года в строительстве будут уже только дома, выпущенные по новым стандартам. То есть в новый год Москва войдет без узнаваемых, со знаком «минус», домов массовых серий.

При этом уже с 1 сентября 2015 года проекты домов старых серий, которые планируется построить за счет бюджета, утверждаться не будут.

Алена Терновая, собственный корреспондент