timelapse
Все темы

Глава архитектурного бюро: свет на «Стромынке» отразится через металлические панели

Темы в материале

Готовы ограждающие конструкции южного вестибюля станции «Стромынка» Большого кольца метро. Об этом «Вечерней Москве» рассказал во вторник, 23 июля, заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин.

«ВМ» выяснила, какой будет эта станция из 31 запланированных на новой ветке городской подземки. Руководитель мастерской MAParchitects Александр Порошкин рассказал о дизайне станции «Стромынка» и о том, как проект менялся с момента окончания конкурса.

— Александр, расскажите, как осуществлялся конкурс? Он же проходил сразу на три станции: «Стромынку», а еще на «Ржевскую» и «Шереметьевскую».

— Этот конкурс — хороший пример организации в принципе. Он прошел честно, открыто, в диалоге с коллегами из метрополитена, городскими властями, жителями, которые, как вы помните, в финале выбирали понравившийся проект через «Активный гражданин». А ведь выбор был непростой — конкуренцию нам составляли известные архитектурные бюро с сильными проектами. Но в итоге наш проект москвичам приглянулся больше, мы и еще два бюро, с победившими концепциями для станций «Ржевская» и «Шереметьевская», заключили договор на подготовку проекта для подачи на архитектурно-градостроительное решение, и последние два года мы провели в плотном взаимодействии с Москомархитектурой и АО «Мосинжпроект». Работа была сложной, и пока рано судить о конечном результате — можно сказать, что дизайн станции «Стромынка» не повторяет полностью весь концепт конкурсного предложения, хотя приближен к тому варианту, который изначально придумало наше бюро.

Александр Порошкин: Если же говорить о дизайне, то, прежде всего, у станции появился яркий цвет, раньше она была монохромнаяФото: предоставлено Стройкомплексом

— Что именно изменилось за это время?

— У метро есть ряд своих особенностей, много нюансов в плане проектирования. Например, повышенные требования по пылестойкости и защищенности. Поэтому оборудование и материалы, которые там применяются, должны пройти согласование еще и со стороны метрополитена. К сожалению, станция в процессе доработки проекта лишилась главного вестибюля. Изначально у нас было два боковых и один центральный, с красивой дугой. Но на его месте оказались подземные коммуникации, которые, как оказалось, невозможно перенести. На дальнейшем этапе работы мы также добавили вентиляционные шахты и много чего еще технического.

Если же говорить о дизайне, то, прежде всего, у станции появился яркий цвет, раньше она была монохромная. Стены тоннелей и вставки потолка решено было сделать красными, а колонны из черных стали белыми — такую корректировку внес «Метрогипротранс», получивший много отзывов относительно того, что станция кажется слишком темной. Хотя в этом и была основная идея — что на нашей станции будет контрастное освещение.

Александр Порошкин: Вся станция сделана в металле, везде присутствуют перфорации — прослеживается одна и та же идеяФото: предоставлено Стройкомплексом

— Расскажите подробнее о самом проекте. 

Образ солнечного света, пробивающегося сквозь листву деревьев, лег в основу нашего дизайна. Станция ведь находится рядом с парком «Сокольники», и хотелось сделать ассоциативную связь с этим местом. Поэтому мы взяли за основу идею о том, что потолочный свет пробивается через перфорированные пластины на потолке и создает сложную игру света. В итоге из-за серьезных нормативных ограничений и сложности эксплуатации, нам пришлось отказаться от светильников на потолке. Вместо этого мы придумали идею с отраженным светом — на панели с перфорацией будет светить снизу специальная лампа.

Вся станция сделана в металле, везде присутствуют перфорации — прослеживается одна и та же идея, это должно реализоваться.

— Но в итоге станция будет отвечать первоначальному проекту, верно?

— Мы дорабатывали станцию так, чтобы она удовлетворяла всем требованиям и при этом минимально менялась бы в плане дизайна. Архитектура осталась полностью авторская, никто не дорабатывал нашу концепцию, кроме нас самих. Поймите, метрополитен — это особенная вещь в архитектурном и градостроительном плане. Станции делаются с огромным запасом прочности, поэтому и прорабатываются максимально тщательно. 

Вот вам еще пример — мы дополнительно прорисовали блоки управления светильниками, чтобы человек мог дотянуться рукой, но при этом сами светильники были устойчивы к нежелательному вторжению. Заранее такое предусмотреть невозможно, поэтому, конечно, корректировки вносились. Это сложный процесс, но если посмотреть на все это с точки зрения важности для города, то это того стоит.

Мы дорабатывали станцию так, чтобы она удовлетворяла всем требованиям и при этом минимально менялась бы в плане дизайна, отметил Александр ПорошкинФото: предоставлено Стройкомплексом

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Марат Хуснуллин, заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства:

— Каждая станция московского метро должна быть уникальной — это наша принципиальная позиция. Архитектурные конкурсы помогают найти лучшие дизайн-решения для оформления новых станций. Такие конкурсы были проведены уже по девяти станциям, включая станции Большого кольца метро, которое само по себе является одним из самых амбициозных в мире проектов в сфере метростроения.

Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы:

— Изменения в проекты во время их реализации вносятся практически всегда, это нормальная практика. Важно, чтобы при этом не страдало качество архитектуры, особенно когда речь касается конкурсных работ, ведь они являются своеобразными «маяками», задают тренды. «Стромынка» — замечательный пример того, как авторы усердно и тщательно прорабатывали каждую деталь, находятся в постоянном диалоге с заказчиком и со множеством подрядчиков, они довели сложный во всех отношениях проект до реализации. 

Василиса Чернявская Вечерняя Москва