timelapse

"Без закона об изъятии земель в новой Москве расширение границ останется на бумаге"

Темы в материале

Сменив после 25 лет работы кабинет главы столичного Стройкомплекса на депутатское кресло, Владимир Ресин держит руку на пульсе: он по-прежнему член ГЗК, советник Мэра и руководитель комиссии по строительству парламентского центра. Как и раньше, к нему за помощью и советом приходят девелоперы и инвесторы. В интервью корреспонденту РБК daily Наталье Быковой он рассказал об олимпийских стройках, переселении депутатов, изъятии земли на присоединенных к столице территориях и новой московской стройке века - на ЗиЛе.

- В этом кабинете я, пожалуй, первое интервью даю. У меня другой был всю жизнь.

- И как вам здесь?

- Кабинет «намоленный». Бывшего председателя исполкома партии «Единая Россия», а теперь и.о. губернатора Московской области Алексея Воробьева. Неплохой кабинет. Но тот лучше.

- Зато табличка для гостей «Говори кратко, проси мало, уходи быстро» вместе с вами переехала?

- Да. Там все чего-то просили, а здесь нечего (смеется).

- Трудно поверить, что теперь к вам никто не обращается...

- Обращаются, конечно, за советом, за помощью. Я, как москвич и человек, который 45 лет проработал в Стройкомплексе Москвы, из них 25 лет первым лицом, интересуюсь тем, что сейчас делается.

- Девелоперов пугает ревизия инвестконтрактов, которую затеяло Правительство С.Собянина. И три буквы – ГЗК (Градостроительно-земельная комиссия. – РБК daily). Вы считаете, это была необходимая мера?

- Я думаю, это его идеальное решение. Я по-прежнему член этой комиссии. Многие контракты, которые были расторгнуты по решению ГЗК, не на что было исполнять. Площадки, пользуясь различными связями, приобретали люди, не имевшие в кармане ни копейки, для будущей перепродажи. А потом кризис начался, другие нашлись причины, так все и осталось непроданным. Кроме того, многие контракты того времени уже потеряли свою актуальность для города – сейчас другая политика, другое отношение, другие нормативы.

- Вы внесли законопроект, который позволяет по сочинской схеме изымать земли у собственников (о планируемом изъятии и оценке участка их предлагается уведомлять не за год, а за три месяца). На какой стадии рассмотрения сейчас этот документ? Наверняка у него есть противники...

- Он в первом чтении принят, идет доработка ко второму. Такой закон необходим. Без него расширение Москвы останется на бумаге. Не успели присоединить территории, а там свободной земли не осталось – все занято, все уже кому-то принадлежит. Ни дороги ты не построишь, ни коммуникации, ничего! А мы не настолько богаты, чтобы то, что можно сделать за сегодня, делать в десять раз дольше. Это же деньги. За всем стоят деньги. Поэтому это жизненно необходимый документ. Но интересы простых людей он не затронет.

- А нужно ли было расширять границы? Может быть, стоило разобраться с тем, что есть в «старой» Москве, промзонами например?

- Да что вы! Это так кажется. Все, что можно, из Москвы выжато. Если бы не историческое решение, которого С.Собянину удалось добиться, как мегаполис, как столица государства она уже не могла бы развиваться дальше. Добившись новых границ, он, по сути, вывел работу Стройкомплекса на новый индустриальный виток, создал площади, которые позволят, по-настоящему откорректировав Генплан, строить город дальше. Нельзя так плотно застраивать Москву, как раньше. Новое поколение не согласится жить так, как мы жили. Еще при Лужкове началась волна против точечной застройки, а сейчас кто ее допустит? У нас люди не привыкли жить окно в окно, как в Париже. Ты встал в окно, а на тебя из другого смотрят – они не обращают на это внимания. Менталитет другой.

В свое время Хрущев создал в Москве мощный строительный комплекс, который позволил в послевоенное время вывести город из тяжелейшего жилищного кризиса. И его пятиэтажки свои 50 лет отслужили вместо 25. Потом этот комплекс спас Лужков, развернув масштабное строительство, ведь в конце 80-х – начале 90-х после перестройки и экономических кризисов строители сидели без работы, зарплату нечем было платить.

- На территории Новой Москвы предполагается создать 12 точек притяжения, главной из которых должна была стать Коммунарка благодаря переезду федерального Правительства. Теперь, говорят, Правительство отказалось от этой идеи. Поэтому в Коммунарке планируется создать Международный финансовый центр, которому сначала обещали площадку в Рублево-Архангельском.

- Рано пока об этом говорить. Насколько я знаю, Дмитрий Анатольевич (Медведев. – РБК daily) не сказал, что Правительство не будет переводиться в Коммунарку. Пока этот вопрос в стадии решения.

- Вы возглавляете комиссию по строительству зданий и сооружений, предназначенных для размещения парламентского центра. Когда решится вопрос с площадками?

- Я думаю, до конца первого квартала. Президент ждет оценки стоимости того имущества, которое Госдума и Совет Федерации имеют сейчас. Цифру должно дать Правительство. Я получил предварительные результаты оценки и могу сказать, что цифры позволяют построить парламентский центр на внебюджетной основе. Владимир Владимирович Путин, исходя из экономики проекта, будет принимать решение, где. Чтобы комфортно разместить 166 сенаторов и 450 депутатов Госдумы, требуется около 250 тыс. кв. м площадей. Это не только рабочие кабинеты парламентариев и сотрудников аппарата, но и залы заседаний, оборудованные по современным требованиям, информационно-справочный центр, пресс-центр и т.д. Под такой комплекс нужен участок в 6 га, а с учетом благоустройства территории вокруг – 10 га.

- Большинство депутатов не хотят ехать за МКАД. Говорят, предложение разместить парламентский центр на территории бывшей гостиницы «Россия» все еще не вычеркнуто из повестки дня...

- На слушаниях в Думе большинство высказались за то, чтобы парламентский центр оставить в центре Москвы. Есть и совершенно противоположные мнения, как у депутата Жириновского, и все они заслуживают уважения. Но даже с чисто политической точки зрения многие могут не понять, почему парламент нужно пересадить куда-то за МКАД, если Президент и Правительство находятся в центральной части города. Поэтому вопрос стоит так: или весь государственный аппарат, кроме Президента, переезжает на новое место, или всем надо оставаться там, где есть, в центральной части города. Если будет принято такое решение, то остались всего две площадки из множества рассмотренных вариантов. Первая – на месте бывшей гостиницы «Россия», а вторая – на Крымском Валу, где сейчас Дом художника. Там собирались строить «Апельсин».

- В рамках конкурса по развитию московской агломерации западные архитекторы, которым тяжелее следить за переменами настроений у наших политиков, проектировали Правительственный кластер в Коммунарке. А их российские коллеги тем временем искали, где в Москве можно разместить и парламент, и федеральных чиновников. Архитектурное бюро Черникова предложило разместить Правительство в «Большом Сити», а депутатов – на ЗиЛе.

- Насколько я знаю, проект планировки ЗиЛа проработан совсем с другими предложениями. На территории промзоны будет освоено 470 га земли – в 10 раз больше, чем «Сити». Проект реорганизации всей производственной территории вокруг уже утвержден ГЗК. Здесь планируется построить 1,47 млн кв. м жилья, 2,16 млн кв. м коммерческой недвижимости (947 тыс. кв. м офисов, 307 тыс. кв. м магазинов, 358,7 тыс. кв. м гостиниц с парковками на 39,14 тыс. машино-мест). Застраивать ЗиЛ будут в два этапа. Первый – с текущего по 2020 год. Второй этап – до 2030 года. Это будет самодостаточный район Москвы, где люди смогут комфортно жить, работать, отдыхать, заниматься спортом, лечиться, рожать, хоронить и т.д. А начинать надо с того, чем мы сейчас заканчиваем «Сити», – бешеными темпами создаем инфраструктуру, подводим дороги, метро... Первое, что будет сделано, – это санитарная очистка территории, замена инженерных коммуникаций, перекладка старых, строительство новых. Дальше – удобные транспортные развязки, в том числе метро. Два моста на Симоновской набережной должны связать в перспективе Волгоградский проспект с улицей Дмитрия Ульянова, там вскоре появится станция «Технопарк», пассажирская платформа ЗиЛ на малом кольце железной дороги. Подход правильный, классический. С точки зрения расположения это выигрышная территория, здесь будет один из лучших районов Москвы. Может быть, ЗиЛ нельзя было бы сейчас так делать, если бы не сделали «Сити».

- Почему?

- Потому что проект «Сити» показал все плюсы и минусы. Чем умный от дурака отличается? Тем, что учится на ошибках других. Поэтому наши ошибки сейчас уже не надо повторять. Я думаю, так и будет.

- Вы курируете этот масштабный проект как советник Мэра?

- Нет. Как советник Мэра и советник патриарха я курирую строительство в Москве 200 храмов. Восемь уже сданы, еще 27 строится, 50 в стадии проектирования. Конечно, трудностей много. Но это же на народные деньги строится. Я же не могу вам сказать: «Ну-ка дай сюда тысячу рублей».

- Эта программа не всем нравится. Некоторые предпочли бы под окном новый детский сад увидеть...

- Многие и садов не хотят, потому что у них дети выросли. К сожалению, есть такие настроения в обществе. Но надо внимательно относиться и уважать все религии – и мусульманскую, и иудейскую, и буддистскую. И ни в коем случае, на мой взгляд, нельзя устраивать демонстрации протеста, если принято решение властями и прошли общественные слушания. А если на слушаниях большинство высказались против, тогда нельзя строить ни храм, ни синагогу, ни мечеть, ни буддистский храм. Не надо никого заставлять. Хватит места для всех. Но если строить, то в шаговой доступности.

- А ваш преемник в Стройкомплексе с вами советуется?

- У нас с ним нормальные деловые дружеские отношения, иногда я с ним советуюсь, иногда он со мной.

- Какого совета вы можете попросить у Хуснуллина? Вы же Москву лучше знаете...

- Я очень высокого мнения о Хуснуллине как руководителе и своем преемнике. Несмотря на свой сравнительно молодой возраст, он хорошо подготовлен к такой работе и сам прошел большой путь в отрасли. Он ведь руководил строительством в Казани самого крупного нефтеперерабатывающего завода. В общем-то все, что он делает, на мой взгляд, совершенно правильно. Даже, думаю, в некоторых вопросах он немножко и время опережает.

- Москва сконцентрировалась на строительстве дорог и других инфраструктурных проектах. Вы считаете, осилит? Не финансово. Уже сейчас городу строителей не хватает...

- Новые власти сумели перестроить строительный комплекс на решение тяжелейших задач – метро, дороги. Огромные деньги дали, одно метро чего стоит! Я сам горный инженер, работал горным мастером, потом возглавлял трест горнопроходческих работ, поэтому понимаю, как все непросто. Со всей России перебросили в Москву мощности. Сейчас люди в Сочи освободятся, и оттуда перебросят. В советское время у меня в Стройкомплексе (я и тогда его возглавлял), работали 500 тыс. человек. А в перестроечное – уже миллион. Так вот сейчас этот миллион и работает. Просто сегодня строительные мощности переориентированы со строительства жилья, административных зданий на инфраструктурное строительство.

- Правительство города пытается возродить схему, которая очень эффективно работала при вас, – это ДИПС. Собирается вкладывать деньги в строительство коммерческого жилья, чтобы потом его продавать. Хорошая была схема? Городу вроде бы принесла 1 млрд долл. прибыли. Получится воссоздать ее и нужно ли?

- Хорошая схема. Но возродить не получится – нет места. Мы же по 5 млн кв. м жилья в год вводили, использовали все участки, какие можно было. И потом теперь везде делают проекты планировок, не повторяя те ошибки, которые были в советское и в мое время. Сейчас уже не строится одно жилье без учета мест приложения труда, без социальной инфраструктуры. Ведь мы выхватывали жилье, а людям приходилось по полтора часа добираться на работу в центр. Мы шли на это не от хорошей жизни.

- Вы строили Москву к Олимпиаде. Следите за тем, что происходит в Сочи? Как оцениваете?

- Мне есть с чем сравнивать. Я принимал активное участие в строительстве олимпийских объектов к 1980 году, потом в Москве проводили юношеские игры, это тоже Олимпиада. Масштаб подготовки в Сочи покрупнее, чем был в Москве. Помимо олимпийских объектов приходится строить очень много городских. И таких фундаментальных работ, как пробивка тоннелей, в Москве не было. Я думаю, что когда-нибудь будут изучать весь этот исторический период подготовки Сочи к Олимпиаде. Немножко, конечно, рискованно было взять совершенно неподготовленный город с огромными недостатками с точки зрения инфраструктуры и за такой короткий срок строить.

В Москве Олимпиадой занимался центральный комитет партии, сюда были брошены все силы вплоть до военных. Для того времени появление крытого стадиона, такого как «Олимпийский» на проспекте Мира, было прорывом. Я уже не говорю о других задачах вплоть до торговли, которые приходилось решать. У нас даже не было тех продуктов, которые требовались, к которым привыкли иностранцы, – фасованного масла, кофе, чая, джемов. Тогда Финляндия очень выручила. Но разница в том, что тогда была государственная система, все делалось на бюджетные деньги, строгая вертикаль: шаг вправо, шаг влево и исключение из партии, снятие с работы. Сейчас такого нет, многие объекты инвестиционные, там и начинаются проблемы – удорожание проектов, не укладываются в срок.

- Вы сказали про партийную дисциплину. Ахмед Билалов тоже поплатится даже двумя должностями – вице-президента Олимпийского комитета России и председателя правления «Курортов Кавказа». Вопрос в другом: успеют ли достроить его объекты?

- Они обязательно будут построены. Не одними, так другими. Сейчас уже их строит Сбербанк. Альтернативы нет. У нас, когда трудно, люди умеют собраться и, казалось бы, невозможное сделать. Критика, которая была и есть, справедливая и правильная. Но если строителей не критикуют и если они довольны своей работой, то их надо всех убрать, они не годятся – обязательно все завалят. Строители должны быть собой недовольны.

- После отставки Правительства Юрия Лужкова говорили, что вас отправят курировать стройку в Сочи. Поступали такие предложения?

- Нет. Мне таких предложений не поступало. При всем уважении к Сочи в Москве ежегодно строится несколько Сочи. Поэтому бросить здесь все сразу было невозможно. Да и не нужно, когда там достаточно специалистов, кадров, и моложе, чем я, но опытных.

- Тем не менее парламентский центр молодым не поручили, поручили вам.

- Его мне поручили как депутату, как заказчику строительства.