timelapse

Градостроительная доктрина Российской Федерации: в поисках оснований

Фундаментальные научные исследования и прогнозные разработки с каждым годом все больше влияют на территориальное планирование. Российский и мировой опыт показывает, что социально-экономические программы в наибольшей степени реализуемы только при условии соблюдения соотнесенности экономических факторов, социальных аспектов и территориально-пространственных ресурсов, их потенциала развития.

Выявление общих закономерностей социально-экономических процессов как на уровне страны, так и на уровне локальных территорий нуждается в параллельном определении особенностей течения градостроительных процессов и деятельности по территориальному устройству.

В качестве основы прогнозирования стратегии градостроительного развития России под руководством акад. И.М. Смоляра в 2000 году была разработана «Национальная доктрина градостроительства России» [1]. В 2010 году Ученый совет Российской академии архитектуры и строительных наук принял решение об актуализации доктрины [2], именуя ее «Градостроительной доктриной Российской Федерации» с целью определения основополагающих Принципов градостроительства и определения оптимальных в современных переходных условиях подходов к формированию среды жизнедеятельности, соответствующей заявленным Конституцией Российской Федерации принципам жизни страны.

Тогда же была предложена примерная структура Градостроительной доктрины Российской Федерации [3].

В содержании доктрины намечена последовательность ее строения от терминологического введения и определения места доктрины в завершающей главе в системе законодательных актов и прогнозных документов страны до ожидаемых результатов реализации доктрины в завершающей главе. В главах предлагается описание целей, задач, проблем градостроительства при переходе России на новую модель социально-экономического и пространственного развития в мировом контексте. Главное внимание планируется уделить основам градостроительной деятельности и территориально-градостроительной политики. Этапы, приоритеты, механизмы и инструменты реализации стратегии завершают содержание глав доктрины.

Разработка отдельных составляющих и принципов доктрины, ведущаяся учеными и практиками-градостроителями, получили отражение в публикациях 2011-2012 годов.

Следует отметить, что сам процесс этой деятельности нацелен на подходы, способствуй ющие эволюционному психофизиологическому развитию человека, росту его духовных потребностей в условиях устойчивого наращивания потенциала среды на основе гармоничного взаимодействия с природой архитектурно-градостроительной и техногенной среды.

Для обеспечения жизнедеятельности развития человека, общества, государства необходимо предусмотреть наряду с прогнозированием социально-экономического и научно-технологического процесса синхронное территориально-пространственное развитие, понимаемое как «процессы количественного и качественного изменения структуры, происходящие на определенной территории [4]».

Рассмотрим некоторые основания разрабатываемой доктрины.

О цели

Из анализа подходов к формулированию целей градостроительства России при переходе страны на новую модель социально-экономического развития в мировом контексте следует, что цели долгосрочного развития, заявленные в различного рода стратегиях, программах и прогнозах, направлены на обеспечение уровня благосостояния населения. Очевидно, что и градостроительная деятельность следует этой цели. Вместе с тем, поиск эффективных и оптимальных моделей, способствующих достижению определенного уровня благосостояния, по-прежнему актуален. Каковы критерии его достижения, что необходимо учитывать в процессе движения?

Современные исследователи, развивая предложенную В.В. Леонтьевым макромодель экономики «input-output», включили в стратегическую матрицу девять параметров (управление, территория, природные ресурсы, население, экономика, культура и религия, наука и образование, армия, геополитическая среда) [5].

Таким образом, подчеркнуто исключительное значение территориально-природных ресурсов в определении тенденций и разработке сценариев будущего.

Сферы культуры и религии, науки и образования, по сути определяют человеческий потенциал или, как сейчас говорят, человеческий капитал.

Понятно, что и территориальное планирование и градостроительная деятельность в конечном итоге имеют целью развитие страны, повышение качества жизни человека, сохранение природы, и как интегральный показатель - увеличение продолжительности жизни людей. Такой подход декларирует «Стратегия-2020»: «В конечном счете, целью государственной социально-экономической политики является повышение благосостояния, то есть содействие увеличению продолжительности, не обремененной болезнями, социально благополучной жизни, росту удовлетворения граждан жизнью», отмечает далее, что «Франция, несколько развивающихся стран, а совсем недавно и Великобритания, пытаются инкорпорировать показатели удовлетворенности жизнью в основные механизмы экономической политики, в критерии оценки работы государственного аппарата и т.д. [6].

О принципах и моделях

Представляется, что в условиях переходного этапа в истории страны приоритетом для градостроительной деятельности становятся модельно-имитационное прогнозирование. Основой его являются динамические модели как отдельных территориальных составляющих системы расселения страны, так и модели их взаимодействия во всей системе с учетом разнообразия процессов и явлений, их нелинейной природы, а также этапов продвижения к установленным параметрам развития. При этом процесс моделирования может осуществляться двусторонне. С одной стороны, с позиции реализации требований социально-экономического и научно-технологического развития; с другой, с позиции возможностей пространственных ресурсов страны, территории, региона, города или поселения. Сравнение результатов даст более полные возможности определения потенциальных вариантов развития системы расселения, ее трансформации на различных уровнях (административных, градостроительных, природно-географических).

Таким образом, принцип определяющего территориально-пространственного моделирования должен и, главное, может быть положен в основу разработки предложений по перспективному социально-экономическому и научно-технологическому программированию и планированию.

Выбор схем организации системы расселения, развития агломераций, городов и сельских поселений в структуре взаимосвязей охватывает огромное число вариантов отечественной и мировой практики и новейших проектных поисков архитекторов и градостроителей. Поэтому на каждом этапе истории градостроительства актуален вопрос выбора сценариев развития. Что может быть положено в основу выбора того или иного сценария или варианта?

Ответы дает практика градостроительной деятельности - как правило, это разработки на базе комплексного анализа самых разнообразных факторов. Их число увеличивается по мере усложнения форм жизнедеятельности человека, прогресса техники, смены общественных формаций и эволюций самих градостроительных образований.

Категория «сложность», характеризующая современное состояние и развитие большинства областей деятельности человека предъявляет новые требования к разработке проблем формирования архитектурно-градостроительной среды жизнедеятельности, синтезирующей практически все материальные составляющие, неразрывно связанные с территорией страны. Закономерно поэтому, что «в решении проблем территориального развития градостроитель является системным интегратором...[7].

При этом разработки опираются в соответствии с принятой мировым сообществом стратегией устойчивого развития на гармоничное взаимодействие социальной, экономической, экологической сфер.

Устойчивость (sustainability, die Nachhaltigkeit) становится все более значимой категорией в творчестве современных архитекторов и градостроителей, инженеров и технологов, работающих в различных областях проектно-строительной деятельности и создания новых материалов и технологий. С каждым годом растет количество проектов и построек, определяемых как устойчивые, «зеленые», эко- устойчивые, энергоэффективные... Устойчивая среда призвана обеспечивать потребности ныне живущих поколений на высоком качественном уровне, не лишая будущие поколения таких же возможностей.

Градостроительная тематика охватывает значительный спектр проблем устойчивого развития при разработке схем территориального планирования и проектов планировки различных населенных пунктов с учетом экологических критериев.

Изменения климата, все более резкие температурные скачки, не свойственные прежде регионам, холода, жара и засуха, ливни и наводнения, другие экстремальные природные воздействия и техногенные катастрофы диктуют новые требования к устойчивости в прямом смысле и градостроительных образований, и архитектурных объектов. Широкий спектр используемых возобновляемых источников энергии (солнечной, ветровой, приливной, геотермальной) оказывает значительное влияние на архитектурные формы и объемно-планировочные решения жилых и общественных зданий и сооружений инженерной инфраструктуры, их роль в градостроительных структурах.

Характерной чертой процесса взаимодействия человека с природой становится стремление обратить негативные воздействия как техники на природу, так и природы на жизнедеятельность человека во благо его самого и нашей планеты. Д.О. Швидковский говорит о как бы «экологическом Ренессансе, обязательно включающем воспроизводство утраченных жизненных сил Земли, гармонию ее океанов и континентов, городов и полей [8]».

Формулировка основ Градостроительной доктрины, по существу, это определение принципов и моделей деятельности в территориальном планировании, градоустройстве, градостроительстве и путей достижения тех высоких показателей, которые определяют успешность страны в целом. В их числе могут быть:

-  принцип обеспечения устойчивости архитектурно-градостроительной среды в условиях природно-климатических и техногенных вызовов с использованием потенциала развития сложившихся градостроительных систем; 
-  модели поведения природно-климатических ареалов в условиях меняющегося климата; 
-  новые модели организации систем обслуживания; 
-  модели процесса развития корпораций и компаний в основных отраслях экономики и модели сетевых форм организации бизнеса и цепей поставок во взаимодействии с системой научных организаций и образования; 
-  экономико-математические модели поведения систем науки, бизнеса, управления для имитационного моделирования; 
-  принцип сохранения исторической архитектурно-градостроительной среды как условие жизнедеятельности и развития человеческого капитала.

Имитационные модели процесса расселения как сценариев пространственного воплощения жизнедеятельности страны в условиях новых парадигм и форм социально- экономического развития и развития транспортных, информационных коммуникаций, использования традиционных и альтернативных источников энергии, взаимодействия с природой.

Об оценке достигнутого

При различных моделях социального экономического развития и многообразии среды жизнедеятельности человечество определяет приемлемые оценки успешности бытия своих стран и прогнозов их развития [9].

Уже ряд лет популярные издания публикуют рейтинги самых счастливых стран. Социологи из Лондонского института Легатум составили рейтинг самых счастливых стран мира. Эксперты назвали главные факторы, которые делают человека счастливым:

«Степень удовлетворенности своей жизнью граждан того или иного государства оценивается по следующим критериям: зарплата, личная свобода, уровень здравоохранения и социальной защищенности, безопасность, образование, общая экономическая ситуация в стране, успешность политики, продвигаемой властями [10]». По мнению социологов Легатума Норвегия является уже третий год подряд самой счастливой страной.

Норвегия признана самой благополучной страной в мире согласно новому индексу человеческого развития. В пятерку наиболее благополучных стран вошли Австралия, Нидерланды, Соединенные Штаты Америки и Новая Зеландия. Россия занимает 66 место в этом рейтинге. Об этом сообщается в «Докладе о человеческом развитии 2011» (Human Development Report 2011), подготовленном Программой развития Организации Объединенных Наций.

ИЧР (индекс человеческого развития) - это совокупный показатель уровня развития человека в стране. Индекс измеряет достижения страны с точки зрения состояния здоровья, получения образования и фактического дохода ее граждан по трем основным направлениям:

-  здоровье и долголетие, измеряемые показателем ожидаемой продолжительности жизни при рождении; 
-  доступ к образованию, измеряемый уровнем грамотности взрослого населения и совокупным валовым коэффициентом охвата образованием; 
-  достойный уровень жизни, измеряемый величиной валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения в долларах США по паритету покупательной способности (ППС).

Эти три измерения стандартизируются в виде числовых значений от 0 до 1, среднее геометрическое которых представляет собой совокупный показатель ИРЧП в диапазоне от 0 до 1 [11].

Newsweek определил «лучшую страну в мире», сравнив 100 стран из разных регионов по пяти позициям: здравоохранение, динамизм экономики, образование, политическая обстановка и качество жизни. В тройку лидеров вошли Финляндия, Швейцария и Швеция. Также в первой десятке расположились Австралия, Люксембург, Норвегия, Канада, Нидерланды, Япония и Дания [12].

McKinsy Global Institute дает рейтинг Тор 25 городов мира [13] по следующим показателям: ВВП, ВВП на душу населения, рост ВВП, население, количество детей, количество семей, количество семей с доходом 20 тыс.долл.

Таким образом, экономические и социальные показатели характеризуют успешность городов, в том числе соответствие их среды потребностям и представлениям жителей. Показательно, что нет города, который бы занял первые места по всем показателям, но они чередуются по ряду показателей в первых позициях.

Очевидно, что высокоразвитые города имеют соответствующую среду, в значительной мере модельную для остальных поселений в стране.

По существу, подобные рейтинги нацелены на интеграцию абсолютных человеческих ценностей и показ дорожной карты их достижения. Насколько это действительно соответствует идеалам человечества - покажет время.

Прогнозирование развития в основе исходит из вариантов, находящихся между двух полюсов: с одной стороны - «это состояние мира, мотор которого отключен», с другой - «...добиться можно всего, чего пожелаешь, если действуешь в согласии с природой, Вселенной, нормами морали...[14]».

Таким образом, разработка «Градостроительной доктрины Российской Федерации» как общественно-государственное целеполагание ориентировано на достижение высоких показателей жизни, которые условно могут быть названы «обеспечением благополучия страны», достижением ощущения счастья большинством населения, соответствием высокому уровню индекса человеческого развития.

Все эти показатели не только измеряются количественными оценками, но и включают ощущения человека от контакта с окружающей средой, его принадлежность культуре, проявляющейся, в том числе в уровне образования. Какими категориями измеряется трудно определяемое влияние культуры, в том числе архитектурно-градостроительной на личность человека, его духовную ориентацию в окружающем мире?

Макропоказатели вобрали в себя как общее измерение количественных достижений глобального уровня, так и конкретное, локальное, понятное и близкое человеку.

Очевидно, что таким близким, постоянно воспринимаемым, зрительно оцениваемым и функционально «потребляемым» являются архитектурное, природное, городское или сельское окружение человека. Именно в среде городского (архитектурного) и природного окружения осуществляется его деятельность.

«Качество городской среды» - пишут авторы «Стратегии-2020», - «характеризуется уже не только обеспечением жилой застройки социально-бытовой и инженерной инфраструктурой, но и :

-   многофункциональностью застройки; 
-   транспортной связанностью территорий;
-   пространственной соразмерностью;
-   обеспечением доступности мест приложения труда;
-   высоким качеством коммунальных услуг и надежностью коммуникационных систем;
-   полноценной средой для трудового и нетрудового общения жителей;
-   безопасной и комфортной средой для детей и подростков;
-   доступной средой для лиц с ограниченными возможностями;
-   и, наконец, городской эстетикой, которая обеспечивает визуальную привлекательность архитектурной среды.

Только в такой «дружественной» для жизни среде жилище приобретает сегодня ценность для человека [15]».

Все названные показатели нуждаются в корректировке. Важно заметить, что культурный потенциал застройки городов (с учетом того, что в них проживает больше 70% населения России) оказывает огромное влияние на сохранение и развитие человеческого капитала. И неучет этого, во многом определяющего становление личности человека фактора резко снижает эффективность и реалистичность программ и прогнозов социально-экономического развития страны, в том числе и «Стратегии -2020».

В число показателей эффективности градостроительства целесообразно включить позиции, предложенные при разработке концепции единого генплана Москвы и Московской области, касающиеся повышения качества жизни:

1) экология, охрана окружающей среды. Оздоровление жизни жителей региона, живущих в неблагоприятных условиях. Снижение выбросов, утилизация отходов, очистка Москвы-реки и водоемов с итогом снижения в два раза заболеваемости, связанной с загрязнением среды;

2)  качество рабочих мест - ликвидация рабочих мест с вредными условиями труда, модернизация рабочих мест в науке, культуре, образовании, обслуживании, коммерческо-деловом секторе;

3)  жилая среда. Увеличение объема строительства (до 25 кв.м/чел.) с увеличением доли малоэтажного строительства до 30%, реконструкция 25 млн кв.м фонда в центре, прекращение типового строительства с 2000 года;

4) обслуживание - увеличение площадей в 2,5 раза и обеспечение 20-минутной доступности до центра обслуживания;

5)   развитие культурных центров - реконструкция-регенерация исторического центра и объектов культуры национального значения, создание многофункциональных комплексов столичного уровня, возрождение памятников;

6)   досуг, рекреация - создание новых и обустройство существующих зон отдыха;

7) транспортное обслуживание - снижение перегрузок в метро и наземном транспорте [16].

О территориальном планировании

Прежде всего, при определении стратегических подходов к (прогнозированию и программированию всей системы градостроительных объектов, ее высших таксономических уровней необходимо отметить, что система расселения в ее современном виде предстает как процесс, характеризующийся постоянными качественными и количественными изменениями.

В большинстве документов экономического характера и социального прогнозирования и системы расселения* и населенные пункты (города, поселки, сельские поселения) рассматриваются скорее как инертные оболочки [17], недостаточно или удовлетворительно справляющиеся с теми или иными функциями.

Таким образом, управление процессом расселения требует иных подходов в условиях новых экологических и техногенных вызовов, климатических изменений, происходящих в стране социально-экономических изменений, демографических и миграционных процессов, территориально-административных преобразований, утраты прежних коммуникационных связей и т.п.

Поэтому тенденции развития городов и градостроительных систем в мире и в России не могут быть идентичны изначально. По данным McKinsey Global Institute [18] к 2025 году ожидается рост мегагородов (с населением более 10 млн человек). В 2025 году в шестистах крупнейших городах будет жить 25% населения планеты, эти города будут давать 60% мирового ВВП.

В этих городах будет 735 млн. домохозяйств с доходом 32 тыс.долларов.

Вместе с тем, к 2025 году города среднего размера в развивающихся странах (с населением от 150 тыс. до 10 млн. человек) обеспечат до 40% роста мирового ВВП, то есть больше чем все развитые страны и мегагорода из развивающихся стран вместе взятые.

Резюмируя, отметим, что система расселения, состоящая из различных таксономических единиц, должна строиться, особенно при долгосрочном прогнозировании, с учетом вклада в развитие страны как мегаструктур, так и всех составляющих (больших и малых городов, сел и поселков), роль которых не исчерпывается только прямым вкладом в ВВП, а является системообразующей.

От древнейших мегалитических комплексов, античных полисов и средневековых городов до индустриальных мегаструктур человек, создавая их, запечатлевал присущую времени картину мироздания. В простейших сооружениях из каменных глыб, в иерархии городских построек и в гармонии пространств площадей и улиц, порыве небоскребов и хитросплетении заводских сооружений застыли образы Вселенной.

Сегодня уже не город, а сама система расселения становится воплощением представлений человека о мироздании.

В современной России регионализм проникает во все сферы деятельности. Агломерационные центры и региональные кластеры подобно сетевым структурам сращивают пространство и Нйселения, транспортные артерии и информационные потоки в единое российское целое. Этот процесс в самом разгаре, он сложен, противоречив и многолик.

Л.В. Вавакин, определяя решение национальной задачи обустройства новой России, выделяет, прежде всего, разработку Схемы территориального планирования РФ с гипотезой размещения производительных сил [19].

Изложенное указывает на то, что Схема территориального планирования РФ должна иметь характер (вид) динамической модели, постоянно обновляемой в соответствии с происходящими изменениями и превращающейся в инструмент стратегического планирования, связывающий социально-экономические и территориально- простран#твенные ресурсы и показатели их взаимодействия и развития.

Л.В. Вавакин подчеркивает, что «разработка схемы территориального планирования РФ заставит искать решения управляемости городов страны с ориентацией на достижение нужного баланса между сверхростом крупнейших городов страны, и множества умирающих малых городов, в том числе и монопрофильных. Проблема сбалансированности в развитии городов существовала всегда, но решалась по-разному.

Разработка схемы территориального планирования РФ позволит составить объективную картину сегодняшнего состояния страны и предложить путь решения наиболее острых проблем. Создание структурообразующего пространственного каркаса страны, основными элементами которого являются транспортная, энергетическая и информационная инфраструктуры, системы расселения, система особо охраняемых природных территорий и памятников истории и культуры, даст возможность решить задачу гармоничной сбалансированности роста городов и планирования территории с рациональным размещением производительных сил. [20].

Из этого следует, что Доктрина, предшествующая названным действиям, должна содержать принципы этих действий.

Приведенные выше показатели успешности развития и благосостояния стран демонстрируют разные подходы к оценкам: финансово-экономические дополняются социологическими, обширен список экологических, функционально-пространственных, социальных критериев в градостроительстве [21].

Поэтому в завершение отметим целесообразность разработки в доктрине интегральной, таксонометрически выстроенной шкалы показателей, основанной на сочетании финансово-экономических, социологических, экологических и градостроительных показателей (включающих разнообразие критериев, присущих основным составляющим градостроительной деятельности).

Для создания такой шкалы необходимы новые гуманитарные методы оценки среды жизнедеятельности, учитывающие историко-культурные ценности и новейшие достижения в сфере науки, практики архитектуры и градостроительства, культуры и искусства.

Необходим анализ влияния новой архитектуры и историко-архитектурного и градостроительного наследия на благосостояние и экономическое развитие, чрезвычайно актуально развитие теории культурного потенциала наследия в формировании современной культуры, образовании и науке.

 

  1. «Национальная доктрина градостроительства России» (руководитель работ - акад. И.М. Смоляр. М., 2001).
  2. Руководитель работ - вице-президент РААСН, акад. Ю.А. Сдобнов.
  3. Предложена Ю.А. Сдобновым, Г.В. Есауловым, Д.Ю. Ломакиной, и уточняется в процессе обсуждения членами рабочей группы РААСН - Есаулов Г.В. «Основные положения градостроительной доктрины Российской Федерации». Проблемы взаимосвязанного социально-экономического и пространственного развития России. М.2011. С. 40-48.
  4. Владимиров В.В. Управление градостроительством и территориальным развитием. - М.: РААСН, 2000. -С. 47
  5. Цит. по Кузыку Б.Н. Россия в цивилизационном измерении. - М., 2008, с.858
  6. Стратегия-2020: Новая модель роста - новая социальная политика. Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии России на период до 2020 года. - С. 6 - 2020strategy.ru/data/2012/03/14/2214585998/litog.pdf
  7. Сарнацкий Э.В. Градостроитель как системный интегратор когнитивного подхода к социально-экономическому обустройству территории. // Вопросы профессионализма в территориальном планировании. К 80-летию В.В. Владимирова. - М.-Р/Д: РААСН, 2012. - С. 75. О многогранности и сложности градостроительной деятельности; Перцик Е.Н. Города мира. -  М., 1999.                                          '
  8. Швидковский Д.О. Искусство и наука в формировании жизненной среды человечества // «Искусство и наука в современном мире». Сб. Материалов. - М., 2009.
  9. «Мир активно идет к достижению целей развития тысячелетия, но наиболее уязвимое население остается на обочине пути» - Доклад ООН об осуществлении целей в области развития, сформулирован в Декларации тысячелетия ООН. Женева, ООН, 7 июля 2011 г.
  10. Forbes, 15 декабря 2011 г.
  11. http://свободное-мнение.рф/2011/11/03/66-mesto-po-indeksu-chelovecheskogo-razvitiya-oon.
  12. http://www.newsru.com/world/17aug2010/newsweeklOO_print.html
  13. http://www.mckinsey.com/lnstitute/MGI/Research/Urbanization/Urban_world.
  14. Айн Рэнд. Атлант расправил плечи. Ч. 1. Непротиворечив. Пер.с англ. - М., 2011. - С. 434.
  15. Стратегия-2020: Новая модель роста - новая социальная политика. Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным 
  16. проблемам социально-экономической стратегии России на период до 2020 года. - С. 444. - 2020strategy. ru/data/2012/03/14/2214585998/litog.pdf
  17. Вавакин Л.В. Творческое наследие В. Владимирова и проблемы управления градостроительством на современном этапе развития страны //Вопросы профессионализма в территориальном планировании. К 80-летию В.В. Владимирова. - М.—Р/Д: РААСН, 2012. -С. 16.
  18. Вспомним А.Э. Гутнова: «Город предстает как процесс, протекающий в определенной пространственной среде, а не как среда, взятая сама по себе, инертная пространственная оболочка этого процесса» - Гутнов А.Э. Эволюция градостроительства. -М, 1984. -С. 41.
  19. http://www.mckinsey.com/lnsights/MGI/Research/Urbanization/Urban_worid/.
  20. Вавакин Л.В. Творческое наследие В. Владимирова и проблемы управления градостроительством на современном этапе развития страны //Вопросы профессионализма в территориальном планировании. К 80-летию В.В. Владимирова. -  М.—Р/Д: РААСН, 2012.-С. 16.
  21. Вавакин Л.В. //Вопросы профессионализма в территориальном планировании. К 80-летию В.В. Владимирова. -  М.—Р/Д: РААСН, 2012.
  22. Труды В.В. Аникеева, А.И. Виноградова, Л.Я. Герцберг, П.Н. Давиденко, А.М. Каримова, Л.Б. Когана, В.Я. Любовного, Г.А. Малояна, 
  23. Е.Н. Перцика, Э.В. Сарнацкого, С.Б. Чистяковой, Э.А. Шевченко, Г.С. Юсина и других ученых.

Г.В. Есаулов, академик РААСН

Источник: ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО, №2(18), 2012