timelapse

Не сносить, а переделать

Темы в материале

К каждому зданию, нуждающемуся в реконструкции, нужно искать свой подход.

Каждое десятилетие оставляет свой след в архитектурном облике города. Еще недавно вызывавшие бурные споры здания 1990-х — 2000-х годов уже «вросли» в существующий ландшафт. «Лужковский период» в архитектуре города (1992-2010 годы) принято ругать за эклектичность, непоследовательность, но эти здания — лицо своего времени и в этом смысле представляют определенную историко-культурную ценность. Например, «Помпейский дом» архитектора Белова — один из лучших проектов Москвы того времени. В постперестроечный период архитекторы стали гораздо свободнее, а у заказчиков появились деньги на реализацию своих капризов. Это было время самовыражения и экспериментов, пусть часто и спорных. Некоторые здания кажутся вычурными, странными, они порой смотрятся вырванными из архитектурного контекста. Когда дом «Патриарх» появился на Патриарших, меня это шокировало, так же, как и памятник Петру Первому на Стрелке. Но сегодня для туристов, для молодых москвичей и Петр, и дом «Патриарх» — часть их города, сегодняшней Москвы, они не представляют столицу без них.

Между тем, многие здания, построенные в конце 90-х — начале 2000-х уже требуют реконструкции. Они не соответствуют современным требованиям к отделке, к инженерным системам, системам противопожарной безопасности. К примеру, в одном из бизнес-центров в 500 м от Кремля, построенном в «лужковский» период, сидят очень «крутые» арендаторы, а ставки аренды весьма высоки. Однако в холле на первом этаже нет доступного туалета для посетителей, нет пандусов для инвалидов, а скорость лифтов такая, что люди утром стоят в очереди, чтобы подняться в свои офисы. Все эти проблемы можно решить, проведя реконструкцию, перепланировку. Не нужно сносить, нужно перепроектировать. Наше бюро принимало участие в проектировании таких объектов, как офисные центры «Романов двор», «Знаменка», БЦ «Моховая». Все это достойные объекты, у них хорошая базовая концепция, они успешно живут и сейчас. Можно отметить, что здесь архитектура и назначение «нашли» друг друга, к тому же реконструировать нежилые здания гораздо проще.

Конечно, надо признать, что в «лужковский период» строилось и много откровенной «халтуры», экономили и на строительных материалах, и на проектных решениях. Вот такие здания сегодня требуют немедленного комплексного обследования, они могут быть опасны. За прошедшие годы изменились требования по безопасности, санитарные и строительные нормы, а также правила эксплуатации. К сожалению, часто не сохраняются чертежи и документация. Восстановление же требует времени и затрат, порой приходится поднимать архивы, на помощь приходит старая добрая рулетка — измеряется все «в поле», приходится использовать квадрокоптеры, но в основном работа ведется вручную. Новые технологии — обследования с помощью BIM-технологий, 3D-сканеры можно использовать далеко не везде в действующих зданиях, многое скрыто за подвесными потолками (часто неразборными, гипсовыми). Проблема и в том, что в нашей стране порой безответственно относятся к возведенным зданиям, нет понятия правильной эксплуатации. В том числе и поэтому (а также из-за того, что объекты переходили «из рук в руки» арендаторов) некоторые здания 1990-х — 2000-х находятся в плачевном состоянии, во многих из них не было капитальных ремонтов, или ремонт носил чисто номинальный характер. Если резюмировать сказанное, то к каждому отдельному зданию нужно искать свой подход, с обязательным обследованием конструкций, возможно, с поиском нового функционала. Но и сразу категорически «сбрасывать» здания со счетов или выносить им приговор не стоит.

Анастасия Семенченко