timelapse

Российский BIM на перепутье

7 февраля состоялось заседание Экспертного Совета Правительства, посвященное обсуждению проекта Плана мероприятий («дорожной карты») по внедрению технологий информационного моделирования в сфере строительства.

Ситуация действительно требовала обсуждения на высоком экспертном уровне, так как срок принятия карты — 1 сентября 2016 — давно прошел, а согласовать текст со всеми участниками не удалось.

Почему пришлось подключать Открытое Правительство

Дело в том, что работа по планированию внедрения инновационных цифровых технологий в строительстве и разработка «дорожной карты» по BIM в рамках рабочей группы ведется уже, как минимум, с 2012 года. После перезапуска в прошлом году нового состава рабочей группы и учреждения Экспертного совета ведомства по данному вопросу (приказ Минстроя от 18 марта 2016 года № 163/пр) работа получила новый импульс, «дорожная карта» по BIM актуализировалась и приобрела следующий вид (см. здесь).

На протяжении всего прошлого года Минстрой активно вел данную работу: проводились совещания, заседания экспертного совета, велись разработки первых нормативных документов по BIM. (См. публикацию здесь). В мае по результатам заседания Госсовета по строительству разработка «дорожной карты» вошла в перечень поручений Президента.

Осенью перед подписанием «дорожная карта» была отправлена из аппарата Правительства на согласование в ФОИВы, национальные объединения и другие организации. Тогда у экспертов появилось немало вопросов, поскольку фактически рассматривался совершенно новый документ, не обсуждавшийся ранее на площадке Рабочей группы и заседаниях Экспертного Совета Минстроя.

Особенностью данной версии «дорожной карты» стало то, что значительное место в ней уделено вопросам ценообразования в эксплуатации (9 пунктов из 14) вне привязки к тематике информационного моделирования.

Два содержательных пункта этой карты можно отнести собственно к информационному моделированию. Однако к формулировке данных пунктов у экспертов были вопросы.

Авторство новой версии, причина отклонения прежней «дорожной карты», над которой трудилась рабочая группа и ранее рассматривал Экспертный совет Минстроя, были неизвестны.

В данной ситуации от лица Некоммерческого партнерства содействия развитию технологий информационного моделирования и интегрированного выполнения проектов в строительстве «Интеллектуальное строительство» в Открытое Правительство обратилась группа экспертов. Обращение к министру М.А. Абызову подписал генеральный директор партнерства С.А. Волков.

На основании данного обращения министром Абызовым было направлено письмо заместителю Председателя Правительства Д.Н. Козаку. Для консультаций и обсуждения с экспертами и было назначено заседание Экспертного Совета Открытого Правительства 7 февраля.

Экскурс в историю. Открытое Правительство и BIM

Необходимо напомнить, что еще на старте нашей государственной BIM-программы в 2014 году по итогам заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России в сфере строительства Экспертный совет при Правительстве РФ был назначен одним из исполнителей по разработке плана поэтапного внедрения технологий информационного моделирования в области промышленного и гражданского строительства. Министр М.А. Абызов держал эти вопросы на контроле. На заседаниях Экспертного совета, а также в другом формате рассматривались вопросы плана поэтапного внедрения BIM, последовательно при всех курирующих BIM в свое время заместителях министра строительства и ЖКХ: от Е.О. Сиэрры, до Ю.У. Рейльяна и Л.О. Ставицкого. В ходе заседания 7 февраля ведущий Сергей Дубянский задал риторический вопрос: «Почему сегодня, в 2017 году мы еще не живем в парадигме информационного моделирования, а все еще продолжаем обсуждать Дорожную карту?»

На заседании был представлен довольно разнообразный и широкий состав экспертов: от представителей образования (МГСУ, МАДИ), до разработчиков программного обеспечения (отечественные и зарубежные), от консультантов до профессиональных объединений (НОПРИЗ, НОСТРОЙ, НАИКС, Национальная палата инженеров), ФАУ Главгосэкспертиза, представители технических комитетов, проектировщики и строители. Среди принимавших участие в обсуждении единого мнения относительно рассматриваемых документов не было. А потому и дискуссия получилось острой, а споры горячими.

Может, все-таки про BIM?

Поскольку в одном месте собралось такое значительное число специалистов по BIM, в первую очередь их внимание привлекли те два пункта дорожной карты, которые соответствовали именно этой предметной области, а именно: национальный стандарт и геоинформационная система.

Цитата

— «Разработка национального стандарта информационного моделирования в процессах проектирования, строительства и эксплуатации объектов капитального строительства, в том числе для сохранения объектов культурного наследия (за исключением автомобильных дорог общего пользования);

— Создание соответствующей национальному стандарту, предусмотренному пунктом 13 настоящего плана, геоинформационной системы моделирования в процессах проектирования, строительства и эксплуатации объектов капитального строительства, указанных в пункте 1 настоящего плана, обеспечивающей:

возможность автоматизированного проектирования с использованием классификатора строительных ресурсов, содержащего электронные образцы с параметрическим описанием элементов сметных нормативов и нормативно-технических документов, применяемых в строительстве, а также возможность управления эксплуатацией указанных объектов капитального строительства в соответствии с документами, предусмотренными пунктами 3, 6, 7 настоящего плана».

(Полный текст Документа можно посмотреть здесь).

К формулировкам данных пунктов у экспертного сообщества возникло много вопросов.

В частности, выступавшие согласились, что покрыть все потребности в стандартизации для BIM одним единственным стандартом, который все решит, невозможно: разные объекты на разных стадиях жизненного цикла требуют отдельного регулирования. Успешный опыт перехода госзаказа на BIM Великобритании показывает, что для начала работы разработать пришлось как минимум полтора десятка национальных стандартов. Ни одна страна, успешно осуществляющая цифровую трансформацию строительной отрасли, для решения широкого круга задач не может обойтись одним стандартом. В то же время автомобильные дороги как вид объекта капитального строительства исключаются, а объекты культурного наследия указаны в явном виде. Присутствовавший на заседании В.Н. Бойков, профессор, зав.кафедрой геоинформатики МАДИ выразил свое удивление по поводу такого решения. Не смог согласиться профессор и с формулировкой пункта про геоинформационную систему, которую он назвал неграмотной и предположил, что профессиональное сообщество по геоинформатике вряд ли сможет ее принять.

Позиция Минстроя

От Минстроя на заседании присутствовал А.П. Беспалов, заместитель главы департамента градостроительной деятельности и архитектуры. Прежде всего Александр Петрович подтвердил факты, изложенные в обращении НП «Интеллектуальное строительство». Он также сообщил, что у «дорожной карты» действительно имелось две группы разработчиков, одна из которых — официальная рабочая группа и утвержденный приказом Экспертный Совет. (Разработчиком второй версии оказалась БИМ Ассоциация, о чем немного позже сообщил ее ИТ-специалист Иван Штайер). В итоге появилось две карты. Для утверждения в Правительстве была выбрана именно вторая версия. Далее Минстрой отработал все по стандартной процедуре, разослав ФОИВам отобранную версию. С этой точки зрения претензий к Министерству быть не должно. Хотя вопросы по ситуации остаются.

С водой выплеснули ребенка?

Ключевым выступающим на заседании стал М.А. Шахраманьян, заслуженный строитель России. В своем выступлении он подчеркнул, что предложенная к утверждению карта по своему содержанию и ожидаемым результатам не соответствует целям и задачам внедрения в России технологии информационного моделирования в строительстве как ключевой компоненты цифровой экономики. Выступавший также перечислил ключевые пункты, которые не были учтены в документе. Таких пунктов он насчитал шестнадцать. Это изменения в нормативную базу, включая формулировку про информационную модель в Градостроительный кодекс, актуализация действующих ГОСТов и сводов правил, подготовка рекомендаций заказчикам, проведение пилотных проектов, актуализация профессиональных и образовательных стандартов, установление порядка ценообразования при использовании информационного моделирования для разных задач, разработка электронной библиотеки объектов и пр. Ничего из выше перечисленного в представленной к утверждению версии упомянуто не было.

BIM и цифровая экономика

Прекрасно дополнил выступление М. А. Шахраманьяна С.А. Волков — автор обращения в Открытое Правительство. В своей презентации он подчеркнул важность описания и управления жизненным циклом объекта, показал место информационного моделирования в общей цифровой трансформации экономики, экосистему и матрицу цифровой экономики, а также вписал необходимые положения Дорожной карты в модифицированную матрицу ЦЭ. Все ранее перечисленные пункты ДК положены на технологии, направления контроля, институты (государство, бизнес, общественные организации и пр.) и распределены по видам строительства (см. схемы 1 и 2).

Схема 1

Схема 2

1 декабря 2016 состоялось обращение Президента РФ к Федеральному собранию. После чего в соответствии с Поручениями в полной мере была запущена работа над стратегией цифровой трансформации экономики России. Эти важные положения непременно должны найти отражение в «дорожной карте». (В обсуждавшейся на заседании версии карты данные вопросы отражения не нашли).

Карта номер 3?

В рамках подготовки к заседанию Экспертного Совета Правительства инициативная группа экспертов попыталась найти компромисс между двумя версиями «дорожной карты» и «скрестить» их. То есть в тех пунктах, где отсутствовали «признаки BIM», их добавили, а эксплуатацию расширили на другие стадии жизненного цикла. Были также добавлены другие пункты исходной карты. (В скобках замечу, что мне данный подход не кажется оптимальным, поскольку в результате документ разрастается, перестает быть целостным и последовательным).

Мнения и прения

Аргументы «За» и «Против»

Довольно много спорили эксперты относительно того, правильно ли относить ценообразование в эксплуатации собственно к вопросам внедрения технологии BIM? Если вопросы ценообразования в эксплуатации действительно так важны и актуальны именно сейчас, не стоит ли их вынести в отдельную Дорожную карту, которую и именовать соответственно, чтобы случайно не запутать тех, кто за три года внедрения уже выучил, что такое BIM?

Многократно звучал призыв называть вещи своими именами, не домысливать и не искать BIM между строчками там, где его нет.

Автор этой заметки в своем выступлении посетовала на то, что после принятия такой дорожной карты участники отрасли останутся в недоумении: «А что, собственно, надо делать-то»? Кто-то подсчитает стоимость эксплуатации, будет разработан нацстандарт и ГИС система. Очевидно, что при таком сценарии строительство вряд ли станет цифровым. Пример Франции, которая начала переход к BIM тоже в 2014 году, показывает, что помимо образования, заботы о малом бизнесе, еще необходимо подумать о защите интеллектуальной собственности, изменениях в контрактной системе, электронных закупках строительных проектов.

В ходе прений были высказаны целый ряд интересных мнений, которые стоит осветить. В частности, необходимость имевшей место рокировки «дорожных карт» объяснялась тем, что по результатам Госсовета было принято много новых законов (около 8-10), регулирующих градостроительную деятельность. Поэтому роль раннего документа, разработанного Экспертным советом Минстроя, должна стать тактической, а обсуждавшаяся вторая версия будет выражать стратегию.

В ходе обсуждения была высказана серьезная критика по поводу того, что в стране отсутствуют стратегические документы, объясняющие цели становления BIM в стране. С этим невозможно не согласиться. Начинать надо было именно с целеполагания. Соответствующие положения должны были бы стать ключевыми в стратегии инновационного развития строительной отрасли, которая так у нас и не принята. (Правда, кому можно адресовать упреки и критику по данному вопросу — не понятно). Прозвучала мысль, что такая цель имеется у БИМ Ассоциации. Однако в рамках заседания она озвучена не была. «При том, что текущая редакция карты плохая, ее нужно принимать, так как обсуждение любой другой карты растянется на годы. Поэтому лучше принять что есть», — призывал один из экспертов.

Критические высказывания и даже обвинения звучали и по другим вопросам. В частности, по поводу отсутствия реальных результатов по внедрению BIM в стране с 2014 года, по поводу невнятных результатов пилотных проектов, а также отсутствия в разработанных недавно сводах правил положений для промышленного проектирования. И опять тот же вопрос: кому следует адресовать эти упреки и обвинения? Кто виноват в том, что мы уже четвертый год стоим на месте?

Заключение

Следует отметить, что обсуждение «дорожной карты» никого не оставило равнодушным. Было много ярких и эмоциональных выступлений: «за», «против» и даже «половинчатых». Временами страсти накалялись, и тогда ведущим приходилось успокаивать выступавших. Совершенно очевидно, что предложенная Минстроем по поручению Правительства к рассмотрению и согласованию версия «дорожной карты» (разработка БИМ Ассоциации) не получает всеобщей поддержки профессионального сообщества. И в первую очередь в связи с тем, что основные и обязательные для перехода отрасли на технологии информационного моделирования положения в ней отсутствуют.

Проводившие заседание координаторы Открытого Правительства Сергей Дубянский и Александр Челышев подвели итоги обсуждения. Они напомнили, что поводом для совещания стало обращение экспертов от имени НП «Интеллектуальное строительство», предложили всем участниками совещания в письменном виде присылать свои предложения. По понятным причинам Экспертный Совет Минстроя в данной ситуации они привлекать отказались. Очевидно, что «дорожную карту» ждет корректировка. В течение недели обновленный документ должен быть отправлен на согласование.

Кто знает, может для BIM в России все-таки найдется правильный путь?

Марина КОРОЛЬ, генеральный директор компании «Конкуратор», профессор, член-корреспондент МААМ, зам. председателя Комитета НОПРИЗ по конкурсным процедурам, инновациям и ценообразованию

ceiis.mos.ru