timelapse

«Археологи всегда первыми выходят на строительную площадку»

Темы в материале

Археологи на минувшей неделе сделали в Москве целый ряд открытий: в Китайгородской стене были обнаружены пять тайных комнат, а на Пречистенке нашли клад — откопали шахматную фигурку XVI века, внутри которой оказался тайник с 10 серебряными монетами ручной чеканки. Как и кто ищет клады в Москве?

Об этом рассказал глава Департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов в беседе с ведущим «Коммерсантъ FM» Алексеем Корнеевым.

— Насколько, как вы думаете, Москва, несмотря на эти многочисленные масштабные стройки, прокладку метро и подземных коммуникаций, еще способна преподносить подобные сюрпризы? Есть действительно неисследованные зоны сегодня?

— Москва — как город с богатой, многовековой историей – сохранила на своей территории огромное количество объектов культурного наследия. И всегда объекты археологического наследия занимают среди них очень важное место. Всего на территории города расположено 359 объектов археологического наследия, из них 54 включено в реестр за последние два года. При всей, казалось бы, такой внешней изученности территории города, 54 новых археологических памятника — это, поверьте, достаточно много. Кроме того каждый год, каждый сезон работа по программе «Моя улица» всегда пополняет столичную коллекцию исторических ценностей. Последние годы тысячи артефактов и фрагментов пополнили музейный фонд Музея города Москвы.

— Не в обиду строителям, но все же в строительной сфере, понятно, что рабочие не имеют какого-то специального исторического образования…

— По закону города Москвы всегда при любых земляных работах, работах по строительству, по устройству территории, первыми на ту площадку, где есть культурный слой, приходят археологи. И последовательность при любых работах примерно одинаковая: сначала строители с использованием техники снимают дорожное покрытие, разрывают грунт, а потом на участок выходят московские археологи. Важно сказать, что по каждой из улиц, которые входят в программу 2017 года, заранее были подготовлены проекты археологических работ. То есть наши московские археологи заранее знали, где надо быть внимательным, где надо быть очень внимательным, где надо быть очень внимательным и осторожным.

— Московские археологи — это какая-то компания?

— Это просто специалисты-археологи, которые знают Москву, работают в Москве, имеют специальное образование, то есть профессионалы. Их привлекают на договорной основе подрядчики, которые непосредственно выполняют работы. Но в Москве это обязательное требования — в каждом проекте строительства или в каждом проекте благоустройства, где присутствуют земляные работы, всегда в состав входит проект археологических работ. И всегда, как я уже сказал, археологи первыми выходят на строительную площадку.

— Когда есть что-то под землей ценное, интересное — это всегда привлекает внимание не только археологов, специалистов, но и так называемых «черных копателей». Появляются ли они в Москве, есть ли такие факты сегодня?

— Надо сказать, что для территории в границах МКАД это очень редкий случай. В прошлом году у нас был один прецедент, когда такой любитель покопаться в отвалах встал на этот так называемый путь «черного археолога», а потом еще умудрялся в соцсетях рассказывать всем, какие великолепные он сделал находки. Но это скорее исключение. Эта практика нам досталась вместе с новыми присоединенными территориями города. Вот на новых территориях, фактически вчерашних территориях Московской области, да, действительно, с «черными копателями» мы столкнулись. Но для того, чтобы навести там порядок, в 2016 году подписано соглашение между Мосгорнаследием, общественным советом при УВД по ТиНАО и Всероссийским обществом охраны памятников, был создан специальный общественный совет для взаимодействия на наших новых присоединенных территориях. И это взаимодействие уже дает первые плоды — были совместные выезды, совместные задержания. И я уверен, что нам удастся на новых московских территориях тоже навести порядок уже в этом году.

— Я так понимаю, что вот такой долгосрочной программы по исследованию, что ли, недр Москвы просто быть не может, потому что Москва — это огромный мегаполис, который связан и памятниками архитектуры, и дорогами, и коммуникациями, и копать, где захотелось бы, невозможно?

— Это такой порядок, когда прежде, чем начать строительные работы, начать работы по благоустройству, любые земляные работы, всегда заходят московские археологи. Мне кажется, это хорошая практика для любого крупного города-мегаполиса, когда археологические раскопки проводятся не сами по себе, а предшествуют каким-либо работам. Можете себе представить: сейчас идут масштабные работы по «Моей улице», а параллельно этому в интересных местах еще бы были раскопки московских археологов. И специалистов могло бы не хватить, и, сами понимаете, для москвичей действительно была бы дополнительная нагрузка. А так, когда археологи предшествуют любым работам, это и дает возможность городу развиваться, и дает очень много интересного историкам, краеведам, археологам, всем любителям истории нашего города.

— Какие-то новые формы представления, экспозиции найденного в Москве могут быть развиты?

— Как раз вот в прошлом году, когда у нас очень были интересные находки, на портале открытых данных была создана карта находок, где самые яркие из наших экземпляров с привязкой к карте были отображены — есть место находки, кликаешь на него мышкой, и появляется фотография, ее описание, какая-то история, когда она была найдена, при каких обстоятельствах. И кроме того, что сами находки как пополняли, так и будут пополнять фонд Музея города Москвы, вот такое представление о них мы планируем дальше развивать.