timelapse

Борис Уборевич-Боровский: «Я думаю, что у Москвы большое будущее!»

Темы в материале

Какие экологические проблемы испытывает мегаполис, что составляет комфортное городское пространство, а также об архитектурно-экологических экспериментах в Сколково и о том, где черпают вдохновение современные архитекторы, рассказал порталу Стройкомплекса руководитель архитектурной студии ub.design, профессор Московского архитектурного института (МАрхИ), председатель Московского архитектурного общества, руководитель архитектурно-проектной мастерской № 7 ОАО «Моспроект» Борис Уборевич-Боровский.

​Разговор с известным архитектором состоялся во время проведения в Москве международного фестиваля «Эко-сознание мегаполиса. Архитектура и интерьер 2016».

- Борис Олегович, всегда интересно узнать, что служит вдохновением при работе над архитектурным проектом. Расскажите подробнее о Вашем проекте павильона «Атомной энергии» на ВДНХ и что Вас вдохновило при разработке такого «космического проекта»?

- С территорией ВДНХ я хорошо знаком, принимаю участие в ее развитии фактически на протяжении 15 лет. Участвовал в установке памятника «Рабочему и колхознице» после реставрации, проектировал павильон № 75. Поэтому специфика архитектурной среды мне знакома и понятна. И главной задачей было показать в образе здания саму тематику Росатома. Это динамическая, яркая и инновационная тема. Работа над этим проектом шла совместно с известными архитекторами: архитектурной группой «А+А» и архитектурной мастерской Cardin Ramirez Julien Inc (Россия - Канада).

Мы объединили привычный для всех образ атома, где крутятся электроны вокруг ядра, и определенной атомарной структуры, как многие себе это представляют - некой сетки из точек и линий. Творческая энергия трех команд соединилась вот в такой довольно многоплановый проект, со сложной планировкой, с водой, которая интегрирована в проект.

Получился максимально яркий образ, который бы читался уже при подходе к зданию. Это исторически сложившийся на ВДНХ прием. Например, при приближении к павильону «Космос» Вы видите огромный параболический купол. Мы пошли таким же путем.

- Какие критерии, на Ваш взгляд, являются определяющими при разработке каждого нового проекта: экологичность, экономичность, эстетические решения? Как научиться совмещать их?

- Архитектор - профессия комплексная. И она тем интересна и важна, что архитектор должен суммировать много факторов, которые сопровождают проектный участок: это историческая застройка, экологическая ситуация на участке, визуальные связи, финансовые возможности заказчика или, скажем, городских структур.

От качества этой работы и зависит результат. Недаром говорят, что архитектор созревает к 50 годам. Он набирается опыта, знает, как оперировать с разными данными и разными обстоятельствами, которые возникают при проектировании. И выдать результат именно как сумму ответов на разные вопросы.

- Какие сейчас экологические проблемы стоят перед Москвой и как можно их решить? Можно ли привлечь к этому процессу инвесторов?

- Ряд экологических вопросов решило время. Например, уменьшение количества вредных веществ в выхлопных газах автомобилей.

Второй важный момент - это то, что Москва превратилась из промышленного города в административный и бизнес центр. Сейчас в столице значительно меньше промышленных производств, и это благоприятно сказывается на экологической обстановке. Но этого, конечно, мало.

Несмотря на исторически сложившийся значительный объем зелени в городе и усилия, которые направлены на развитие и поддержание парковых зон, несмотря на наш климат и природу средней полосы, где много осадков и прекрасно растут деревья и газон, экологическая проблема остается острой.

Да и во всем мире, особенно в крупных городах, мегаполисах, экологические вопросы занимают центральное место. Жизнь не стоит на месте, город развивается. Он становится крупнее, транспорта становится больше…

Решение многих проблем - в необходимости взять на вооружение передовые мировые технологии, потому что мир уже научился бороться со многими проблемами.

В частности, мы не уделяем достаточного внимания вопросам энергосбережения, как это делают другие страны. И я думаю, что, несмотря на наши пока еще неисчерпаемые энергоресурсы, нам все равно рано или поздно придется с этим сталкиваться. И Москва должна идти общемировой дорогой.

Еще одно очень перспективное направление - экологичность зданий. Сейчас большое развитие получило вертикальное озеленение. Мы применили такую технологию в Сколково.

- Как Вы оцениваете опыт строительства парковых зон на крышах зданий? Приживутся ли такие проекты в Москве, учитывая довольно холодный климат?

- Важно отметить, что почти все крыши зданий в центре Москвы скатные. И в нашем проекте в Сколково мы хотим реализовать технологию озеленения именно скатных крыш. Это создает и экологический эффект, и уберегает крыши от перегрева.

Пока сложно сказать, как эта технология приживется в городе, но я убежден, что много зелени не бывает. Все мечтают жить в квартире с видом на парк, на зеленую крышу, на озелененный дворик. И если мы займемся озеленением кровель в полном объеме и профессионально, как это делают в мире, то уверен, что москвичи скажут спасибо.

- Борис Олегович, как Вы относитесь к рекультивации бывших полигонов твердых бытовых отходов и превращению их в места отдыха? Подобные проекты планируется реализовать в Москве на полигонах в районах Некрасовка и в Саларьево.

- Утилизация отходов - одна из первейших экологических проблем в мире и в нашем городе в частности. Если к вопросам утилизации не подходить профессионально, то город окажется в кольце своих же свалок.

В мире накоплен огромный опыт решения этой проблемы, и я только приветствую, если мы профессионально займемся рекультивацией этих земель.

Когда я участвовал в проектировании жилого района Чертаново-Северное, то сталкивался с этим вопросом. Там была применена новая система пневмомусороудаления, и уже тогда, в начале 1980-х годов, было ясно, что проблема утилизации отходов стоит очень остро перед городом. И если власти принимают такие решения в этом направлении, то это только плюс.

- Можно ли, на Ваш взгляд, заинтересовать инвесторов в строительстве парковых зон?

- Я бы в данном случае занимался развитием парковых зон в рамках городской программы. Озеленение - комплексный, масштабный процесс, он требует огромного внимания и огромной работы. И, самое главное, эту задачу надо решать как единое целое для всего мегаполиса.

- Что такое комфортное пространство для горожан? Как можно изменить столицу, сделать город менее агрессивным для людей?

На мой взгляд, в городском пространстве сейчас есть одна довольно глобальная проблема - мы потеряли «человеческий» масштаб.

Когда-то был утвержден целый ряд типовых проектов для жилых районов, в которых рядовой застройкой считались 12-этажные протяженные дома, а башенной застройкой - 16-этажные башни. Вот это, мне кажется, предел для нормальной социальной среды. Для жителей такого большого мегаполиса, как Москва.

В частности, в центре города, до Садового кольца, есть кварталы домов в 8 этажей, 10 этажей, там есть четырех- и шестиэтажные домики. Вот это тот масштаб городской среды, который можно считать комфортным.

К сожалению, инвесторы, да и сам город часто были заинтересованы в уплотнении застройки и в повышении этажности. И возникли жилые кварталы, спальные районы, которые строились в 1980-90-х и 2000-х годах и потеряли этот «человеческий» масштаб. И когда мы наши новые районы будем застраивать с учетом признанных общемировых положений и принципов застройки, мы получим более комфортную среду для жизни в городе.

Важно, что новое руководство города, руководство Москомархитектуры придерживается этих принципов. Я сейчас вижу возникновение новых проектов квартальной застройки. Когда мы начнем реализовывать такие проекты и поймем, что это гораздо более прогрессивная среда, более человечная и понятная для нас, тогда и город преобразится.

- Над какими проектами работаете сегодня?

- Весь предыдущий год мы занимались конкурсным проектированием по созданию Парламентского центра в районе Хорошево-Мневники. Там было две разные фазы проекта. Кстати, проект пока еще не получил окончательного решения и, возможно, мы и дальше будем работать над этой очень интересной темой, с приоритетной экологической составляющей.

Кроме этого, мы сейчас занимаемся проектами в Сколково. Строится один из участков и идет очень интересная и важная работа, которую некоторые архитекторы недооценивают. Это реализация проекта в натуре.

Суть архитектурного процесса в том, чтобы от первого эскиза и до ввода проекта в эксплуатацию главным действующим лицом был архитектор. Это автор, который следит за каждой деталью, за каждой мелочью, за каждой дверью, ручкой, применением стекла, цветом алюминия, отделочными материалами, за всем, что является сутью проекта. Все должно пройти через его руки, через его мозг, через его душу.

На той же площадке, в Сколково, идет работа над проектом студенческого кампуса, где мы постарались максимально реализовать инновационные идеи: озелененная эксплуатируемая кровля, энергосбережение, применение солнечных батарей, рекуперация и вторичное использование водных ресурсов и другое. Я очень надеюсь, что этот проект мы реализуем, и он будет эффективен.

- Когда, на Ваш взгляд, российская столица перейдет на более экологичные проекты застройки? Или этот процесс уже начался?

- Это связано с уровнем нашего мышления и нашего образования. Я вижу, как меняется отношение архитектора и заказчика к экологическому аспекту любого проектирования. Поэтому я думаю, что у Москвы большое будущее.

Мы сейчас очень хорошо перенимаем мировой опыт, хотя лет 30 назад к этим вопросам не было вообще никакого внимания. В Москве разрабатываются и реализовываются специальные программы, проводятся выставки, фестивали - такие как «Эко-сознание мегаполиса. Архитектура и интерьер 2016», где представлено много интересных проектов.

Я с большим оптимизмом смотрю в будущее. Считаю, что Москва изменится кардинально, и именно потому, что формируется правильное отношение к экологии города.

 

Наталья Лапшина