Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

«Metro Москва»: директор борется со средневековьем на ВДНХ

Темы в материале

В преддверии Нового года директор ВДНХ Владимир Погребенко подвел итоги своей работы и рассказал Metro о том, как администрация борется с пережитками прошлого, какие выставки появятся в следующем году и почему большинство сотрудников проведет ночь на 1 января на работе.

- ВДНХ стала одной из центральных площадок на время зимних праздников, и в новогоднюю ночь наверняка приедет много людей. Как Вы считаете, Выставка готова к такой нагрузке?

- В любом случае ВДНХ выдержит, это даже не обсуждается! У нас были мероприятия, на которые собирались и десятки тысяч человек, и сотни тысяч, и миллионы. Например, 1, 2 и 3 августа (на юбилей выставки. – Ред.) каждый день проходило около миллиона человек. Мы к таким ситуациям готовы. Так как этот проект возглавляет сам Сергей Семенович Собянин, под каждое такое мероприятие создается отдельный штаб из специалистов разных профильных городских служб и департаментов. Мы работаем с ними вместе. 

Для нас это всегда радость, когда на ВДНХ приходит много людей. Тут для нас главное, чтобы всем людям было комфортно, чтобы людям было хорошо.

Например, каждые выходные к нам на каток приходит очень много людей. Но мы знаем, что у катка есть лимит посетителей, которых он в состоянии одновременно принять, - это пять тысяч человек. Если бы на катке было больше людей, стало бы тесно и лед не был бы таким идеальным, как сейчас: его очень активно «срезают» коньками, и мы заново его восстанавливаем во время дневного и ночного технических перерывов.

- А на Новый год сколько людей вы готовы принять?

- Исходя из того, что летом принимали по миллиону человек в день, мы готовы и зимой столько же принять посетителей. При этом мы отдаем себе отчет в том, что, если летом люди спокойно гуляют по самым дальним местам, то зимой по всей территории они не разбредутся, поэтому будет основная ось, где будут находиться наши гости, - зона от Центрального входа до павильона «Космос». Поэтому, конечно, количество посетителей зимой будет меньше, но более сконцентрировано.

- Сами тоже здесь Новый год с семьей отмечать будете?

- Я планирую быть на ВДНХ. Вот только семейным празднованием Нового года это назвать трудно. Новогоднее мероприятие крупного масштаба на ВДНХ у нас будет первый раз, поэтому мы, конечно, будем контролировать все наши праздничные площадки и проведем новогоднюю ночь здесь. Постараемся соединить полезное с приятным, но это уж как получится! 

- Что здесь вообще будет происходить в новогоднюю ночь?

- Конкретные новогодние мероприятия мы раскрывать пока не будем, поскольку они дорабатываются и дополняются важными деталями. Скажу лишь, что совершенно точно будет работать каток, предположительно до двух ночи, здесь будет развлекательная программа, которая должна нашим гостям понравиться. Будут работать активности в рамках фестиваля «Путешествие в Рождество». Например, Дом Деда Мороза, который мы построили на базе павильона «Карелия», арт-объекты, несколько ярмарок.

- Вы ведь раньше культмассовыми мероприятиями не занимались. Понятно, что хозяйственная часть здесь очень тяжелая, но новый формат вам понравился за те девять месяцев, что вы находитесь на посту директора?

- Честно скажу, что есть две стороны одной медали. И счастливую развлекательную составляющую мы видим только на лицах посетителей. То есть для них участие в празднике - это счастливые моменты, а для нас - ответственные и трудные. Бывают и накладки, что-то приходится отруливать уже в процессе. Мы по окончании грандиозных мероприятий выдыхаем и сразу готовимся к следующему - без перерывов в этом году получилось. Но удовлетворение от того, что сделано, конечно, все перекрывает. У нас отличная команда, Екатерине Проничевой большое спасибо за то, что она сюда пришла с проверенными профессионалами и все эти мероприятия делает. Эти девять месяцев показали, что это лучшая команда. В Москве проводилось много разного и красивого, но то, что происходило у нас на Юбилей выставки и в День города, ни на что не было похоже. Я даже не буду говорить, что они все прошли «на высоком уровне». Они были экстраординарными и неповторимыми.

- У меня перед глазами стоит Ольга Захарова в новогоднем клипе «Парка Горького», где она в бигудях дурачится перед камерой. В вас за эти девять месяцев не произошло каких-то изменений в эту сторону? Не собираетесь подурачиться как-нибудь?

- Если наша креативная команда захочет сделать клип, то готов выйти с хоккейной клюшкой и на коньках. «Подурачиться» не захочу еще долго, это точно. Задачи на главной выставке страны не ограничиваются развлечениями и рекреационной зоной.

К нам сейчас вышел Михаил Ан, который курировал выставочную деятельность в Департаменте промышленности правительства Москвы. Хотя это не всем очевидно, но ВДНХ без выставок - это как театр без актеров. Все выставочники к нам пришли сейчас в надежде, что наконец-то выставочный кластер начнет развиваться.

Я понимаю, что, с одной стороны, они приходят ко мне как уже к пятому директору ВДНХ, но теперь директор не сам по себе существует - правительство Москвы сейчас свою генеральную линию развития может гарантировать, и коллеги могут принимать решения, на какой площадке им плотно обосновываться, и какого уровня проекты мы будем развивать… Знаете, основная проблема, что на ВДНХ все это время не было преемственности. Каждый новый директор, который приходил, разрабатывал новую концепцию. В принципе и мы заказали новую концепцию. Но мы изучили все предыдущие. Ни одной правильной не было, но в каждой было что-то важное и нужное, пусть и какие-то кусочки. Надо взять все разумное и добавить в новую. Мы сейчас этим занимаемся, результаты представим в следующем году. Раньше были нестыковки между акционерами - федеральными и городом, система управления не работала нормально и по большому счету никому не подчинялась. Плюс 30 процентов территории принадлежит частным собственникам. А большинство из них не подарок далеко.

- Как вы планируете вписать их деятельность в свою концепцию?

- Часть из них - абсолютно вменяемые люди, с которыми мы встретились, обсудили. Кто-то рад, что мы пришли, потому что это дает им шанс реализовать собственные проекты. Например, есть павильон «Садко», бывший ресторан. Они никак не могли его отреставрировать. Сейчас они заканчивают реставрацию, и мы вместе с ними ищем для этого помещения рестораторов. Есть, конечно, собственники, в основном в общепите, которые как жили в 15-м веке, так и живут. И готовят так же. Там просто ужас. Я не знаю, как там можно есть. Там и собак, по-моему, нельзя кормить.

- Это около этих кафе стоят информационные щиты, сообщающие, что ОАО «ВДНХ» не несет ответственности за их деятельность?

- Да. Мы с ними боремся. Они частные собственники, мы не можем их заставить что-то сделать. Мы боремся с ними своими методами, как вы видите. Да, мы расставили около кафе таблички, которые предупреждают и советуют посетителям туда не ходить. Это не потому, что это не наши рестораны. Та же «Городская усадьба», например, арендует у нас площадь, и у них отличное качество. Или кафе «Дружба» у катка, которое недавно открылось.

- Она же там давно.

- Там была «Дружба народов». Но дело не в наименовании, а в качестве. Люди вложились в ресторан, сделали его хорошо. При этом цены, как мы с ними и обсуждали, остались невысокими. Потому что ценообразование должно быть комфортным. Даже фастфуд, который мы внедрили летом, нельзя сравнить с шашлычными, которые стояли тут раньше. Сейчас и санитария, и все нормы соблюдены. Я уже не говорю про эти истории, когда заказываешь шашлык, тебе приносят килограмм и говорят, что с тебя 15 тысяч рублей. Слушайте, ну… это же во всем городе, только здесь еще оставалось до апреля 2014-го. Для всех, кто готов жить в новых реалиях, мы открыты к диалогу. У нас нет задачи кого-то выживать с территории. Нам, наоборот, хочется, чтобы люди принимали новые стандарты, и мы могли о чем-то договориться и наблюдать за тем, как они замечательно для горожан все делают. Но есть такие вопиющие примеры, когда люди не хотят ничего слышать и понимать. Приходится бороться с ними через суд.

- А что сейчас происходит с «Асторией»? Весной ее собственники сдавали в аренду. Они же и «Замком на пруду» ведь владеют?

- Мы с ними находимся в переговорах относительно дальнейшей судьбы их зданий. Они перспективы для себя с точки зрения бизнеса здесь не видят. С точки зрения жилья тоже не видят. Поэтому они понимают, что для них привлекательность этих активов сильно снизилась, и, наверное, готовы от них отказаться. На каких условиях и за какую стоимость, я сейчас комментировать не буду, поскольку они не определены. 

- Если «замок» перейдет в собственность ВДНХ, то как он будет использоваться?

- Жить там точно не будем. Может быть, там будет музей. Но, может, что-то развлекательное. Место к этому располагает.

Мы вернули уже несколько объектов. Выкупили верблюжатник, например, и следующим летом планируем его отреставрировать и открыть. С кем-то ведем переговоры, с кем-то судимся. Много самовольного строительства. Все, что можно было снести в рамках закона, мы снесли еще в апреле.

Про аттракционы меня часто спрашивают. Слушайте, ну люди платят какую-то сумму - смешно даже запоминать - за пять гектар территории. С ними подписали договор в двухтысячных, при этом он был долгосрочный - чуть ли не на 49 лет. И опять же то, что там происходит, это за гранью здравого смысла… Они пытаются максимизировать свою прибыль любыми способами, не вкладываясь в развитие.

Старые аттракционы постепенно вытесняют из города, многие из них стояли раньше в парке Горького. Сейчас они примостились на ВДНХ, но понимают, что это тоже ненадолго. И они на каждом метре ставят будку: шарики, дротики. Беспрерывно. Из-за всех углов орет музыка, которая никак друг с другом не соотносится, полный хаос. Получается, не в парк развлечений люди приходят, а в дом ужасов.

Мы не против аттракционов в принципе. Мы им сказали: «Слушайте, сейчас же не 90-й год на дворе, не 2000-й. Есть новые, современные аттракционы. Давайте делать современную площадку, которую хотят потребители». Люди ходят туда от безысходности, потому что некуда больше ходить. Сейчас в Нагатино построят парк Dreamworks - и все, сюда никто ходить не будет, если не поменяется качество. Коллеги понимать этого не хотят. 

- Получается, что никаких рычагов давления на них, кроме судов, у вас нет?

- Сейчас остался только суд. Естественно, у служб города определенные возможности есть. В рамках закона и своих компетенций они на эту тематику работают. Но ситуация же абсурдная. Не знаю, о чем суды думают, мне кажется, некоторые судьи, которые решения выносили, на ВДНХ просто никогда не бывали. Вот расскажу вам историю. У аттракционщиков были какие-то перебои с электричеством, и они переключили «Колесо обозрения» на дизельный генератор, который работает на топливе. Мы, естественно, запретили им возить топливо: ну как так - в публичное место на «Газели» его возить в бочках? Это же подсудное дело и нарушение всех норм безопасности. Суд в итоге постановил: «Обязать ВДНХ не чинить препятствия по подвозу топлива». А потом еще одно решение приняли: «Обязать ВДНХ подключить аттракцион к электричеству». Но это может только энергетическая компания. Почему-то решили поддержать их. Нет сомнений, что в следующих инстанциях мы выиграем.

- Колесо, кстати, за последний год стало наряднее. Мне казалось, что вы к какому-то решению с ними пришли.

- Наряднее оно стало, наверное, потому что зима, и в темноте, кроме лампочек, ничего не видно. Никакой договоренности мы найти не можем, хотя пытаемся. Мы пытаемся всем объяснить, что все поменялось, надо адекватно этому себя вести. И мы сами подали пример. Мы в ущерб себе освободили всю территорию от дикого рынка. Вся эта «торгушка», отвратительная и ужасная, приносила доход, при этом большой доход. И прибыль от этих ларьков в три этажа, например, в Центральном павильоне, несопоставима с прибылью от исторической выставки, которую мы устроили.

- Выставка же бесплатная была сначала.

- Сейчас платная, вход -  200 рублей, льготный - 100 - просто, чтобы приходили те люди, которым интересно. Выставка советского автопрома в павильоне «Космос» изначально была платная. Но эту прибыль никак нельзя сравнить с Черкизоном с его черным налом и так далее. Мы считаем, что здесь такого быть не должно. Здесь все должно быть для отдыха, развития и образования людей. А за техникой или шубой можно в любой торговый центр поехать.

- А океанариум, на ваш взгляд, в общую концепцию вписывается?

- Мне сложно сказать с архитектурной точки зрения. Но построен он вне исторической зоны, там, где раньше были сгнившие теплицы и полуразрушенные строения.

В Москве есть задача создать центры туристического притяжения, центры развлечения. Их в городе большой недостаток. Есть куча торговых центров с магазинами и кинотеатрами, но с тем, куда пойти на выходные, есть проблема. Когда открывали Планетарий, там были такие толпы, и сейчас он заполнен людьми! Построили дом КВН - я в этом проекте тоже участвовал. У меня нет сомнений, что океанариум будет пользоваться бешеной популярностью. И я вас уверяю, если на входе поставить паспортный контроль, то все, кто написал в сети «бедные косатки» и так далее, придут и приведут своих детей - я готов поспорить. В Москве такого уровня развлечений нет. Можно долго спорить, правильно ли его построили, неправильно. В первую очередь это коммерческое предприятие. При этом у него есть большая социальная нагрузка. У меня нет сомнений, что люди будут приезжать в него из других городов. Поэтому с этой точки зрения для нас это хорошо - появится очередная точка притяжения на ВДНХ. Любой человек, который приедет в океанариум, пойдет потом гулять по территории. 

- Ну и доход тоже будет приносить.

- Естественно, да. Я считаю, что строительство такого объекта в Москве - абстрагируясь от ВДНХ - это правильное решение. Потому что ходить, есть попкорн, смотреть американские боевики - это, конечно, здорово - я тоже время от времени хожу, - но надо и чем-то содержательным и познавательным по выходным заниматься, просвещаться. 

- На следующий год были планы на реставрацию исторических павильонов, развитие других объектов. Нынешняя экономическая ситуация и падение рубля скорректируют планы как-то?

- Я думаю, что нет, честно говоря. Потому что, во-первых, это объект федерального значения. Он уже пережил столько кризисов, что ждать очередного восстановления экономики, чтобы заняться восстановлением, довольно бессмысленно. Если Сергей Семенович взялся, то он уже его не отпустит и расслабляться здесь никому не даст. Мы тут все в таком тонусе постоянно.. (смеется). Понятно, что для нас это колоссальный опыт, Сергей Семенович приезжает с ревизией, с контрольными проверками каждые две-три недели. И, поверьте мне, помимо желания сделать все так, чтобы всем понравилось, и получить самоудовлетворение от этого, этот контроль сверху очень мотивирует. Это заставляет меньше спать, меньше есть. И все выходные фактически мы проводим здесь. Зато спортом все стали заниматься! Построили спортивные площадки, восстановили футбольные площадки. Я сам большой поклонник спорта. Недавно проплыл очередную дистанцию - девять с половиной километров - за четыре часа. Весной я поднимался на Килиманджаро - первый мой шеститысячник. И есть еще много видов спорта, которыми я занимаюсь, которыми хотелось заняться. Есть проект, который мы обсуждаем с Кремлевской школой верховой езды, - все же ждут возрождения животноводческого городка. Вот думаю сесть в седло и научиться кататься. Выставочная деятельность, образовательная, развлекательная - это все хорошо, но не развивать эту территорию с точки зрения спорта, особенно после присоединения зеленых территорий Останкинского парка, было бы неправильно.

- А правда скалодром будут строить?

- Нет. Мы рассматривали несколько предложений, но для этого нужно новое строительство. Подходящих помещений нет, а делать скалодром в памятнике архитектуры - это перебор. Поскольку у нас концепция дорабатывать, а не строить заново, вопрос пока подвис.

- Вы говорите, что основное направление будет выставочным. Есть ли у вас уже предложения на следующий год? Появятся ли новые музеи?

- У нас уже график выставок на год составлен. Будет несколько выставок с «Политехом», прорабатываем вопрос с Музеем Дарвина, с Музеем Востока. Несколько частных коллекционеров будут делать выставки. В общем, все павильоны центральной зоны, которые не задействованы под республики, будут развиваться по уже имеющемуся плану.

- А по дальним павильонам? Допустим, «Пчеловодство».

- По «Пчеловодству» уже в разработке проект с Департаментом природопользования. Мы по-рабочему зовем его «Дом меда», но название, наверное, будет другое. Мы считаем, что надо его концепцию поменять с торговой. То есть не ярмарка меда, а образовательная история, чтобы дети приходили на экскурсию и узнавали, как пчела собирает нектар и образуется мед. Безусловно, какая-то продажа там будет, но не в том виде, как оно по всей территории было. Мы думаем, как дальние павильоны использовать. Например, павильон «Мясная промышленность» уже выставлен на торги - аренда на 10 лет - для организации там общепита. Естественно, мы сконцентрировались в первую очередь на центральной линии, но мы работаем в комплексе и дальними павильонами, конечно, занимаемся и будем заниматься.

- Интеракториум "Марс-Тефо» оставите?

- Если вы хотите знать мое личное мнение, я считаю, что есть более современные вещи. Но при этом - то ли в силу того, что они такие уникальные, то ли из-за того, что есть недостаток подобных интерактивных историй в городе, - по отзывам моих друзей знаю, что все дети в восторге. Поэтому мы не планируем с ними расторгать отношения. 

Дарья Буянова

«Metro Москва»