timelapse

Сергей Кузнецов: «Дизайн станций метро должен быть привязан к районам»

Темы в материале

Парк «Зарядье» покроют «стеклянной корой», которая создаст на его территории комфортный температурный режим. Альбом с проектами городских набережных презентуют в ноябре, а до конца года Москомархитектура запустит конкурсы по архитектурным проектам для трех новых станций метро.

О том, почему стену Цоя надо оставить на своем месте, как связать территорию ЗИЛа с центром города по воде и почему в столице должны появиться высотки из дерева, в интервью m24.ru рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

– Сергей Олегович, один из самых обсуждаемых проектов в Москве – парк «Зарядье». Его планируется накрыть куполом-теплицей. Расскажите, для чего это придумано.

– Стеклянная кора покроет достаточно большую часть парка «Зарядье». Под куполом будет естественный климат, там будет использовано естественное движение теплого воздуха вверх и холодного вниз. Это позволит создать под куполом комфортный температурный режим в течение всего года. Зимой там будет чуть теплее, чем на улице, а летом, наоборот, прохладнее.

Например, если на улице 27 градусов тепла, то под куполом будет плюс 21 градус. Если на улице минус 20, то там будет около минус 5 градусов.

Под куполом будут высажены растения. Крышу оборудуют солнечными батареями, которые смогут генерировать электричество для обслуживания всей территории парка «Зарядье». Покрытие будет возвышаться примерно на четыре-пять метров. По сути, купол соединит в себе высокие технологии и законы природы. Это уникальный проект, нигде в мире такого еще не делали.

– Когда начнется строительство купола?

– На данный момент идет проектирование, строительство начнется также в этом году. К открытию парка осенью 2017 года стеклянная кора будет готова.

– Москва занимается строительством метро. В чем особенность разработки архитектурных решений для новых станций?

– Мы считаем, что дизайн станций должен быть привязан к районам, где они расположены, а не к конкретной ветке метрополитена. Как показали исследования, горожане точно знают, по какой ветке они едут. Но они не всегда могут сориентироваться, на какой станции остановился поезд.

Дизайн должен быть уникальным, чтобы с первого взгляда пассажир метро мог понять, где он находится.

Две недели назад мы согласовали проекты трех станций Калининско-Солнцевской ветки. Они будут построены в единой стилистике. Основным визуальным акцентом выступят графические композиции на колоннах по центру перронного зала. Они будут выполнены на металлокерамических панелях и расположены на гранях колонн, обращенных к вестибюлям, что создаст эффект перетекания рисунков в перспективе. Так называемые стерео-изображения. Для «Ломоносовского проспекта», расположенного рядом с МГУ, темой будут цифры, для «Минской» – образы военной техники, поскольку рядом находится Музей Великой Отечественной войны, а для «Раменок» выбраны абстрактные силуэты деревьев на спокойном зеленом фоне.

Проводятся ли сейчас конкурсы по архитектурным проектам новых станций метро?

– Сейчас готовятся к конкурсу три станции метро. Подробностей пока раскрывать не буду.

В последнее время развернулась дискуссия вокруг стены Цоя на Старом Арбате. Как вы считаете, нужно ли ее оставить на прежнем месте или целесообразнее закрасить?

– Мое мнение: стену Цоя нужно оставить на старом месте. Она является одним из феноменов уличной жизни и культуры. Но если будет принято решение ее убрать, то она могла бы занять достойное место в галерее современного искусства.

Москомархитектура планировала в этом году выпустить альбом, в котором набережные поделят на пешеходные, транспортные и комбинированные. Когда утвердят альбом?

– Да, действительно, мы активно работаем над этим проектом. Презентация запланирована на ноябрь этого года.

– Готовые проекты причалов есть уже?

– Изначально мы планировали организовать 40 портов. Когда начали прорабатывать проекты, оказалось, что причалы не везде целесообразно делать. Было принято решение выбрать наиболее интересные и логистически важные точки в городе и организовать там паромные переправы.

Сейчас по реке плавают по туристическим маршрутам, пассажирского трафика там пока нет, потому что нет достаточного спроса у населения. Но подсчет департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма показал, что уровень движения по реке за последние годы возрос на 40 процентов.

Сейчас сложность в том, что плотность населения около Москвы-реки в пять раз ниже, чем в среднем по городу. Но мы уверены, что со временем количество людей, живущих вдоль берегов, будет увеличиваться.

Какой маршрут может быть запущен первым?

– В районе ЗИЛа будет 11-километровая набережная. Там появится причал. В перспективе мы планируем запустить там первое регулярное пассажирское речное движение: либо до станции метро «Таганская», либо до «Китай-города». Дорога до ЗИЛа из центра по воде будет занимать около 15-20 минут. Также на ЗИЛе мы хотим организовать паромное движение на другой берег реки, чтобы горожане могли добираться туда со стороны станции метро «Нагатинская». Ранее мэр Москвы Сергей Собянин говорил, что вся территория ЗИЛа будет ядром развития, одним из стратегических проектов Москвы на ближайшие годы. Действительно, данный участок является моделью идеального города. При планировании и реализации мы стараемся учесть все нюансы.

Нужно ли вводить дополнительные ограничения по высоте зданий в центре города?

– Москва – разнообразный город, здесь невозможно вводить тотальные универсальные ограничения. Хотя у нас разработана Отраслевая схема высотных ограничений застройки на территории Москвы. При создании градостроительного плана земельного участка учитывается высотное ограничение, действующее для каждой конкретной части города. Нередко для каждого проекта застройки мы делаем отдельный визуально-ландшафтный анализ и высчитываем, какая высота допустима.

На мой взгляд, жестких ограничений не должно быть. Город развивается. Например, построили «Москву-Сити» – тот высотный комплекс виден отовсюду. Кто-то скажет, что «Москва-Сити» изуродовала панораму Кремля, а кто-то, наоборот, считает, что комплекс стал самостоятельной достопримечательностью города.

– Нужно ли вводить мораторий на строительство в центре?

– Все моратории – дополнительная почва для коррупции, скандалов и политических спекуляций. Застройщикам и архитекторам нужно генерировать хорошие, качественные проекты строительства. Они могут быть в любом месте города, в том числе и в центре, ничего в этом страшного нет.

Исторический центр города – гигантская территория, самая интересная для девелопмента. Здесь нужно и строить, и реконструировать здания. Конечно, любая стройка в историческом месте создает, как правило, почву для спекуляций. Но проблема в другом: многие проекты, к сожалению, делаются поспешно и некачественно. С этим надо бороться, и касается это не только центра города.

– В Москве при строительстве может быть использовано дерево?

– За деревом будущее. Я люблю этот материал и считаю его перспективным. По совокупности качеств дерево – лучший материал, по своим характеристикам оно выигрывает у стали, бетона и кирпича. Кроме того, древесина – возобновляемый ресурс, то есть ее бесконечно много. Она хорошо обрабатывается, она легкая по весу и ее прочность выше, чем у стали. Кроме того, дерево долго сохраняется. Тот же музей-заповедник «Кижи» стоит уже 600 лет.

– В Москве могут появиться в ближайшие годы новые деревянные здания?

– Мы поддерживаем тему строительства из дерева. Однако пока готовых проектов нет, но в будущем они должны появиться. Согласованием этих проектов занимается Министерство строительства, на данный момент нормативная база не готова. Кроме того, многие думают, что мы хотим строить здания из дерева по технологии XIV века. Но это не так. Сейчас есть современные технологии.

Дерево можно использовать в конструкциях, облицовке и пролетных покрытиях. Из этого материала возможно строить любые объекты. Конечно, мосты и путепроводы лучше строить из железобетона, но жилые здания можно делать из дерева, даже высотки. Опыт уже есть: дом Treet («Дерево») в центре города Бергена, в районе Бюфьорден, его высота 49 метров (14 этажей). Думаю, в недалеком будущем увидим 30-40-этажные здания из дерева.

– Но ведь дерево – пожароопасный материал.

– Это не так. Приведу пример: стальная конструкция выдерживает огонь в течение 15 минут, а дерево сопротивляется до 90 минут. С точки зрения безопасности, дерево лучше стали. На самом деле, пожара боится любой дом. Например, Дворец водных видов спорта в Казани построен по новейшим технологиям и является одним из самых крупных в мире деревянных сооружений. Расчеты показали, что эта конструкция настолько пожароустойчивая, что ей даже не нужна огнезащитная обработка.

Кондиционеры, которые устанавливают на фасады домов, негативно влияют на архитектурный облик зданий. Вода с них капает на пешеходов. Как вы считаете, нужно ли запретить установку кондиционеров на фасадах зданий?

– В мире найдены способы решения этой проблемы. Например, вводятся ограничения, которые обязывают жителей домов вешать кондиционеры на внутреннюю часть домов.

На мой взгляд, в Москве регулировать этот вопрос тоже нужно, но пока решения не принято. Кондиционеры устанавливают частные собственники жилых и нежилых помещений, и государству сложно регулировать этот вопрос. Отмечу, в Москве в новой застройке проблем с кондиционерами на фасадах нет. В них изначально предусмотрены специальные короба, которые визуально скрывают кондиционеры.

Беседовали Анастасия Мальцева и Светлана Казанцева