timelapse

Валерий Нефёдов: «Идея водного такси в Москве может прижиться, если людям предложить востребованные маршруты»

Город может быть комфортным только тогда, когда в нем все устроено гармонично. Горожане должны иметь возможность работать рядом с домом и самое главное - отдыхать в своем же районе. Бизнес-центры в Москве теперь строятся за Третьим транспортным кольцом, а в последнее время столица активно занялась и развитием общественных пространств, сделав колоссальные шаги в этом направлении.

Чем привлечь горожан к Москве-реке зимой, как создать эффективную систему водного такси и почему в бывших городских промзонах должны появиться парки - в эксклюзивном интервью порталу Стройкомплекса рассказал доктор архитектуры, профессор кафедры градостроительства Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета (СПбГАСУ), автор новой книги «Как вернуть город людям» Валерий Нефёдов.

- В Москве реализуется новая градостроительная политика, строится парк в Зарядье, благоустраиваются набережные, создаются пешеходные зоны и народные парки. Учитывая все это, можно сказать, что российскую столицу возвращают людям, или это только начало процесса?

- В Москве уже сделано многое в этом направлении. Появление благоустроенной Крымской набережной рядом с парком Музеон и проведение архконкурса на преобразование территорий, прилегающих к Москве-реке - ценнейшие шаги в правильную сторону. Постепенное развитие эко-сознания со временем позволит сделать это движение более масштабным.

Мы видим, что в столице реализуется много множество программ, в том числе по созданию народных парков. Все это постепенно приведет к возвращению города человеку.

Масштабным проектом по формированию общественных пространств в столице стал архитектурный конкурс на развитие набережных Москвы-реки. Главная цель - сделать зону у воды максимально доступной для всех. Как вы оцениваете концепцию победителя этого архконкурса - бюро «Проект Меганом», предложившего создать множество портов на реке с выходом к воде?

- Все, что происходило в Москве в рамках этого конкурса - это беспрецедентно не только в масштабах города, но и страны. В проекте победившего бюро заложены очень адекватные XXI веку идеи. Например, создание линейно распределенного центра города и целой системы речных парков и портов, которые как магниты притянут горожан к реке.

Решать задачу преобразования всей долины Москвы-реки нельзя без создания единого водно-зеленого каркаса. В некоторых местах, где застройка вплотную подходит к воде, изменения природного каркаса, к сожалению, будут минимальными.

Визуализация концепции развития прибрежных территорий Москвы-реки от команды «Проект Меганом» (1-е место в конкурсе)

Нужно обязательно оживить движение по реке, запустить систему перевозок по воде.

Санкт-Петербург может гордиться тем, что в городе запущено водное такси и вообще развита система причалов.

Второй шаг - создание системы пересадочных узлов, где можно с водного такси пересесть на метро или наземный общественный транспорт. Эти локальные перевозки по воде могут разгрузить движение по самым проблемным участкам в городе.

В Петербурге более разветвленная система рек и каналов, поэтому наш водный ресурс несколько выше. Но и в Москве идея водного такси может прижиться, если предложить людям востребованные маршруты, которые сегодня преодолеваются с трудом из-за пробок.

- Тариф поездки на водном такси в Санкт-Петербурге такой же, как у обычной машины такси?

- Намного меньше. Все-таки скорость перемещения не самая высокая. Удобно пользоваться таким такси, если человеку нужно добраться до места назначения неподалеку от реки.

Система маршрутов водного такси была задумана в Санкт-Петербурге именно по Большой Неве и по тем направлениям, которые горожане часто посещают. Эта программа пока на стадии становления, говорить об успехе еще рано. Даже эта прогрессивная идея упирается в менталитет. Люди привыкли ездить на машинах и стоять в пробках.

- Как Вы относитесь к идее ряда экспертов - закрыть проезд автомобилей по набережным и полностью отдать эти территории пешеходам?

- Конечно, приятно прогуливаться по Крымской набережной во все сезоны года (после реконструкции и благоустройства проезд по Крымской набережной закрыт. – Ред.). За пешеходными набережными будущее. Европейские города реализовали подобные программы, сделав линейные парки вдоль рек, выведя туда широкие пешеходные улицы.

Для начала возможно дозированное сокращение проезжей части и увеличение полос пешеходного и велосипедного движения. Постепенно автомобилистам придется смириться с тем, что их пространство в этой части города сокращается.

Но в этой стратегии нужно поступать разумно. Закрыть движение можно, если есть эффективные дублеры на некотором удалении от реки. Отмечу, что не обязательно полностью закрывать движение транспорта по набережным. Можно найти компромисс - увеличить пространства для пешеходов и велосипедистов и сократить число полос для автомобилей. А если по набережной сможет пойти такой экологичный вид транспорта, как трамвай или троллейбус, то люди вообще смогут легко отказаться от машин.

- Как вы считаете, каких ошибок нужно избежать Москве при реализации проекта по преобразованию набережных?

- Нужно предостеречь авторов, которым предстоит разрабатывать детальные проекты планировок на конкретные участки набережных, от помпезности и монументальности, от повсеместного каменного мощения. Нужно максимально уходить от этого. Необходимо держать курс на возвращение зелени на набережные.

Надо определиться, чем на площадях у воды будет занят человек. Возможно, горожанина устроила бы даже небольшая пешеходная часть, на которой было бы что-то особенное. Надо научиться создавать некие изюминки в городе, акценты, символы пространства. Тогда крупномасштабные монументальные проекты сменит что-то более человечное, локальное и природное.

- Валерий Анатольевич, в Гамбурге после благоустройства набережной в районе Хаффенсити возникла проблема: горожане просто не посещают это место. Чтобы привлечь туда людей приходится постоянно организовывать выставки или ярмарки. Как избежать нам этой ошибки? Что необходимо сделать, чтобы горожане стремились на набережные?

- Вопрос с Хаффенсити совершенно конкретный: город изначально ставил задачу создать на набережной деловой квартал. Необходимо было окупить проект по реконструкции набережной, поэтому построили множество офисных комплексов.

Логично, что если это деловой район, то он может опустеть к вечеру. Поэтому и приходится постоянно организовывать выставки, ярмарки и другие народные мероприятия.

Чтобы избежать подобной ситуации, люди должны быть равномерно расселены в городе. Они должны иметь возможность жить и работать рядом с домом, здесь же и отдыхать.

В Хаффенсити оказалось мало постоянно проживающего населения, поэтому на набережную можно приглашать людей, только предлагая им культурные развлечения. Это опыт, который мы должны учесть.

Нужно избежать и другой ошибки - создавать очередные спальные районы. Если квартал предназначен лишь для того, чтобы жить и спать, то его жители обречены страдать от пробок. Ведь им придется по утрам добираться на работу, а вечером возвращаться обратно. Важно искать пути создания мест приложения труда на периферии города, занимая население по месту его проживания.

В мире есть масса примеров вертикального зонирования пространства. Например, нижний ярус зданий предназначен исключительно для размещения объектов обслуживания, торговли, культуры и отдыха. Верхний ярус может занимать жилье, либо офисы. Но обязательно городское пространство нужно рассматривать комплексно.

- Чем привлечь горожан на набережные зимой, учитывая довольно холодный климат нашей страны?

- Река как магнит манит человека, тем более в мегаполисе. Приближение к воде и зимой имеет смысл, если на берегах созданы центры досуга, обслуживания, питания. Если инфраструктура сформирована, то это место привлечет людей не только в теплое время года.

Опять же, всегда остается возможность для спортивных занятий на реке. Можно посмотреть, что делают скандинавы зимой у реки и вдохновиться многими идеями. В Норвегии, Швеции или Финляндии зимой береговые территории активно используются для спорта.

Например, люди ходят на лыжах или катаются на коньках. Они даже на велосипедах ездят зимой, потому что дорожки расчищены и посыпаны каменной крошкой. Стало также очень популярно летать вдоль берега на специальных крыльях типа аэрошютов.

- Прошу вас сравнить Москву-реку и Неву. Как вы говорили, система каналов в Санкт-Петербурге более разветвленная, и это ваше преимущество в части организации водного такси. Есть ли какие-то преимущества у Москвы-реки?

- У Москвы безусловное преимущество в проведении крупнейшего международного архитектурного конкурса на развитие прибрежных территорий Москвы-реки. Санкт-Петербург в этом отношении опоздал с набережными, оставшись на своем историческом ресурсе. Последние приличные набережные у нас делались в 70-80-е годы прошлого века. С тех пор радикальных перемен не происходило.

Москва поставила задачу придумать идеи нового поколения по преобразованию береговой территории. В конкурсе участвовали лидеры мировой архитектуры, которые предложили авангардные идеи. И тот факт, что в концепции-победителя расставлены эко-приоритеты, очень важен.

К сожалению, при интенсивно работавшей промышленности удел акватории в наших городах был незавидным, туда сбрасывались сточные воды. Но по мере сокращения производственных мощностей возникает и возможность очистить воду.

Источником загрязнения реки также является сброс ливневой канализации в черте города - считается, что в речку это можно сбрасывать. Необходимо развивать технологии сбора и локальной очистки дождевой воды. И сегодня в мировых городах организован такой сбор, и только после очистки дождевая вода поступает в реку.

Простейший способ очистить воду - сократить источники загрязнений. Надо понять, что мешает реке быть чистой.

- Как Вы считаете, есть ли какие-то векторы развития, которые Москва еще не затронула и на которые ей стоит обратить внимание?

- Эта область связана с преобразованием ныне депрессивных территорий: бывших промышленных - в Москве, и бывших портовых и промышленных - в Петербурге. Это колоссальный пространственный ресурс, но такие зоны нужно застраивать не только жилыми кварталами, бизнес-центрами, торговыми комплексами, но и создавать в них новые парки.

В этом отношении показателен опыт Парижа, где вместо старых промышленных

территорий появился парк Андре Ситроена (создан в 1992 году на месте бывшего автомобилестроительного завода на реке Сена. - Ред.), или в рамках реорганизации района Биянкур (бывшая промзона западного предместья Парижа Булонь-Биянкур к 2023 году должна превратиться в культурную достопримечательность Франции - «Остров искусств». – Ред.) появляются зеленые парковые массивы. Вот это реальный прогресс.

Российским городам предстоит в ближайшее десятилетие показать подобный пример трансформации проблемных пространств в экоустойчивые, стабильно развивающиеся и отвечающие интересам человека.

- Москва сменила вектор с микрорайонной жилой застройки на квартальную. У такой застройки есть требования градостроительного характера, но каким требованиям должно отвечать пространство внутри кварталов, чтобы быть комфортным для жителей?

- Важно понимать, что некоторые жители чуть больше привязаны к дому: это пожилые горожане, молодые мамы с колясками. Им не уехать ни в другой район, ни в удаленные парки. Получается, что комфортный квартал с мини-парком - это шанс для них на полноценный досуг. Плюс нужно учесть интересы детей и молодежи и сделать в этом парке площадки для игр и отдыха.

Очень важно в квартале наличие центров досуга, например в стилобатной части здания (общий цокольный этаж здания. - Ред.), куда можно прийти пообщаться. Машины должны уйти в подземное пространство, оставив землю для пешеходов и велосипедистов.

Задача квартальной застройки - создание системы пешеходных и велосипедных коммуникаций, развитие природных территорий внутри, формирование полноценной досуговой системы. Тогда горожанам не придется непременно ехать в центр города, чтобы провести свое свободное время.

Это только для начала. Если по-настоящему рассматривать качество архитектуры квартала, то нужно, чтобы она стала узнаваемой. Например, с помощью цвета и света: не просто раскрашивание в разные цвета, но и экономичная архитектурная подсветка. Не надо много ярких красок - нужны цветовые маркеры пространства, по которым можно этот квартал распознать.

Например, Хельсинки в 2012 году реализовал программу «Мировая столица дизайна» (программа предусматривала большое число выставок, разнообразных мастер-классов, кинофестивалей, ярмарок, театральных представлений, обзорных экскурсий по дизайн-кварталу. - Ред.). Финны доказали, что даже двор у жилого дома может стать арт-объектом: для этого в нем появились хорошо распознаваемые знаки. Пока в этом плане у нас большого прогресса нет.

- Валерий Анатольевич, расскажите вкратце, о чем ваша книга и как, на ваш взгляд, вернуть город людям?

- Книга о том, что человек ощущает, находясь в городе, и что считает комфортным для себя. Об этом задумываются не только специалисты, но и те, кто не имеет отношения к профессии архитектора, урбаниста или дизайнера.

Книга построена на анализе мирового опыта по созданию современных общественных пространств, рассчитанных в первую очередь на человека.

Мегаполис постепенно ушел от человека, перестав быть для него привычным, уютным городом с зелеными улицами, удобными и доступными пешеходными пространствами. Постепенно он переполнился автомобилями, и человек потерял то преимущество, которое имел изначально, когда задумывал его для себя.

В первую очередь в мегаполисе надо менять приоритеты в сторону человека. Нужно попытаться вернуть природу в город, развивать общественный транспорт, строить пешеходные набережные, создавать зеленые площади.

Ландшафтный урбанизм - это метод возвращения человеку городской среды вместе с природой, когда транспорту можно найти такое достойное место в городе, чтобы он не мешал горожанину. И мировой опыт это уже доказал.

Все это отразилось в моей новой книге «Как вернуть город людям», презентация которой состоится 24 октября в рамках фестиваля «Эко-сознание мегаполиса. Ландшафтная архитектура 2015».- То есть сначала нужно перевернуть сам менталитет, наше сознание?

- Да, как раз об этом наш фестиваль «Эко-сознание мегаполиса», который начнется 21 октября. Если эко-сознание «разбудить», то на многие процессы, которые еще вчера не вызывали никаких сомнений, горожане научаться смотреть другими глазами. Это важно для того, чтобы город не просто выжил, но и достался следующему поколению еще в лучшем качестве.

- Подводя итоги нашего разговора о развитии общественного пространства, хочется понять, почему в России не занимались этим так плотно раньше?

- Год за годом наши города в состоянии эйфории сдавали миллионы квадратных метров жилья, но за последние 20-30 лет мы ни разу не слышали, чтобы была введена хотя бы тысяча квадратных метров общественного пространства. И в результате все счастливые обладатели новых квартир в поисках культурного досуга едут в исторический центр города. В Санкт-Петербурге спроси горожанина, что он делает на досуге, ответит: еду на Невский проспект.

Если бы параллельно были запущены целевые программы обустройства общественных пространств, как это реализовалось последние 30-40 лет во всем мире, в новых районах появлялись бы парки, культурные центры. Надо создавать их близко к месту проживания людей.

И сегодня мы пытаемся догнать ушедший поезд. И очень похвально, что в Москве этот процесс уже начат: прошли крупнейшие архитектурные конкурсы, реализуется проект парка «Зарядье», создаются уютные пешеходные зоны.

Конечно, упущенные три десятка лет наверстывать крайне тяжело. Особенно болезненны процессы на периферии городов.

Фестиваль «Эко-сознание мегаполиса. Ландшафтная архитектура 2015» - попытка консолидировать людей, которые хотели бы этим заниматься, и преодолеть сомнения тех, кто в создание общественных пространств мог бы вложить деньги.

В Москве уже развернута целая серия целевых программ по преобразованию городских улиц, площадей и набережных. У столицы впервые в истории новой России есть достойнейший шанс показать всей стране, что в развитие общественных пространств можно и нужно вкладывать деньги.

Алена Терновая, собственный корреспондент