timelapse

Форум «Городское развитие и совершенствование качества городской среды»

Темы в материале

Сергей Собянин: Добрый день, уважаемые коллеги! Действительно, мир концентрируется в городах, урбанизация населения происходит не только в Москве, не только в России, но и практически во всём мире. И проблема даже не в том, что в крупных городах больше и больше концентрируется население, а проблема в том, как в этих городах они себя чувствуют. Это может быть просто скученность, от которой создаются только проблемы: плохое образование, здравоохранение, плохие коммуникации, плохие общественные пространства, — и ничего хорошего в такой урбанизации нет. Или наоборот, создаются такие условия, при которых концентрация людей даёт мегаэффект, увеличивается производительность труда, улучшается качество жизни.

И чтобы нам достичь такую концентрацию, которая даёт и комфорт для жизни, и позитивный эффект для экономики, необходимо решить целый ряд проблем, начиная от транспорта, комфортного жилья, хорошей экологической ситуации, спорта и так далее. Но, конечно, один из основных приоритетов — это создание комфортной среды, общественных пространств. Мы много чем занимались, но вот комфортным пространствам, городским общественным пространствам уделялось традиционно в России очень мало внимания. В советский период, последние десятилетия была порой такая выжженная пустыня с недостатком благоустройства, торговли, общественных услуг и так далее, и в 90-е годы, когда этого всего стало в избытке, но создавалось это всё абсолютно хаотичным образом, в результате с каждым годом мы начали получать всё больше и больше проблем. Наши города становились всё менее комфортными, люди меньше и меньше их любили, наши улицы заполонила торговля, реклама и транспорт, всё меньше оставляя пространства человеку.

И когда мы начинали эту работу, конечно, в первую очередь с простых проектов — с городских дворов. С Дмитрием Анатольевичем сегодня мы в одном из них побывали. Часть дворов сделана за последнее время качественно, в начале, пять лет тому назад, они выглядели немножко по-другому, такой постоянный процесс обновления. Помимо этого, конечно, необходимо было решить проблемы с парковкой машин. Мы за это время создали во дворах около 600 тысяч новых парковочных мест, притом что в Москве вообще их всего было миллион за всю историю города. Естественно, речь идёт и о посадке зелёных насаждений, освещении и так далее.

И чтобы нам достичь такую концентрацию, которая даёт и комфорт для жизни, и позитивный эффект для экономики, необходимо решить целый ряд проблем, начиная от транспорта, комфортного жилья, хорошей экологической ситуации, спорта и так далее. Но, конечно, один из основных приоритетов — это создание комфортной среды, общественных пространств. Мы много чем занимались, но вот комфортным пространствам, городским общественным пространствам уделялось традиционно в России очень мало внимания. В советский период, последние десятилетия была порой такая выжженная пустыня с недостатком благоустройства, торговли, общественных услуг и так далее, и в 90-е годы, когда этого всего стало в избытке, но создавалось это всё абсолютно хаотичным образом, в результате с каждым годом мы начали получать всё больше и больше проблем. Наши города становились всё менее комфортными, люди меньше и меньше их любили, наши улицы заполонила торговля, реклама и транспорт, всё меньше оставляя пространства человеку.

И когда мы начинали эту работу, конечно, в первую очередь с простых проектов — с городских дворов. С Дмитрием Анатольевичем сегодня мы в одном из них побывали. Часть дворов сделана за последнее время качественно, в начале, пять лет тому назад, они выглядели немножко по-другому, такой постоянный процесс обновления. Помимо этого, конечно, необходимо было решить проблемы с парковкой машин. Мы за это время создали во дворах около 600 тысяч новых парковочных мест, притом что в Москве вообще их всего было миллион за всю историю города. Естественно, речь идёт и о посадке зелёных насаждений, освещении и так далее.

Второй проект не менее глобальный, потому что в Москве все проекты глобальные, в силу масштаба, — одних дворов 23 тысячи и сотни парков. Парки, «Сокольники» вот выглядели примерно таким образом. Сегодня, после благоустройства парковых территорий, количество посетителей увеличилось с 13 миллионов до 60 миллионов, причём парки стали в значительной степени сами зарабатывать себе на жизнь, хотя вход в них стал бесплатным. Москвичи и гости хорошо помнят, что, например, посещение Парка Горького было за определённую плату, но внутри была большая шашлычная, и ничего при этом путного не происходило.

И мы приступили к следующему проекту, который казался самым сложным, несмотря на, казалось бы, такую простоту, — это обустройство городских улиц. Необходимо было принять целый ряд нормативных документов, в частности, разработан первый в России закон о благоустройстве, прописывающий не только стандарты, но и санкции за их неисполнение, они корреспондируются с административным кодексом столицы. Речь идёт и о нынешних фасадах зданий, и о витринах, и о вывесках, и о летних кафе и так далее и так далее. То есть это комплексный проект, который контролирует все направления.

Например, самая большая проблема была с рекламой. Почему самая большая — потому что это самый, пожалуй, простецкий и самый эффективный бизнес, который давал сотни миллионов долларов в карманы тех, кто размещал такую рекламу, до бюджета практически ничего не доходило. И снятие вот такой, извините меня, портянки, которая была развешена на Тверской, происходило реально с боем, потому что это сверхвыгодный бизнес, который никто просто так отдавать не хотел. Спасибо Правительству Российской Федерации — внесло соответствующий закон в Думу, он был принят, закон о рекламе, упростил жизнь намного. И вот можете посмотреть. Наверное, уже не помним, как это было пять лет назад на Тверской и как сейчас — это одна и та же улица, её практически не было видно. Для этого, конечно, нужна решительность, для того чтобы бороться со всем этим безобразием.

Следующая война на улицах — это нестационарные торговые объекты. Борьба идёт до сих пор, и на уровне законодательства в том числе. Ларьки Москвы были поставлены не только на отдельных улицах, они были поставлены в два этажа, пройти от вокзалов, остановок, станций метро, мягко говоря, было затруднительно. В конце многих-многих итераций мы пришли к системе, при которой утверждаем схему размещения нестационарных объектов на общественных слушаниях, сами создаём и сдаём под ключ готовые объекты. Это быстро окупается, и ситуация становится полностью управляемой не только с точки зрения внешнего вида, но и содержания этих объектов, специализации торговли. Потому что любая продажа помидоров очень быстро превращается в торговлю пивом и сигаретами. И пока ты судишься, проходят годы.

Ещё одна проблема, она, может, не столь острая, но вы прекрасно знаете, что летние кафе в наших городах — это порой просто дополнительная площадь, захваченная торговыми объектами, завешенная стёклами, полиэтиленом и так далее. Мы постарались, чтобы всё-таки летние кафе были летними, утвердили минимальный стандарт и начали выдавать бессрочные разрешения, а не годовые. Административные процедуры уменьшились — и количество желающих увеличилось, и сам внешний облик стал другим.

Последний закон, спасибо большое, был принят в прошлом году, да, в 2015 году был принят, — изменение Гражданского кодекса, 222 статьи. Дмитрий Николаевич (заместитель председателя Правительства России Дмитрий Козак) активно участвовал в процессе. Можно говорить о том, что правильно, неправильно. Во-первых, речь идёт о сносе опасных для жизни объектов, которые расположены в технической зоне метрополитена, инженерных коммуникаций, улично-дорожной сети. Ну вот для примера: «Чистые пруды» — москвичи уже стали употреблять это название в кавычках, станция выглядела таким образом. С двух сторон огромные павильоны самостроя, которые превратились из ларьков в нечто другое, а вот реальная картина, как это выглядит сегодня. Это не какой-то рисунок, это то, что есть на самом деле. Конечно, тоже непростая история, но тем не менее это стоит того, чтобы создавать такое пространство. Реальная история. И с точки зрения безопасности граждан и возвращения исторической среды.

Ещё одна «военная» история, в кавычках конечно, — это борьба с хаотичной парковкой. Вот слева — таким образом выглядела парковка, вы прекрасно всё знаете, любой квадратный метр тротуара забит машинами, там уже нет места не только для прогулок, там просто нет места для прохода людей. Сегодня всё это пространство упорядочено, создана не только система разметки этой парковки, платность парковки, но и достаточно жёсткие административные меры, вплоть до эвакуации неправильно припаркованных машин.

Ещё одна важная история — исторические здания, потому что, когда мы создаём проект городских улиц, первое, что мы на них видим, — это памятники архитектуры. Это лицо улиц, и это дорогостоящий и непростой проект. Тем не менее из 40 почти процентов памятников, которые находились в плохом состоянии, мы довели до 15, причём за счёт всех источников финансирования, в том числе и за счёт жёстких требований к их владельцам. Вплоть до изъятия через суд у тех, кто содержит эти здания в ненадлежащем виде. Это дало такой толчок, что сегодня половина всех инвестиций в реставрацию — это частные инвестиции.

При реконструкции улиц стоит вопрос: а что, собственно, какая это должна быть улица — пешеходная или проезжая, в зависимости от типологии можно сделать её полностью пешеходной. Никольская улица — все её хорошо знают — это улица, которая ведёт непосредственно к Красной площади, там парковалось где-то около сотни машин и, собственно, больше ничего не было. Сегодня нет ни одной машины, но зато десятки тысяч людей идут по этой улице к Красной площади. Можно уменьшить количество полос, как сделано на Большой Никитской, все тоже её хорошо помнят, там было, по-моему, четыре полосы и все четыре глухо стояли, там вообще невозможно было ни заехать в Совет Федерации, ни проехать. Сегодня одна полоса, и она движется быстрее, чем тогда, когда было четыре полосы.

Это Тверская, здесь количество полос не изменилось, но они сделаны по европейскому стандарту, они сужены. Скорость движения такая же, но сужение полос дало возможность увеличить площадь тротуаров, что немаловажно. Самое было простое решение на Бульварном кольце, где мы за счёт сужения полос для автомобилей создали, разметили полосы для велосипедистов. У нас достаточно много было аварий, смертей, связанных с велосипедистами, наездами и так далее. После того как эта полоска была сделана, у нас практически вообще не стало ДТП, связанных с велосипедистами и пешеходами.

При реконструкции улиц мы, конечно, не должны миновать городские скверы и площади, это важные узловые точки, и, казалось бы, на таких классических, фундаментальных площадях можно сделать совершенно нестандартные объекты. Когда я первый раз увидел проект с качелями, честно говоря, у меня были большие сомнения: нужно делать всё-таки на Триумфальной площади, какие-то качели, это такой избыток, казалось бы. Сегодня это один из самых таких популярных аттракционов на этой площади, и не только на этой. Не надо забывать, конечно, о пешеходных переходах. Важно, чтобы всё было в комплексе. Конечно, обязательно широкие тротуары. Обязательно приведение в порядок фасадов. За это время мы привели в порядок фасады около четырёх тысяч домов, без фасадов улица уже будет, конечно, другой.

И я вначале об этом говорил, очень важно, как выглядят витрины и вывески. В городе создан стандарт, под который приводятся все вывески, а улицы больше не залеплены огромными щитами — у кого больше щит, тот и, значит, хозяин. Если ты хочешь сделать индивидуальную какую-то вывеску — пожалуйста, обращайся к архитекторам, они согласуют тебе и сделают индивидуальный проект. И очень важно, чтобы витрины были открыты. Улица с открытыми витринами совсем другая, улица, на которой витрины завешены, закрыты каким-то торговым оборудованием либо просто жалюзи, — это мёртвая улица. И конечно, вдоль реконструированных магистралей обязательно должны приводить в порядок сразу же и дворы. Как я уже говорил, в рамках улицы должна быть создана и цивилизованная парковка.

Очень важная история, мы с Дмитрием Анатольевичем обменивались впечатлениями, он приводил иностранный опыт, но, честно говоря, в Москве недалеко ушли, когда на столбах целые пучки проводов, неба не видно, все завешено проводами связи, электрическими проводами и так далее. Мы стараемся на всех улицах, где ведём благоустройство, создавать специальные коллекторы для прокладки этих проводов, убирая их с московского неба.

И конечно, важная история с озеленением, я надеюсь, что она получится, — снова вернуть на Тверскую те исторические липы, которые когда-то, десятилетия тому назад, были на этой улице. Важно очень, чтобы эти улицы не просто были бетонными гробами — на них должна обязательно быть жизнь. Мы начинали пять лет тому назад вот с такой маленькой Страсбургской ярмарки, когда к нам приехал Мэр Страсбурга, привёз несколько шале на Манеж, где его посетили около 50 тысяч человек. Это было много, потому что было сделано буквально несколько строений. Сегодня фестивали проводятся на 30 городских пространствах. Мы разбили эти мероприятия на четыре сезона: и зимой, и летом, и весной, и осенью проводятся активные мероприятия на улицах Москвы. Каждый такой фестиваль, например, «Путешествие в Рождество» собрало около девяти миллионов человек, «Московская весна» — около восьми миллионов человек, то есть это такая брендовая вещь, которую посещает огромное количество людей, которая создаёт другую атмосферу в городе.

Результатом реконструкции стало количество пешеходов, увеличившееся в разы, как и количество поездок городского велопроката, участие в уличных фестивалях, рост числа летних кафе, увеличение потока туристов и так далее. Но самое главное — это, конечно, другая атмосфера в городе. Мне кажется, он стал более добрым для людей и более пригодным для жизни. Спасибо. Результатом реконструкции стало количество пешеходов, увеличившееся в разы, как и количество поездок городского велопроката, участие в уличных фестивалях, рост числа летних кафе, увеличение потока туристов и так далее. Но самое главное — это, конечно, другая атмосфера в городе. Мне кажется, он стал более добрым для людей и более пригодным для жизни. Спасибо.