timelapse

Марат Хуснуллин о строительстве недвижимости, метро и реновации жилья

Темы в материале

Интервью заместителя мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марата Хуснуллина в канун Дня Строителя телеканалу "Москва 24".

ВЕДУЩИЙ:  Марат Шакирзянович, здравствуйте.

ХУСНУЛЛИН:  Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ:  В преддверии Дня строителя я поздравляю всех московских строителей и в Вашем лице всю эту потрясающую самоотверженную братию.

ХУСНУЛЛИН:  Спасибо.

ВЕДУЩИЙ:  Марат Шакирзянович, давайте начнем с общего вопроса, потом перейдем к частностям. Строится сейчас много, и на нашем канале мы много об этом рассказываем, и ездим по Москве, видим, что много объектов появляется новых. В целом сейчас что строится, какие задачи?

ХУСНУЛЛИН:  Ну, вообще иногда люди задают вопрос – зачем мы столько строим. Я хотел бы пояснить, что, во-первых, мы строим для того, чтобы поднять качество жизни. Почему я говорю "качество жизни", потому что 70% нашей стройки – это транспорт.

Что такое транспорт в строительстве? Во-первых, мы должны город транспортно обезопасить, чтоб по дорогам могли люди спокойно ездить, не тратить время в пробках, и чтоб могла и скорая, и милиция, и пожарная вовремя приехать. То есть это еще и транспортная безопасность.

Ну и самое главное, чтобы люди сокращали время в пути. Чем меньше человек тратит времени в пути, тем лучше качество жизни, лучше его здоровье, лучше экономика города. Поэтому ключевая задача, над которой мы работаем, сократить время в пути. Это один главный ответ на вопрос, для чего мы строим.

Второй вопрос, если говорить, например, о социальном строительстве, это повышение качества жизни и в то же время улучшение пешей доступности. Ну и следующий серьезный фактор: стройка дает один из самых больших объемов налоговых поступлений. Причем, общий вклад в развитие экономики города от строительства составляет порядка 17%, учитывая, что многие штаб-квартиры крупных российских компаний находятся в Москве. Это значит, что все, что мы вкладываем в стройку, нам возвращается в виде налогов. И более того, мы вкладываем сегодня, а потом по мере эксплуатации эти объекты еще десятки и сотни лет будут служить.

Это гарантия для будущего, для наших детей, что налоговая база в городе будет стабильная. А налоговая база – это выполнение всех социальных обязательств. Это и качественное образование, и медицина, и благоустроенный город. Это все ведь делается за счет того, что есть деньги в бюджете.

Поэтому стройка  локомотив, который тащит за собой огромное количество отраслей. У нас на каждого работающего строителя приходится до восьми смежных профессий. То есть это и юристы, и риэлторы, и эксплуатационные службы, и продавцы стройматериалов. То есть мы даем очень большой мультипликативный эффект не только для города, но и для страны в целом. Потому что мы покупаем стройматериалы в других регионах, организуем рабочие места и так далее.

Поэтому стройка сегодня – это драйвер. И не зря прошло несколько мероприятий на государственном уровне с участием президента о развитии строительства в стране.

Москва сегодня по темпам и объемам строительства транспортной инфраструктуры  в тройке самых крупных мегаполисов мира, впереди только два китайских города.

ВЕДУЩИЙ:  То есть получается, что Европу мы уже обошли?

ХУСНУЛЛИН:  Европу, Америку мы по темпам уже обошли. И второй вопрос, вот мы по итогам проведенного Урбанфорума по общему гражданскому строительству, по зданиям обошли даже Нью-Йорк. То есть мы сейчас на четвертом месте в мире, первые три – это китайские города. Поэтому мы по темпам строительства вышли на очень хорошие темпы. 

Понятно, что при этом в процессе строительства создаем определенные неудобства в тех местах, где строим. Поэтому мы сегодня ставим задачу строить как можно быстрее, строим максимально, где возможно, ночью, увеличиваем темпы и сокращаем сроки строительства.

Сегодня мы быстрее всех в мире строим метро, это точно. Здания, которые в среднем строятся два года, стараемся построить за 15 месяцев. Метро, на которое уходит от идеи до сдачи 8 лет, стараемся ввести за 3-4 года. То есть мы набрали очень хорошие темпы строительства и очень хорошие квалификации.

ВЕДУЩИЙ:  Марат Шакирзянович, вот Вы сказали про сроки, сказали про ночные работы: где-то они ведутся, где-то не ведутся. Вот как комфорт соблюдается, баланс вот этот?

ХУСНУЛЛИН:  А Вы знаете, очень просто. Во-первых, мы с жителями советуемся. Например, у нас есть очень хорошие примеры строительства метро, когда мы жителям говорим: коллеги, есть возможность построить за 5 лет, но работать только днем, или построить за 2,5 3 года, а работать круглосуточно. Во всех случаях жители приняли решение круглосуточно.

ВЕДУЩИЙ:  Ну, хочется побыстрее.

ХУСНУЛЛИН:  Они говорят, лучше три года мы потерпим, но через три года у нас будет метро около дома, капитализация жилья повышается, качество жизни лучше, чем нам пять лет жить на стройке.

По социальным объектам, конечно, разные бывают ситуации. Где-то люди против. Вот сейчас по реновации много вопросов возникает. Но мы стараемся найти диалог с жителями и стараемся сроки все-таки делать такие, которые комфортны жителям. Не всегда это получается, но мы к этому стремимся.

ВЕДУЩИЙ:  Марат Шакирзянович, ну вот Вы сказали про реновацию. Сейчас на какой стадии находится этот такой большой проект?

ХУСНУЛЛИН:  По реновации я вообще хочу сказать, мы на хорошей стадии. Мы перешагнули отметку в 5 млн квадратных метров. Это значит, что мы проектируем и строим жилые здания площадью 5 млн кв. метров. Это означает, что реновация неизбежна. Потому что построив 5 млн кв. метров, а всего для переселения 16 млн, мы уже почти 30-процентную волну реновации поднимаем, и освобождается место для второго этапа проектирования и строительства. На снесенных площадках мы до конца года хотим еще запроектировать и построить 2,5 млн. Итого у нас в активе к середине следующего года будет 7-7,5 млн кв. метров жилья в проектировании и строительстве, это почти 50% программы.

То есть уже тогда можно будет точно людям сказать, кто, когда, в какие сроки переедет. Мы очень активно этим занимаемся. Каждую неделю у мэра на штабе смотрим площадки, два раза в неделю. Смотрим на специальных совещаниях у меня. В прошлом году раздали людям уже порядка 10 тысяч смотровых ордеров на квартиры. В этом году 12 тысяч раздаем. В следующем году - 15. И начиная с 2021 года мы более 1 млн кв. метров уже будем сдавать и переселять по 15, 20, 25 тысяч человек каждый год. То есть я могу уверенно сегодня сказать, что реновация в городе пошла.

ВЕДУЩИЙ:  Марат Шакирзянович, когда пошла первая волна реновации, некоторые москвичи восприняли ее в штыки, говорят: а наш дом нормальный, не надо нас сносить, вот сносите соседний. Сейчас насколько удалось договориться, найти общий язык?

ХУСНУЛЛИН:  У нас ситуация сейчас совершенно обратная: десятки обращений в суды о включении домов в реновацию. Вот у нас же был какой принцип. 2/3 собственников должны были проголосовать «за». Там, где результаты получились пограничные, сейчас жители говорят: нет, тот на самом деле не голосовал, тот голос неправильный. Идут в суды. И у нас уже есть несколько решений суда о включении в реновацию. Но по реновации я хочу сказать еще одну простую вещь. Мы строим сегодня по реновации дома бизнес-класса. А люди живут в старых домах эконом-класса. Разница в цене 20-30%. Люди все прекрасно понимают. У нас очень умные и образованные люди. Поэтому сегодня по реновации бывает, кто-то хочет квартиру больше, этаж другой. Но в целом люди переезжают без вопросов и очень довольны тем, что они получают.

ВЕДУЩИЙ: В начале нашего общения Вы сказали про транспортную инфраструктуру, насколько она улучшает качество жизни москвичей. И, конечно, сейчас внимание многих москвичей приковано к центральным диаметрам. Вот сейчас на какой они стадии?

ХУСНУЛЛИН:  Вы знаете, в хорошей стадии мы находимся. Ну, во-первых, хочу сказать еще раз, что такое Московские центральные диаметры. Это пока утвержденные пять направлений сквозных диаметров, то есть когда по железной дороге из одного конца Московской области и Москвы можно проехать в другой конец сквозной через центр, это сама идеология. По объему это сопоставимо с сегодняшним метро. То есть сегодня у нас железных дорог в рамках первых диаметров на территории города и ближайших городов Подмосковья  – это Подольск, Нахабино, Одинцово – вот в этом радиусе это 400 км и 200 с лишним станций. У нас сегодня метро в Москве это 450 км и 267 станций. То есть это почти сопоставимо с метро. Получается полноценное наземное метро.

То есть можно сквозь проехать, это первое решение, которое мы добиваемся. Второе - это интервалы движения поездов. Если местами электрички ходили 30 минут, то сейчас они будут ходить там каждые 15, 12, 6 минут. И конечная задача - выйти на 3-минутный интервал. То есть человек в час пик гарантированно пришел на платформу, сел и поехал туда, куда нужно.

Это означает, что у человека появляются сотни новых вариантов маршрута. Потому что все железные дороги, что мы строим сегодня совместно с АО «Российские железные дороги», мы в первую очередь интегрируем с метро и дорогами. То есть у тебя появляются варианты: хочешь на метро пересядешь, хочешь на Большую кольцевую линию метро, которая уже строится полным ходом, хочешь на МЦК, хочешь на транспортные магистрали в виде хордового кольца, которое мы строим в срединной части города. Строим возможность подойти максимально близко к этим объектам пешком.

Строим транспортно-пересадочные узлы, чтобы сконцентрировать рабочую и жилую недвижимость в пешей доступности. То есть вообще это такой градостроительный прорыв. И построить и привести железную дорогу к состоянию наземного метро - это и для РЖД еще очень большой плюс, это для них дополнительный серезный бизнес, потому что объем перевозимых пассажиров здесь в десятки раз больше, чем все перевозимые «Российскими железными дорогами» пассажиры по всей стране. То есть это колоссальный объем. И это дает колоссальную сеть, которая по масштабам становится одной из самых крупных в мире рельсовых сетей транспорта. То есть мы сопоставимы становимся с Нью-Йорком, у которого железных дорог и метро около тысячи километров. То есть реализовав все эти планы, у нас тоже будет под тысячу километров железных дорог и метро.

Поэтому это прорывная тема, она для нас сегодня самая важная. Где-то мы строим по старым линиям, где-то, где возможно, прокладываем новые пути. К счастью, в свое время РЖД оставило эти коридоры. И чтобы поезда полноценно ходили в таких интервалах, строим новые пути. Работа идет хорошо, запроектированно. Два раза в неделю проводим штаб с РЖД. То есть у нас такой мощный совместный проект мирового уровня.

ВЕДУЩИЙ:  Ну а что касается московского метро, это тоже можно назвать таким международным рейтинговым проектом?

ХУСНУЛЛИН:  Ну, я могу сказать, что к моменту старта программы по развитию московского метро мы были по протяженности третьи в мире. То есть мы не стартовали с нуля. А по скорости движения, кстати, мы до сих пор первые. Пока еще никто в мире интервала в 90 секунд между поездами не достиг.

И мы за 8 лет уже приросли на 50%. А по планам, которые мы реализуем, прирастем в 2 раза. То есть протяженность московского метро будет 600 км. И это не просто слова. Это все проектируется, строится. Там 33 тоннелепроходческие щита работают, в общей сложности 50 тыс. человек задействованы в программе «Метро»: проектировщики, строители, поставщики. Этот процесс уже неизбежен. Если сказать сленговым языком - мы встали на рельсы и идем по ним. И у нас в составе метро реализуется гигантский проект, пока самый крупный в мире, это вторая подземная кольцевая ветка метро, Большая кольцевая линия. Это 70 км, 31 станция. Пока еще в мире никто такого проекта не реализовал.

ВЕДУЩИЙ:  А что касается развития метро в этом году, что планируется открыть?

ХУСНУЛЛИН:  Этот год у нас неплохо идет. Мы по протяженности, по длине идем в темпах, сопоставимых с прошлым годом. В прошлом году мы ввели 34 км линий, в этом году планируем вввести тоже 34 км. Два электродепо уже ввели, причем больших – это "Солнцево" и "Руднёво".

Ввели уже в этом году 8 станций. Прошлый год у нас был рекордный: мы ввели 17 станций. Это самый большой ввод даже по сравнению с вводом в Советском Союзе. Но даже в мире 17 станций в год очень мало кто вводит. Вообще это событие мирового уровня. Метростроители всего мира знают, что в Москве введен такой объем  метро.

Ну и в этом году мы хотим еще ввести 6 станций. Уже 4 станции Некрасовской новой ветки мы ввели, они работают. Хотим до конца года постараться достроить от "Косино" до "Нижегородской" 4 станции и 2 станции на Большой кольцевой линии – это "Авиамоторная" и "Лефортово". Тяжело идет. Тяжело потому, что мы первый участок вводим 10-метровым щитом. Мы никогда так не строили. И вот увязка проекта 6-метрового и 10-метрового щитов, конечно, требует определенных компетенций. Мы пока этого еще никогда не делали.

Как минимум, планируем закончить строительство до конца года, и мы его закончим точно, а поезда для пассажиров запустить в начале 2020 года. Как максимум, все-таки закончить и строительство и открыть движение с пассажирами до конца года. Пока вот идет в рабочем режиме. Усилили ночную смену. Люди работают. Еще порядка 3 тысяч человек только ночью работают, чтобы с этой задачей справиться.

ВЕДУЩИЙ:  Вы говорите про такие ударные темпы, да и смотришь на цифры, действительно, они поражают, насколько быстро и в большом количестве появляются новые станции, новые километры метро. Но у москвичей часто возникает закономерный вопрос, а за качеством успеваете следить?

ХУСНУЛЛИН:  Я всегда говорю так. Можно пропустить какую-то бумажку, да, но качество и в первую очередь безопасность должны быть обеспечены. У нас очень мощная служба стройнадзора со специальными лабораториями. У нас за метро только надзирает 64 человека со специальным уникальным оборудованием и испытательными приборами. То есть мы за этим следим очень серьезно.

Повышение качества – эту задачу ставит перед нами и мэр. Ведь когда мы говорим, что нужно поднять качество жизни, это подразумевает качество во всем: качество проектируемых зданий, внешний вид, качество эксплуатации и т.д.  То есть все объекты, которые сегодня строим, по уровню качества очень серьезно поднялись.

ВЕДУЩИЙ:  Ну вот еще одна  важная и интересная тема – это, конечно, спорт. Она тоже относится к качеству жизни, к повышению качества жизни. И в Лужниках уже создан не просто спорткомплекс, а спортивный кластер. Недавно там появился Центр художественной гимнастики. И вот уже готовится к открытию Центр водных видов спорта. Когда он откроется?

ХУСНУЛЛИН:  Прекрасный дворец. Хотим открыть к Дню города, стараемся. Готовность 98%. Оформляем документы на ввод. Хочу сказать, что это крупный, самый крупный спортивный дворец водных видов спорта в Европе, 58 тыс. кв. метров, три плавательных бассейна, один 50 метров, два по 25. Девять бассейнов развлекательного характера. Это и искусственная волна, и горки, и аквапарки, центры для занятий в зале, фитнесом, центр бокса, сопутствующая инфраструктура.

Но при этом мы построили совершенно новый объект, при этом он внешне выглядит так же, как во время строительства Лужников еще в 1980-х годах. То есть мы выдержали стиль, сохранили все исторические барельефы. Ну и как память об историческом прошлом - раздвигающаяся крыша. Кто помнит, бассейн был под открытым небом. 

ВЕДУЩИЙ:  Открытый, да.

ХУСНУЛЛИН:  ...под открытым небом, поэтому у нас полностью смонтирована автоматическая раздвижная крыша. Надеемся, что к Дню города мы сделаем этот подарок горожанам.

ВЕДУЩИЙ:  Ну вот Вы вскользь сказали про социальные объекты еще в начале нашей беседы. Какие сейчас предъявляются к ним требования? Потому что со стороны мы смотрим и понимаем, что они явно изменились.

ХУСНУЛЛИН:  Ну, во-первых, требования изменились к  внутреннему насыщению. Допустим, в школах у нас везде сегодня интерактивные доски. У нас очень много новых технических средств в школах, которые позволяют сделать процесс обучения более качественным. Мы обязательно детские садики сейчас строим с бассейнами, чтобы дети могли уже с раннего возраста заниматься плаванием.

Очень большие требования к внутреннему дизайну. Сейчас недостаточно просто покрасить стены. Сегодня оформление любого садика разрабатывает дизайнер. Специальный дизайнер разрабатывает расцветку, раскраску, которая нравится детям.

Возьмем внешний вид садика. Если посмотреть сегодняшние социальные объекты, каждый из них шедевр. То есть мы типовые серые убогие здания не строим. Каждое здание в каждом районе, и такую задачу мэр поставил, должно быть своего рода украшением, чтобы знали, что вот центр, садик, школа, там поликлиника, чтобы они все хорошо выглядели и были, конечно, очень качественные.

ВЕДУЩИЙ:  Еще одна тема, которая вызывает вопросы у москвичей, это развитие Большого Сити. Как будет развиваться эта территория, расширяться, будут ли появляться новые небоскребы?

ХУСНУЛЛИН:  Мы несколько раз этот вопрос рассматривали на штабе у мэра. Одно время приостанавливали развитие Сити до того момента, пока не было решен транспортный вопрос. Сегодня у нас Сити полностью обеспечен транспортом:  три ветки метро, две линии железной дороги, включая МЦК, Северный дублер Кутузовского проспекта, который будет построен в ближайшие годы.

Сити сегодня может развиваться, потому что это уже место концентрации, где живет и работает одновременно 55 тыс. человек. То есть это уже самый плотный центр даже с точки зрения плотности в мире. И, кстати, он занял свою нишу в городском пространстве. Есть большое количество людей, в основном молодежь, которые хотят жить и работать в Сити. То есть появляется востребованность. Свободных офисов уже нет в Сити, они все уже заполнены.

Мы там, кстати, строим сейчас самую высокую в Европе башню многофункциональную, где будет и жилье, и офисы, и сфера отдыха и обслуживания, самая крупная, высокая башня – 405 метров, 105 этажей. Пока еще никто в Европе  такой башни не построил. И конечно же, мы  смотрим, какое дальнейшее развитие. Потому что рядом прилегающая промзона, достаточно некачественная, низкоэффективная с малым количеством рабочих мест. И мы рассматриваем возможность продления Сити, конечно, не в такой высоте, а с понижением вдоль набережной будем идти дальше.

Планируем развивать дальше Сити с учетом реновации в сторону Звенигородского шоссе, район Камушки, у нас там есть большой район под переселение, который освобождается. То есть сегодня мы полноценно развиваем проект Большого Сити. Развитие железной дороги, дополнительно связка Киевского и Смоленского направления железной дороги даст еще одну станцию железнодорожную. Поэтому мы считаем, что с точки зрения транспорта и центра притяжения это хорошее место, его нужно дальше развивать.

ВЕДУЩИЙ:  Ну, если говорить уже про расширение, про такие большие площадки, что будет происходить с территорией Центра Хруничева?

ХУСНУЛЛИН:  Очень хороший проект. Это будет продолжение Большого Сити, потому что на самом деле от Центра Хруничева до Сити 3 км.

ВЕДУЩИЙ:  Но там узкий мост, узкая Большая Филевская.

ХУСНУЛЛИН:  Значит, новый мост будет построен, уже проектируется.

ВЕДУЩИЙ:  Он на месте старого или где-то еще?

ХУСНУЛЛИН:  Будет построено два моста. Один мост мы свяжем с Мнёвниками с выходом на метро в районе улицы Автозаводская, прямо с выходом на Большую кольцевую линию метро в Мнёвниках.

ВЕДУЩИЙ:  В районе Новозаводской?

ХУСНУЛЛИН:  Да, в районе Новозаводской. Вот там будет один мост. Второй мост будет в районе Фили, место определено, в Генплане оно было.  И еще будет построено два пешеходных моста. Ну и две станции метро, которые в Мнёвниках, серьезно транспортную ситуацию в районе Фили разгрузят. То есть люди пешком либо на машине или автобусе смогут спокойно доехать до станции метро.

И на самой территории завода Хруничева появится технопарк, где будет создано порядка 20 тысяч рабочих мест, и будет создан национальный космический центр.

Кстати, недавно у нас прошел конкурс с участием ведущих архитекторов. На днях мы объявим результаты. Очень красивое здание там будет построено. Национальный космический центр и технопарк, связанный с авиастроением, с космической промышленностью появится на этом месте. Считаем, что это будет очень хороший микрорайон.

ВЕДУЩИЙ:  Марат Шакирзянович, в самом начале Вы сказали, что московские строители сейчас возводят здания, которые будут стоять десятки, сотни лет. И в завершение у меня такой вопрос: что самое важное оставляют сегодняшие строители столицы потомкам на несколько сотен лет вперед?

ХУСНУЛЛИН:  Ну, я бы хотел, наверное, привести слова Марка Твена: «Через 20 лет мы будем жалеть о том, чего мы не сделали, чем о том, чего мы сделали».

Сейчас такое время, когда есть профессиональная комнада, есть деньги в бюджете. Поэтому надо оставить такие объекты, такую городскую среду, которая десятилетиями будет работать на качество жизни. Я когда говорю "городская среда", то подразумеваю не отдельно построенные здания. Это и транспортная инфраструктура, вопрос номер один, мирового уровня, и она должна быть такой, которая на десятки лет вперед будет актуальной.

Мы должны вести такую градостроительную политику, чтобы люди могли максимально близко находиться к работе, к местам отдыха. А для этого нужно строить и садики, и школы, и создавать рабочие места. Мы должны построить знаковые объекты, которые дают огромную эстетическую удовлетворенность, как парк «Зарядье», например. Весь мир восхищается парком «Зарядье», всем нравится. Мы должны создать такие зоны отдыха в каждом районе. Конечно, каждый парк «Зарядье» в каждом районе мы не можем создать.

Создать парки и места пешей доступности, чтоб человек мог пойти в сквер, в парк погулять - сегодня у нас есть все возможности для того, чтобы сделать город благоустроенным и чистым. Поэтому сегодня мы работаем над комплексной задачей развития мегаполиса в целом. И у нас для этого есть воля, есть средства, есть желание и компетенции.

ВЕДУЩИЙ:  Марат Шакирзянович, спасибо большое. Я рад, что на таких важных словах мы заканчиваем наше интервью в преддверии Дня строителя. Еще раз поздравляю Вас и в Вашем лице всех московских строителей.

ХУСНУЛЛИН:  Я тоже, пользуясь случаем, хочу поздравить и Вас, потому что все к стройке имеют отношение. Даже видите, мы с Вами сейчас со стройки говорим. Ну и конечно, поздравить всех наших строителей, всех, кто занимается стройкой, кто рядом работает в смежных отраслях, потому что это действительно очень важная отрасль. И всем здоровья, терпения, успехов.

ВЕДУЩИЙ:  Спасибо.

ХУСНУЛЛИН:  Спасибо.