timelapse

Московский финансовый форум

Темы в материале

Сергей Собянин: Урбанизация в мире продолжается, концентрация населения в крупных городах продолжается, в том числе и в тех же Соединённых Штатах. Европа — одна большая агломерация, это такая плотность населения, что там уже урбанизировать нечего. Когда мы говорим о процессах концентрации населения, то нужно уже приводить в пример не Европу, а тот же развивающийся Китай. Сегодня поставлена задача в Китае — создать 20 городов, которые через 10–15 лет будут обеспечивать две трети китайского ВВП, самого большого в мире.

Если говорить о тех аналогах, которые вы сейчас заметили, концентрация населения в Великобритании и США в два раза выше, чем в России. Так что нам ещё тянуться и тянуться. Вы скажете: зачем это нужно? Это ключ к ответу на те вопросы, которые мы сегодня обсуждаем. В городах производительность труда в четыре раза выше, эффект от инвестиций выше в 10 раз. Сегодня города обеспечивают не индустриальное развитие, а развитие человеческого капитала: уровень образования, науки, здравоохранения, технологий в городах на порядок выше.

Если мы придумаем себе модель, что нам нужно рассесться на каждой кочке на территории огромной страны, считайте, что страны не будет.

Мы должны определить точки роста и концентрировать там все имеющиеся ресурсы. Это не означает, что мы должны из страны пустыню сделать. Абсолютно нет — у нас есть стратегические территории, которые мы должны удерживать в обязательном порядке. Но тем не менее уходить от мировых трендов мы не можем. Мы можем это сделать, но тогда надо забыть о производительности труда, об инвестициях, о новой экономике, о новых технологиях.

600 городов мира сегодня производят половину ВВП мира. Через 15–20 лет они будут производить две трети ВВП. Другой вопрос, что это уже будут несколько другие города, чем сегодня. Как я сказал, это уже города постиндустриального развития. Более того, это новые города, сконцентрированные на развитии человеческого капитала, образования, новых технологий, информационных технологий и так далее. Сегодня капитализация информационных компаний, IT-компаний уже на порядок выше, чем капитализация Газпрома. Туда идёт мир, туда и мы должны идти. Спасибо.

***

Николай Корженевский (модератор): Сергей Семёнович, давайте вернёмся к теме роли городов в экономическом росте. Вы начали говорить о том, что России нужно идти по пути развития городов, так как в них наиболее эффективно концентрируются ресурсы. Можно ли сформулировать вообще какую-то государственную политику в этом отношении, насколько она была бы сейчас эффективна? Новую, конечно, политику.

Сергей Собянин: У нас есть очень много государственных программ: есть программа поддержки сельских населённых пунктов, есть программа поддержки моногородов, есть программа поддержки Дальнего Востока, юга и так далее и тому подобное, но нигде вы не увидите даже малейшего упоминания о поддержке развития крупных городов. Вообще такого тезиса не существует. Хотя все эксперты говорят о том, что без развития крупных городов повышение производительности труда, науки, технологий, образования и так далее невозможно, и главный мейнстрим развития всех развивающихся стран — это крупные города. Но вы нигде не найдёте упоминания о том, что это является некой стратегией для федерального Правительства или для регионального развития, регионов.

Более того, если вы посмотрите, как складываются бюджеты столичных городов в регионах, то вы увидите, что бюджетная обеспеченность городов в два-три раза ниже, чем в среднем по регионам. Это о чём говорит? Это говорит о том, что на уровне регионов идёт значительное перераспределение ресурсов, вымывание инвестиционных возможностей городов и перераспределение по другим: по сельской местности и так далее. Отчасти это вынужденный шаг, с этим нельзя не считаться, но тем не менее это факт.

И впервые Председатель Правительства буквально две недели тому назад на форуме по развитию городской среды сказал о том, что без её развития, без инфраструктуры немыслимо развитие страны. Это первое. И второе: в стратегии регионального развития впервые появились, как один из приоритетов, вопросы дальнейшей урбанизации и развития агломераций. Это позитивный факт, совершенно очевидный. Но тем не менее без системной работы и без понимания и на федеральном, и на региональном уровне значения крупных городских агломераций, их развития, создания там комфортной городской среды и инфраструктуры дальнейшее развитие ни производительности труда, ни науки и технологий, ни образования, ни бюджетной эффективности невозможно. И я считаю, что это принципиальный вопрос, и мы должны постоянно об этом помнить, формируя федеральную и региональную политику.

Николай Корженевский: Упоминался только что бюджетный вопрос. Если мы вернёмся к статье Дмитрия Анатольевича (Председатель Правительства России Дмитрий Медведев), там тоже, кстати, вопрос бюджетов регионов вынесен отдельно. Но Вы знаете, как говорят: у меня для вас две новости — хорошая и плохая. Хорошая новость в том, что действительно дефицит бюджетов регионов начал сокращаться, плохая заключается в том, что он сохраняется и количество регионов, у которых все поступления — налоговые, неналоговые — уже меньше накопленного долга. Насколько, на Ваш взгляд, всё-таки остра эта проблема дефицита для регионов?

Сергей Собянин: Все инвестиции, о которых мы сейчас говорим, и развитие промышленности и так далее происходят не в кабинетах Минфина и даже не в Центральном банке (при всём уважении), они происходят в конкретном городе, поселении, регионе и на сельской пашне. Они там происходят. Если у региона накоплен объём долга 2,5 триллиона — это вообще четверть всего бюджета, причём больше половины — это кредиты банков. И несмотря на то что формально вроде дефицит снижается, а долг-то растёт. Может быть, Антон Германович (Министр финансов России Антон Силуанов) с этим не согласится, но я думаю, миллиардов на 300 он в этом году снова увеличится.

Что это означает? Это означает, что у регионов нет никакой возможности развивать инфраструктуру, вкладывать инвестиции в развитие. А если у них нет таких возможностей, там ничего происходить хорошего не будет. В результате мы видим падение инвестиций по стране где-то порядка на четыре процентных пункта, в то время как по Москве и в 2014 году, и в 2015 году, и в 2016 году, несмотря на кризис, идёт рост инвестиций в основной капитал.

Почему? Потому что, если вы посмотрите, что происходило за последние годы, в Москве в два раза ниже был рост собственных доходов, чем по регионам в среднем, в шесть раз ниже динамика расходов, чем в регионах. В результате мы не увеличили, а сократили почти в три раза, даже более чем в три раза региональный долг. Высвободили ресурсы для инвестиций и сохранили инвестиционную программу. У нас инвестиционная программа не ниже, чем была в 2013 и 2014 годах. На каждый рубль вкладываются два-три рубля частных инвестиций. Невозможно ни промышленную территорию, ни новые, ни старые территории освоить без бюджетных инвестиций, вкладываемых в развитие инфраструктуры. Невозможно.

Поэтому необходимы реструктуризация долга, снижение расходов, структурные реформы в бюджетной сфере для того, чтобы снизить эти расходы, мобилизация доходов является ключевым фактором развития регионов и страны в целом. Это не просто там где-то, в регионах какой-то долг, у нас вся страна из регионов. Поэтому это наш долг.

И вообще, конечно, очень странно: любой регион всегда рассматривает консолидированный бюджет. Ни один регион, коллеги подтвердят, никогда не планирует отдельно муниципальную экономику бюджета, отдельно региональную — всегда прежде смотрится консолидированный бюджет. Я вообще ни разу не слышал, чтобы на федеральном уровне мы рассматривали консолидированный бюджет страны. Всегда говорят: есть федеральный бюджет, есть в регионах региональный и вообще где-то там муниципальный. Но это в корне неправильно. Все расходные обязательства в основном генерируются за счёт федеральных решений. Все правила устанавливаются на федеральном уровне. Без понимания, что в стране в целом происходит с бюджетом как консолидированным бюджетом, планировать развитие экономики очень сложно. Мне кажется, эти факторы надо обязательно учитывать. Спасибо.

Николай Корженевский: Спасибо, Сергей Семёнович.

Антон Силуанов: Но это не совсем так.

Сергей Собянин: Хорошо бы не совсем.

Антон Силуанов: Конечно, когда мы готовим бюджет федеральный, естественно, анализируем и ситуацию в бюджетах субъектов Российской Федерации и видим, что такие сильные бюджеты, как у Москвы, Санкт-Петербурга, Республики Татарстан, действительно имеют и хорошее управление финансами, и хорошие структурные меры принимаются для развития бизнеса и так далее. Поэтому, безусловно, все те налоговые инновации, бюджетные изменения, которые мы рассматриваем, анализируются с точки зрения влияния на все субъекты Российской Федерации. У нас тоже недавно было предложение, видим, что надо помогать одним регионам. Где деньги взять? Решили у Сергея Семёновича попросить. Один процент налога на прибыль.

Сергей Собянин: Не попросить, а изъять у всех регионов. Это, конечно, славное решение.

Антон Силуанов: Проанализировав ситуацию с бюджетами субъектов Российской Федерации, консолидированным бюджетом Российской Федерации, есть предложение взять и перераспределить часть ресурсов от богатых бедным, которые больше нуждаются. Можно по-разному относиться к этому предложению, оно, может быть, и не очень хорошее для таких бюджетов, как Москва или Санкт-Петербург, но мы считаем, что, перераспределяя эти ресурсы, мы должны больше и требовать с тех регионов, которые получают ресурс.

По сути дела, такой, знаете, отрицательный трансферт от более богатых регионов к более бедным. То есть он не просто должен идти как некое обычное финансирование, а под условие: получаешь дотацию — давай бери обязательства по наращиванию налогового потенциала, инвестиционной активности, созданию новых рабочих мест и так далее. Это вот как раз к анализу ситуации с консолидированным бюджетом. Такие решения у нас на следующий год планируются, к слову хотел сказать.

Сергей Собянин: Я боюсь, что это как мёртвому припарка, потому что если будет продолжаться такая же динамика расходов, эти 100 миллиардов будут проглочены, и никто их не заметит. При двух с половиной триллионах долга — это больше политический шаг, чем экономический. Ещё раз говорю, для того чтобы сбалансировать бюджеты субъектов, надо резко, значительно сокращать расходы и мобилизовать доходы. Речь идёт не о 100 миллиардах, а речь идёт о двух-трёх триллионах рублей. Это совсем другой порядок. И всегда позитивно, всегда приветствуется принцип «отобрать и поделить», но, как мы знаем из большой истории страны, это ни к чему хорошему не приводит. Спасибо.