timelapse

Москва-2026

Темы в материале

Какой будет столица России через десять лет? Сможет ли она конкурировать по комфорту с крупнейшими городами мира и что для этого нужно сделать МОСЛЕНТЕ рассказали известные деятели политики, экономики и культуры.

Марат Хуснуллин, заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства, кандидат экономических наук

С Нью-Йорком будем конкурировать

Москва станет очень красивой, зелёной и полностью обустроенной в части транспортной инфраструктуры. Количество автомобилей в центре не будет увеличиваться так, как раньше. Но оно и не сократится. За последние пять лет за счёт улучшения транспортной ситуации и повышения уровня благосостояния, число жителей Москвы увеличилось на 500 тысяч человек, а количество машин стало больше на миллион.

Парковки в центре останутся. Они будут также способом регулирования численности личного автотранспорта. Парковочное пространство в целом будем развивать. Где-то повысим его стоимость, где-то, наоборот, снизим. Все будет зависеть от районов города, от ситуации с парковками там.

В плане благоустройстве мы точно станем мировым лидером.

Мы реализуем планы по развитию метро, трамваев, железных дорог и выйдем в мировые лидеры среди мегаполисов. С Нью-Йорком будем конкурировать. А по уровню благоустройства, без сомнений, станем лучше любого мегаполиса. Понятно, что в Сингапуре, где живёт 4 млн человек, наверное, уровень благоустройства где-то раз в пять лучше, чем у нас. Но на окраинах похуже, чем у нас, поэтому, на мой взгляд, в плане благоустройстве мы точно станем мировым лидером.

Каждый год мы сажаем значительно больше деревьев, чем их вырубили – о количеству зеленых насаждений уже сейчас занимаем первое место в мире. И за 10 лет нас в этом плане точно никто не обгонит. Парков также станет больше.

По объёму строительства мы будем развиваться стабильно, не обойдём какие-то столицы мира, но будем к этому стремиться. Мы серьёзно обновим жилой фонд, но центр при этом будет сохранен. Никаких планов по его застройке нет.

Следуя мировому тренду урбанизации, город продолжит развиваться на территории Новой Москвы. Москва станет больше по количеству жителей на миллион – полтора человек. Мы уйдём от промышленных зон. За 10 лет практически все они будут переработаны. Вот такой я вижу Москву через 10 лет. Я уверен в том, что она такой станет, потому что у нас есть пятилетняя программа развития города, подтвержденная деньгами. Это не просто слова, а чётко намеченный план действий.

Ольга Свиблова, искусствовед, директор Мультимедиа Арт Музея, академик РАХ

Город станет чистым и зелёным

Город становится комфортным, когда в нём много деревьев. Это лёгкие города. И нам их не хватает. Я надеюсь, что через 10 лет улицы Москвы украсят не странные пластиковые листья и горящие лампочки, а большие деревья. Их в Москве совсем мало. А те, что есть, требуют обновления. Деревья реальные, а не искусственные. Не горшочки с цветами, и не кадки, в которых настурции можно увидеть, только если ты в очках и наклонился. Понятно, что хорошую почву для больших саженцев в центр привезти дороже, но зато у города появятся легкие. Я лично готова выйти на субботник. Уверена, все москвичи на него пойдут. И будут ухаживать за деревьями, лелеять их с любовью.

Помню, когда 55 лет назад осваивались новые районы Москвы, я была совсем ребенком, и сажала деревья в Измайлово. И теперь эти хрущёвские пятиэтажки окружают целые леса. Берёзы, посаженные твоими руками, уже выше домов. Районы утопают в зелени, и там комфортно жить. И детям, и старикам, и взрослым. Не только экологи, но и любой нормальный человек понимает, что если ты спишь пять часов за городом, ты гораздо лучше восстанавливаешься, чем твой друг, который спит восемь часов в центре Москвы, в доме, где окна выходят на Садовое кольцо. Я ничего не имею против красивых мостовых, но если посередине, как раньше, в старой Москве, будут расти деревья, станет только лучше. И на велосипедах будет приятнее кататься.

Надеюсь, через 10 лет решат проблему пробок. Я вижу, в этом направлении городом уже делаются важные шаги. Надеюсь, до любой точки Москвы будут ходить нормальные троллейбусы, автобусы, маршрутки и мини-такси. И, кроме того, все мы мечтаем о машинах будущего, о том, чтобы они были электрическими и делали нашу среду пригодной для жизни.

Архитектура, как вы понимаете, — наш портрет, и чем меньше мы ломаем, тем лучше. Мы становимся привлекательнее не только для тех людей, которые имплантированы в историю города, но и для туристов из России и со всего мира. Всё-таки Москва живёт туризмом, который, как и во всех мегаполисах мира, является серьезной статьей дохода. Турист едет посмотреть, прежде всего, историю. И приятно, что власти города придерживаются здравой политики, относительно исторических зданий: десять раз отмерь — один отрежь.

Архитектура должна внедряться в город осторожно, но понятно.

Недавняя история — это конструктивизм, который мы, наконец, оценили и стали бережно к нему относиться. Эпоха конструктивизма пришлась на 20-30-е годы прошлого века, когда Россия была впереди мировой архитектурной мысли и строили гениально, но, так же, как и во всём мире, из плохого бетона. Через 10 лет, конечно, появятся новые технологии, материалы и солнечные батареи. Новая архитектура тоже интересна. Мы долго-долго строили Сити и, наконец, построили. Это красиво. И, думаю, такие доминанты будут появляться, но важно следить за тем, чтобы то, что мы строим, осталось в будущем. Время должно оставлять имена. В Лондоне, например, есть исторический центр и новые постройки крупнейших архитекторов мира.

Архитектура должна внедряться в город осторожно, но понятно, что было не избежать «хрущевок». Они появились, когда город строился, и надо было решать жилищную проблему. И, может быть, не самые большие шедевры — постройки 90-х-середины 2000-х. Торговый центр «Новинский пассаж», возможно, не самая удачная постройка, но он выражает время. Не уверена, что здание красят турецкие башенки, но они вписываются в облик Москвы, сохранившийся вдоль Садового кольца. Хороши сталинские высотки, которых строили архитекторы, имеющие классическое образование. А посмотрите, как красиво несёт себя отреставрированная гостиница «Пекин».

Москва — город стильный. Его прелесть в том, что в нём всё перемешано. И на наших глазах город реставрируется и достраивается. И важно быть соучастником прекрасных перемен.

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей, сопредседатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия», председатель «Партии Роста»

Столица будет между Москвой и Петербургом

Москва очень насыщенный город. Он может развиваться, даже если его политические структуры вывести за его пределы. И, думаю, в конце концов, будет принято решение о том, что место для наших административных органов найдётся где-то между Питером и Москвой, и столицу сделают между ними. Это выгодно. Москва и Петербург – два самых крупных города России, между ними всего 600 километров, и правильнее было бы расположить административные органы между ними, в Твери, например. Думаю, это реально. Уже Новую Москву к Москве прикрепили. Огромный район! А ведь он, по-моему, даже дальше, чем Тверь находится.

И, конечно, через 10 лет и в целом, и в связи с переносом столицы сильно изменится транспорт. Появятся скоростные поезда между Питером и Москвой, благодаря которым можно будет доезжать до города на Неве всего за 1,5-2 часа. А до Твери (если она станет столицей) получится половина этого расстояния, и можно будет ездить туда на работу. Через 10 лет точно будет много электромобилей, и, может быть, уже и гравитационные поля создадут, и транспортные средства станут работать на гравитационных двигателях. Надеюсь, если страна будет нормально развиваться, приток населения не увеличится. Создадут много городских кластеров, не только городов-миллионников, но и городов меньшего размера, которые станут привлекательными для людей. Москва с точки зрения работы, возможно, и будет их интересовать, но жить станет выгоднее за её пределами.

Москве не хватает малого бизнеса, который делал бы её живой. У нас сегодня все в камне, цементе, граните, а живого духа, весёлости, в виде киосков, шикарных магазинчиков и павильончиков, нет.

Абстрактный идеальный город будущего должен быть, с одной стороны, функциональным, удобным, с другой стороны, красивым, потому что дизайн никто не отменял. Жить всегда приятнее там, где атмосфера тебе по душе.

Андрей Ковалёв, певец, лидер группы «Пилигрим»

Москва станет доброжелательнее к туристам

Через 10 лет Москва будет красивой, ухоженной, доброжелательной по отношению к своим жителям, привлекательной для туристов, которых станет гораздо больше. Мне кажется, в будущем Московская область всё-таки исчезнет. Москва окажется в пределах бетонного кольца, а территория за ней отойдет другим областям. Это было бы логично. Ведь все прилежащие города – Балашиха, Мытищи, Химки – уже Москва.

И должна быть единая транспортная система. Нужно, чтобы метро дошло до бетонного кольца. По диагонали. Необходимы пересадочные узлы, скажем, в Королёв.

В будущем воздух станет ещё чище, потому что точно появятся электромобили.

Радует, что воздух в Москве стал намного чище, чем в советские годы. Тогда я катался на мотоцикле, и после такой прогулки становилось чёрным лицо, а сейчас на нём нет никаких следов. Во-первых, остановили заводы, которых было огромное количество. Во-вторых, машин, пусть и много, но все они экологически чистые, у всех катализаторы. А раньше пройдут МАЗ или КАМАЗ — и ты окутан чёрным дымом.

В будущем воздух станет ещё чище, потому что точно появятся электромобили. Вряд ли кто-то 10 лет назад мог помыслить о том, что появятся такие машины, которые будут в состоянии проезжать без заправки 700 километров, а сейчас они есть. Но, несмотря на то, что в центре теперь легче дышать, Москва должна стать зелёным городом. Особенно если через 10 лет так и не решат проблему пробок.

Москве не хватает благожелательности к людям.

Исторические здания, думаю, сохранят. Сносить уже ничего нельзя. «Спасибо» предыдущим правителям: снесли всё, что нужно и не нужно. Теперь надо бережно хранить то, что есть, восстанавливать или реконструировать то, что возможно.

Москве не хватает благожелательности к людям. Если вы гуляете по Лондону, Парижу, Праге, Санкт-Петербургу, то все первые этажи домов там - магазинчики, кафешки, ресторанчики. Ваш глаз все время что-то видит. А у нас на первых этажах сплошь чиновничьи обиталища: офисы, банки. Как-то я ехал с девушкой на машине в районе Ходынского поля. Мы решили зайти в кафешку и 20 минут колесили по всему району, пока её не нашли. Москву надо сделать благожелательнее к людям и для того, чтобы было, где прогуляться, помимо Кузнецкого моста и Патриков.

Москва — город зимний. Мы живём фактически за Северным полярным кругом. И не хватает тёплых мостовых. Я бы вместо дорогих гранитов оставил асфальт, но сделал бы обогреваемые тротуары на центральных улицах. Например, на Арбате. Зимой такие тёплые тротуары были бы колоссальным преимуществом. И ещё их можно было бы накрыть легкой крышей, чтобы людям было не холодно. Пока же они гуляют вместо улиц в торговых центрах. Посмотрите, как много народу зимой в «Европейском», например.

В 90-х годах я был в Вене, которая по климату теплее Москвы, и уже тогда там придумали такой уголок, где был будто бы залив моря, с песчаными пляжами, пальмами. Раз в полчаса накатывали волны, а сверху была имитация солнца. Его лучи падали так, что можно было позагорать. Также там можно было заниматься всеми видами спорта, включая стрельбу из лука. В Москве, в нашем холодном климате, до сих пор такого уголка, почему-то, не придумали. Маленьких аквапарков хватает, а такого места, где казалось бы, что ты на отдыхе в жаркой стране, нет.

Юрий Энтин, советский и российский поэт-песенник, драматург, сценарист

Через 10 лет окончательно решат проблему пробок

Несмотря на то, что все либералы критикуют политику Собянина, недавно я услышал, как один из них сказал, что это лучший мэр за столетнюю историю города. Взята хорошая линия, я её от души поддерживаю. Москва через 10 лет преобразится невероятно. Она уже меняется прямо на глазах.

Я живу в Подмосковье, на даче, но когда выбираюсь в город, восхищаюсь тем, что вижу. Видна тенденция. Эффектная, решительная, быстрая. Может быть, с ошибками. Мэра в этом смысле можно сравнить с писателем. Он всё пишет-пишет-пишет, и только четвертый роман получится замечательным, а три предыдущих будут средними. Тот, кто не ошибается, тот, как известно, не пьет шампанского. Раньше критиковали Лужкова за Царицыно. Обвиняли в том, что все не сделано в точности, как было. Я категорически с этим не согласен. Восстановить всё, как было, невозможно. А сделано красиво и достаточно тщательно.

Ещё недавно застройка была тесной, и по Москве было трудно ходить, а сейчас появился воздух, и можно дышать. Внимательно относятся к старым зданиям. Они обновляются. Например, мой дом – старинный. На нём висит табличка о том, что его построил архитектор Жолтовский, и здание охраняется государством. Внешне дом стал выглядеть лучше. Его отреставрировали. Издалека красиво подсвечивается. Мне кажется, он стал украшением Москвы. Смотрится, как что-то гармоничное, надёжное и мощное, соответствующее представлению о стране. И ремонт быстро сделали. Никакого долгостроя не вижу.

Мой ближайший друг Василий Ливанов, артист, живёт в доме на Тверской улице напротив ресторана «Арагви». По образованию он — художник, и жена его — художник. Он в этом доме родился и всю жизнь прожил. И доволен переменами. Когда все критиковали плитку, он её, наоборот, хвалил, несмотря на то, что в центре было трудно жить, когда шел ремонт.

Наверное, по-настоящему идеальным городом из тех, что я видел, является, как бы это банально ни звучало, Париж.

Думаю, через 10 лет окончательно решат проблему пробок. Тут тоже положительная тенденция налицо. Я езжу в Москву по Ленинградке или по Дмитровскому шоссе. И как же они преобразились! Ещё четыре года назад у меня на дорогу уходило три с половиной часа, а теперь я могу добраться за 1 час 15 минут. И назначать встречи и быть уверенным, что не опоздаю.

Абстрактный идеальный город должен соответствовать менталитету его коренных жителей. Допустим, в Бразилии построили новаторскую столицу Бразилиа. А сравнительно недавно я побывал первый раз в Нью-Йорке. Думал, смогу там жить, но понял, что город меня подавляет. Бродвей особенно. Не зря Вилли Токарев написал песню, где есть такие строчки: «Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой»... Когда я их слышал, до конца им не верил. А, оказавшись в Нью-Йорке, я их именно почувствовал.

Приятное впечатление на меня произвел Ярославль, где я побывал недавно. Бродил по улицам с удовольствием. Показалось, это город, в котором приятно жить, потому что он — старинный и в то же время в нём есть новизна.

Но, наверное, по-настоящему идеальным городом из тех, что я видел, является, как бы это банально ни звучало, Париж. Об этом писали многие, в том числе Маяковский. Мы побывали там вдвоем с женой и узнали, что есть такое русское такси. Я попросил водителей, чтобы они простым русским языком рассказали мне о городе. Они это сделали, и у меня осталось ощущение, что хочется туда снова. Гармония в душе появилась. В Москве гармонии нет, зато намешаны европейскость и русскость одновременно, и есть яркость и движение вперёд.

Владимир Березин, телерадиоведущий, народный артист России, заслуженный деятель искусства

Москвичи пересядут на велосипеды и экологически чистый общественный транспорт

Я живу на Чистых прудах и вижу, каким европейским, ухоженным стал город. Его даже стали мыть. Такой город и гостям не стыдно показать. Конечно, его границы расширятся. Будет развиваться Новая Москва.

Полагаю, через десятилетие, в Москве, как и в цивилизованной Европе, станет больше общественного транспорта. Экологически чистого, передвигающегося по выделенным полосам. Он ведь хорош тем, что не только оказывает услуги, но и объединяет людей. И в Париже, и в Лондоне, и в прибалтийских республиках бережно относятся к общественному транспорту ещё и потому, что он подчёркивает границы города. Там, где его нет, начинается другое, загородное пространство.

Конечно, удобнее будет ещё и потому, что он решит проблему пробок. Радует, что уже сейчас появились развязки и пересадочные центры. Думаю, что многие районы Москвы ещё больше приблизятся к центру. Я мечтаю, чтобы по велосипедным дорожкам, которые построили, через 10 лет летом, весной и ранней осенью люди, вплоть до мэров, спокойно ездили, как в Европе. Я предполагаю, что через 10 лет культура не упадет до такой степени, что мы перестанем отличать новострой, скажем, хай-тек, от исторических фасадов. Как житель центра, могу сказать, что за последние несколько лет эти фасады изменились. Они перестали быть обшарпанными, облупленными, заброшенными и напоминают нам нашу историю, являются лицом Москвы.

Сложно сказать, чего Москве не хватает. «Столичности» и помпезности достаточно, и теплоты и уюта, которых, кстати, нет в других столицах, тоже.

Через 10 лет те исторические здания, которые были подразрушены, подзаброшены, реконструируют. Во все времена, сколько существует Москва, этот процесс был перманентным. Что-то сберегалось, что-то строилось. Помню, как Саша Пороховщиков гордился тем, что живёт в деревянном доме и на Старом Арбате. Показывал его мне, говорил: «Представляешь, сохранили!» И таких домов раньше в Москве было больше. Но разрушались, строились новые, потому что не было ни программы, ни желания, ни сознания. Это плохо.

Смею предположить, что через 10 лет все те здания, которые требуют ухода, будут этим уходом охвачены. Ведь уход за ними – всё равно что уход за вторыми родителями. Тот, кто ухаживает за ними, приличный человек, а с того, чьи родители брошены, Бог непременно спросит.

Сложно сказать, чего Москве не хватает. «Столичности» и помпезности достаточно, и теплоты и уюта, которых, кстати, нет в других столицах, тоже. Друзья моей дочери часто приезжают из Франции. И когда она показывает им город, впадают в ступор от его величия. Мы, правда, не ездим в Капотню или в Альтуфьево. Много мест, где можно выпить чашечку кофе, есть театры, куда можно ходить. И когда задают такой вопрос, понимаешь, что у нас всего в достатке. И я об этом говорю с гордостью. Обычно чего-то не хватает не городу, а человеку в его пространстве и по его потребностям.

Идеальный город должен быть удобным и для жизни, и для работы, и чтобы этот баланс сохранялся.

Владимир Суровцев, народный художник России, скульптор

Построят новые стадионы и музыкальные и конно-спортивные комплексы

Наш народ, не побоюсь этого слова, привык ныть о том, что у нас всё плохо, а если философски и выпукло взглянуть на то, что происходит в Москве, то, при всех сложностях, — перемены колоссальные. Город не узнать. Он стал фантастически хорош.

Я родился 65 лет назад на Сретенке и помню Москву послевоенную, с коммунальными квартирами, подвальчиками, где ютились люди. Теперь ни центр, ни многие окраинные районы не узнать. Появилось столько великолепных парков, велосипедные дорожки. Я от своей мастерской на Пятницкой с удовольствием доезжаю на велосипеде до Парка Горького и Киевского вокзала.

Я горжусь тем, что мы всей семьей приложили силы для благоустройства Москвы. Вы будете смеяться, но, на мой взгляд, художники и скульпторы — санитары города. Мы приходим на неухоженное место, а по-русски говоря — на помойку, и обустраиваем этот пятачок своими работами. Сохраняем память и преемственность поколений. Мы с женой, сыном и дочкой вместе создали 12 монументальных композиций. Среди них — 17-метровый обелиск пограничникам Отечества, памятник Твардовскому на Страстном бульваре, памятный знак канцлеру Горчакову на здании Дипломатической Академии, на котором есть его замечательные слова, отлитые в бронзе: «Будущность России огромна, но путь нелёгок» — то, что мы ощущаем по сей день.

Через 10 лет коэффициент благоустройства будет только наращиваться. Буквально на днях Сергей Семёнович Собянин говорил о том, что станет больше парков. Потрясающие изменения коснутся транспорта. Уже сейчас запущено МЦК, появились колоссальные развязки.

Город должен быть гуманным по отношению к человеку.

Но мне кажется, наша страна и Москва в частности, нуждается в законе о меценатах. Он нужен, как воздух, как хлеб. Если он появится, построят новые стадионы, музыкальные и конно-спортивные комплексы и даже элементарные скамейки. Помню, в Центральном парке Нью-Йорка меня удивили медные таблички на некоторых скамейках, и мой друг-дипломат пояснил, что это дар одной госпожи городу. Даже такая маленькая акция там приветствуется. Если закон о меценатах появится, он будет поддерживать тех, кто готов тратить деньги не на очередную яхту или мерседес, или самолёт, а на город.

Абстрактный город будущего должен иметь всё то, о чём мечтали на протяжении многих веков писатели в своих книгах-утопиях. Достаточно вспомнить знаменитый «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы. Город должен быть гуманным по отношению к человеку. Нужно, чтобы художественно-эстетическая среда включала в себя возможность реализации самых многообразных человеческих пристрастий, куда можно отнести и спорт, и хобби. И, конечно, хотелось бы, чтобы каждый человек имел у своего дома благоустроенный участок, замечательно организованный водоём, парк.

Пусть у каждого будет возможность посещать разнообразные музеи, исторические, современные, художественные, научные. Меня восхищают связанные с наукой музеи Америки. Мы, к сожалению, в этом плане отстаем. Вот скоро откроется после реконструкции Политехнический музей, и таких музеев должно быть много, чтобы всё время настраивать людей на работу и души, и интеллекта. Мы к идем к тому, чтобы таких музеев становилось больше, но, поскольку мы стали такими торопыгами, хочется, чтобы это было более интенсивно, динамично.

Благоустройство города — это не какая-то, непонятно кем выдуманная задача, а мудрый посыл в будущее. Бездушный город рождает и бездушное отношение к жизни, а благоустроенный город, насыщенный скульптурами, фонтанами, художественными решётками, декоративными композициями, приобретает иной смысл. Давайте созидать вместе.

Николай Басков, певец, народный артист России

Через 10 лет мы будем уже летать

Лично мне хотелось бы, чтобы Москва через 10 лет осталась современной и в то же время той прежней Москвой, чья история завораживает как тех людей, которые считают себя москвичами, так и гостей столицы. Наш мэр Собянин делает все возможное для того, чтобы Москва стала невероятно красивым городом. И у него это получается. Количество исторических зданий в центре города будет зависеть от экономики, от условий: «приносит — не приносит доход». Как бы то ни было, о них наилучшим образом позаботятся власти и охранные службы.

Народу в Москве через 10 лет станет больше, потому что с каждым годом люди все прибывают и прибывают в столицу — неважно, туристы они или нет. Поэтому надеюсь, через 10 лет будет удобно и автомобилистам, и пешеходам, а также появится много зон отдыха в центре Москвы. Хочется, чтобы центр был не только рабочим и служил для променадов по вечерам, но чтобы в нем было все All inclusive. Пускай каждый в Москве через 10 лет найдет свое место.

Если говорить об общественном транспорте, надеюсь, через 10 лет мы будем уже летать! На каких-нибудь машинах. Но метро должно остаться в любом случае. На нем ездит огромное количество людей, и оно — самый быстрый перевозчик в Москве из-за пробок и погодных условий. Правда, метро должно развиваться в более интересную инфраструктуру — возможно, в такой подземный город, наподобие больших аэропортов в Дубаях или в Париже, где есть все.

Идеальный абстрактный город должен быть абсолютно чистым, зеленым и удобным. Кафе у нас и так полно, а вот количество хороших бесплатных туалетов нужно сильно увеличить. Ну и обустроенных зон, где можно красиво посидеть на лавочке, попить кофе или прогуляться, должно стать больше. Важно чувствовать, что не ты заботишься о городе, а город заботится о тебе. Еще идеальной Москве пока не хватает парковок. Везде, особенно около ресторанов и магазинов.

Владимир Лёвкин, экс-вокалист группы «На-На», директор по культуре и спорту общероссийской общественной организации помощи и содействия инвалидам и лицам, нуждающимся в социальной защите «Союз социальной справедливости России», генеральный директор международного арт-фестиваля «Открытое море»

Московские дворики обретут новый вид

Те изменения, которые происходят в Москве за последние 10 лет, конечно, впечатляют. Своим размахом. И непросто сказать, что случится в столице ещё через 10 лет. Новых территорий поблизости так много, что их ещё осваивать и осваивать. Мне, как москвичу, хотелось бы, чтобы город стал социально доступным и те ошибки, ошибочки даже, я бы сказал, которые делаются в центре, подправили. Надеюсь, будет больше парковок не на улицах, а в высокоэтажных помещениях, и, таким образом, появится новое, положительное, отношение к нам, тем, кто за рулем.

Конечно, хотелось бы, чтобы сохранились московские дворики, в которых мы родились и выросли. Они всегда были наше всё. Во дворах мы гуляли, дружили, влюблялись. Пусть дворики останутся, даже если обретут новый вид.

Однозначно город станет более современным, но хочется обратиться к нашим московским строителям: земли-то много выделили, и, может, хватит в центре всякие несуразные дома строить?! Одно дело, когда они вписываются в архитектуру, и совсем караул, когда — нет. Надеюсь, общественный транспорт через 10 лет совершит новый виток. Ходят контактные троллейбусы, но они ведь могут держаться и бесконтактно. Возможно, я не прав, но, мне кажется, что у нас пока велосипедистов меньше, чем велосипедных дорожек.

Появится больше парков. Надеюсь, что, наконец-то, воплотится в жизнь мечта московских детей, и у нас будет свой Диснейленд. В Париж (я уж не говорю про Америку) далеко и дорого летать. Диснейленд же хотели строить в пойме Мневников. Там такие просторы, что он поместится. С другой стороны, у нас теперь Новая Москва есть. Сели, доехали и на машинах, и на городском транспорте. Почему бы там не построить Диснейленд? Красиво, одним махом — так, как мы умеем!

Идеальный абстрактный город должен быть таким, чтобы в нём было комфортно жить. Там обязательны широкие тротуары, дома, которые не перекрывают солнце, много детских площадок и уютный исторический центр. Естественно, нужен удобный общественный транспорт, метро. Если говорить про Москву, а не про абстрактный город, думаю, МЦК получит иное, чем сейчас, развитие. В этом проекте заложено много идей. Если, как планировали, сверху пустят дорогу, будет шикарно.

Салават Щербаков, скульптор, народный художник России, академик РАХ

В Москве будет больше выставок

Думаю, Москва уже расширена, поэтому неплохо было бы двигаться в рамках существующих границ, включая «Новую Москву». Наверное, для того, чтобы случилось прогрессивное развитие, с учётом интересов людей и комфорта их жизни, нужно искать второе лицо Москвы, многовековое, культурное. Его следует ещё раз открывать, уточнять, показывая людям характер города через музеи, например. Надеюсь, в Москве, как и в любой столице мира, через 10 лет будет больше выставок.

Нельзя забывать о том, что Москва постоянно претендует быть одной из столиц мира. Это город со своей историей, и, конечно, он должен отражать будущее России. Если взглянуть вперёд, оглядываясь в наше прошлое, то нам есть, чем гордиться. Нужно реставрировать старые улицы, дома с лепниной. Сейчас большое внимание приковано к проблеме сохранения исторических зданий. Этим вопросом начали интересоваться со времён Грабаря и раньше. Культ старины возник в конце XIX-XX веков. В XVIII и XIX веках старые здания не сохраняли. Взять хотя бы Баженова, который хотел перестроить Кремль за счёт сноса значительной части его строений и вместо них построить здания в стиле классического Петербурга. На мой взгляд, исторические здания нужно сохранять.

Думаю, что общественный транспорт будет развиваться, за счёт инженерно и проектно выверенных решений. Многие города прошли эту стадию, когда выросло количество автомобилей. Я не пророк, но, возможно, и у нас, как в Европе, будет больше электромобилей. Дело в развитии технологий.

У Москвы, как у города, характер стихийный. В нём чувствуется наслоение разных стилей и драматизм, потому что город был когда-то сожжен французами. И, думаю, этот характер проявляется в желании постоянной новизны, в стремлении преодолевать кризисы. Но будем надеяться, что то, что называется великой русской культурой и то, что до революции было и называлось интеллигенцией, и то, что было утрачено и затоптано в советское время, снова возникнет. Ростки уже пробиваются.

В идеальном городе людям должно быть комфортно настолько, чтобы они могли развивать свои способности, чтобы у них был выбор, чтобы мир в целом вместе с доступом к мировым художественным и культурным ценностям для них был открыт.

Александр Хинштейн, депутат Госдумы, советник директора Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации

Москве не хватает спокойствия

Вне всякого сомнения, Москва через 10 лет станет гораздо более комфортным городом для жизни. Я вижу, как за последние несколько лет она стала краше. Мэр Москвы уже заявлял о тех планах, которые есть у правительства Москвы к 2018 году, и они будут реализовываться.

Транспорт, скорее всего, изменится, благодаря тем прорывным технологиям, которые существуют в мире. И очень важно, что в Москве сегодня активно развивается общественный транспорт. Очевидно, что все больше и больше людей будет им пользоваться, а метро станет максимально технически доступным и соединит все точки города. Уже введен в оборот гигантский объем станций, и, конечно, появятся новые остановки. Если весь народ пересядет на общественный транспорт, давки не будет, так как увеличится количество рейсов и будет больше выделенных полос.

У нас ежегодно увеличивается поток туризма в Москву, как внутреннего, так и внешнего. И, я уверен, так как город становится ещё более благоустроенным, туристов, особенно иностранцев, станет ещё больше. В Москве всегда было, на что посмотреть, но не умели подать товар лицом. Теперь город с этой задачей справляется. Свидетельство тому — огромные многочасовые очереди на выставки и то количество людей, которое сегодня гуляет по центру города в выходные и праздничные дни.

Москве не хватает, на мой взгляд, спокойствия. Но это не недостаток, потому что столица всегда была городом с сумасшедшей энергетикой, ускоренным движением, быстрым ритмом жизни. В то же время, если в Москве появится та размеренность жизни, которая есть в других российских городах, она потеряет свое неповторимое лицо.