timelapse

«Зарядье» для Москвы – это бомба»

Темы в материале

Главный приоритет работы московских строителей и архитекторов в последние годы – комплексное развитие столицы как мегаполиса, удобного для жизни, работы и отдыха.

Ключевое значение приобретают не отдельные объекты недвижимости, а системные проекты со сбалансированной инженерной, коммуникационной, экологической, социокультурной инфраструктурой. Опыту реализации таких проектов, как, например, «Зарядье» или «ЗИЛАРТ», роли архитекторов и проектировщиков были посвящены «Глазычевские чтения», которые прошли в конце прошлой недели в РАНХиГС.

Открыл чтения главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Он подчеркнул, что документы по зонированию становятся важнее долгосрочных стратегий, а показателем хорошей работы является конкретный проект. Возникает потребность в профессиональных людях с гуманитарными навыками, способными оценивать проект в далекой перспективе, а также в специалистах, владеющих точными науками.

«Вместе с тем руководитель проекта должен трезво оценивать свои возможности и понимать, что знать все обо всем невозможно. Поэтому сегодня ценятся не только личные умения, но и способность собрать цельную команду, которая доведет проект до конца, где каждый будет работать на результат», – добавил Сергей Кузнецов.

О том, как набиралась команда почти с нуля, рассказала директор по проектированию гражданских объектов «Мосинжпроекта» Галина Гордюшина. «Мы занимаемся реконструкцией «Лужников» и созданием парка «Зарядье», помимо их реализации мы успели запустить «Геликон-оперу». Команда у нас создалась недавно – в 2014 году, так как изначально «Мосинжпроект» специализировался на строительстве метро и дорог», – пояснила она.
По словам эксперта, блок проектировщиков в компании не меньше, чем строительный. В команде есть и инженеры, и конструкторы, и архитекторы, и генпланисты. «Нужно понимать, что даже если ты руководитель, ты все равно в сапогах и каске ходишь по стройке», – добавила Галина Гордюшина. По ее словам, если речь идет о контроле производства, то необходимы узкие специалисты, в менеджменте и управлении на первый план выходят личные качества. Нужны инициативные, идейные люди, финансовой мотивации недостаточно, поэтому приходится освежать команду.

Отвечая на вопрос, что бы они поменяли, учитывая опыт, полученный при реализации «Зарядья», Галина Гордюшина ответила, что, возможно, субподрядчиков. «В нашей команде тоже есть небольшая разрозненность, но проект очень сложный. Когда мы начинали его реализовывать, то рассматривали как один объект. Так нельзя. «Зарядье» – это комплекс из 11 проектов, уникальных и непохожих друг на друга, – филармония, «парящий мост» и т.д., поэтому возникли определенные сложности с проектировщиками. Вернувшись назад во времени, я бы в этом плане сделала все по-другому», – отметила она. Также эксперт добавила, что сроки, которые ставят власти, должны быть реалистичными. «То же «Зарядье» – выстраданный проект, для Москвы это бомба, а в мире уже есть подобные вещи, их умеют делать. Мы привлекли лучших специалистов в стране, но пока до конца не можем победить эту сложную конструкцию», – посетовала она. Гордюшина подчеркнула, что любые вопросы можно закрывать отечественными специалистами, но у нас не хватает свободы в рамках работы архитекторов, конструкторов.

Сергей Кузнецов отметил, что «Зарядье» превосходит все ожидания, но в итоге все видят красивую картинку, а не то, как проект реализовывался, и напомнил про «триумвират» – «быстро, дешево, качественно». «Даже если один пункт выполнен, это зачастую – успех», – сказал он и привел в пример зарубежные проекты, во время реализации которых и сроки, и стоимость строительства увеличивались в 5–10 раз, но в итоге города получали очень качественные объекты. 

«Уникальность «Зарядья» еще и в том, что его удалось реализовать в наших условиях – при негибком законодательстве, при устаревших строительных практиках. Например, в ходе работы над «стеклянной корой» филармонии, нам сначала говорили, что детали надо производить только за рубежом, но в итоге российская компания, которая этим занимается, сама развила необходимое производство», – добавил Кузнецов.

Также на чтениях были приведены примеры долгосрочных объектов, чья реализация может продолжаться лет 10. «Когда мы приступили к реновации бывшей промзоны «ЗИЛ» – реализации проекта «ЗИЛАРТ», мы обратились к зарубежным примерам – London Dockland, который очень быстро стал знаковым для британской столицы, Puerto Madero, где за 5–7 лет на месте криминального вырос фешенебельный район, Cjnfluence Lyon, увеличивший историческую часть Лиона, Fjord City с новым зданием оперы и 13 км береговой зоны. Обобщив их, мы нашли новую интересную стратегию для развития «ЗИЛАРТа», – отметил Иван Романов, управляющий директор «ЛСР. Недвижимость – Москва». Проект объединяет и жилье, и офисы, и парки, и музейный центр современного искусства, который реализуется в рамках сотрудничества с Эрмитажем, и др.

У реализации такого масштабного проекта есть свои особенности. «Все объекты должны быть построены к концу 2022 года, чуть больше времени займет реализация. Мы живем в чрезвычайно изменчивой среде, поэтому важно иметь запасные сценарии развития. Например, мы приступаем к проектированию каждого нового объекта на территории ЗИЛа непосредственно перед его строительством. Потому что если брать то же самое жилье, то предпочтения покупателей, рыночные условия могут поменяться в самый последний момент», – пояснил эксперт.

Кстати, учитывая эти требования, эксперты отметили, что остро стоит вопрос стратегии воспитания архитекторов-градостроителей. «Студенты и будущие специалисты должны понимать, что их задача – не просто рисовать дома и улицы, а формировать образ жизни, представлять себе аудиторию, которая будет жить тут через 10, 20, 30 лет», – сказала Евгения Муринец, управляющий директор по развитию городской среды АИЖК.

Также она отметила, что необходимо учитывать мнение жителей, ведь именно для них и работают архитекторы.

Иван Чернышев