timelapse

Завершение реконструкции Рублевской станции водоподготовки АО «Мосводоканал»

Темы в материале

Сергей Собянин: Сегодня большой день для Рублевской станции водоподготовки и для миллионов жителей, которые пользуются водой с этой станции, — всего 26 районов Москвы. Введен блок озоносорбции, который позволяет значительно улучшить качество воды, она становится светлее, без запаха и по другим параметрам улучшается. Елена Евгеньевна (руководитель Управления Роспотребнадзора по городу Москве — главный государственный санитарный врач по городу Москве Елена Андреева), расскажите, где вы вообще контролируете московскую воду, на каких точках, с какой частотой и по каким параметрам.

Елена Андреева: Сергей Семенович, мы контролируем воду на четырех станциях водоподготовки в Москве. Это Западная, Рублевская, Северная и Восточная. В среднем в год Управление Роспотребнадзора по городу Москве проводит около пяти тысяч исследований воды на 80 тысяч показателей. Это органолептические, физико-химические, микробиологические, радиологические, вирусологические показатели. И вот такие станции с такой степенью очистки и особенно с озоносорбцией сегодня позволяют нам говорить о том, что вода на выходе практически полностью соответствует требованиям СанПиНа.

Если раньше оставался запах, была мутность, цветность, то есть какие-то десятые доли процента указывали на то, что не все хорошо, то вот такие методы говорят о том, что практически стопроцентно вода теперь отвечает требованиям СанПиНа.

Сергей Собянин: При этом Москворецкая система — она не самая лучшая? Самая тяжелая, пожалуй?

Елена Андреева: Да, она тяжелее. Она более загрязненная, нежели Волжская система, там большое количество антропогенных источников, поэтому мы говорим о том, что именно на этих станциях, которые получают воду из Москворецкого бассейна, особенно важны степень и качество очистки.

Сергей Собянин: Именно поэтому на Рублевской станции (Рублевская станция — не путать — не для жителей Рублевки, а для значительной части Москвы, и эта вода самая тяжелая) в первую очередь делали такие сложные системы очистки.

Елена Андреева: Три округа: Северо-Западный, частично Центральный и частично Западный.

Сергей Собянин: Коллеги, каково ваше мнение, как система работает?

Руфина Михайлова (заведующая лабораторией гигиены питьевого водоснабжения и биофизики воды ФГБУ «Центр стратегического планирования и управления биологическими рисками здоровью»): Мы считаем, что это действительно современная технология, которая в какой-то степени универсальна, то есть она позволяет удалять и органические загрязнения, которых мы сейчас имеем очень много, потому что, в принципе, вся окружающая среда, в том числе и вода, испытывает химический прессинг. И поэтому очень важно, чтобы вода действительно была безопасной и химически, и биологически. Вот уже говорил специалист, что, действительно, контролируются вирусологические, бактериологические показатели, и мы считаем, что это своевременно сделано, потому что действительно самые серьезные проблемы есть с загрязнением источников, а качество воды зависит от современных технологий водоподготовки.

Сергей Собянин: Как с технологиями?

Юрий Соломонов (директор, генеральный конструктор корпорации «Московский институт теплотехники»): Сергей Семенович, я вспоминаю сентябрь 2015 года, когда я к Вам пришел с предложением расконсервировать работы по этой станции. Я, в общем-то, уверен был, что Вы двумя руками поддержите это направление. Так и получилось. Единственная просьба, которая была высказана, — форсировать работы и вместо трех лет выполнить их за два года, что мы вместе с генеральным подрядчиком — группой компаний «АРКС» — сделали удачно. В работах принимало участие (в той части, которая касается озоносорбции) более 50 предприятий. Из них львиную долю работ выполнили московские предприятия.

И мы решили не просто задачу очистки воды, а создали общими усилиями то, что находится на уровне мировых стандартов, что позволяет с оптимизмом смотреть вперед. Безусловно, те три с половиной миллиона человек, о которых Вы сказали, будут пить хорошо очищенную воду. И это находится в тренде того, что происходит во всем мире, потому что, хотим того или не хотим, вода — это источник жизни. И нужно под руководством Москвы (я на эту тему разговаривал с Президентом) тиражировать эти технологии за ее пределами, и Москва должна, на мой взгляд, возглавить эту работу, поскольку жители в нашем государстве все равны.

Сергей Собянин: Я вам скажу, что эти технологии очень сложные и очень дорогие. Слава богу, что они практически полностью сегодня реализуются в России и, как вы сказали, московскими предприятиями, но это непростые проекты. Тем не менее я сейчас дал поручение начинать проектирование на Западной станции, чтобы ее полностью перевести на новые технологии. Таким образом, все это направление, самое сложное с точки зрения качества воды, которую мы потребляем, будет обеспечено новыми технологиями, новым уровнем очистки воды так, чтобы она соответствовала европейским стандартам.

Юрий Соломонов: И это позволит сохранить самое главное — кооперацию тех предприятий, которые работают.

Сергей Собянин: Спасибо, что-то добавите?

Александр Чамаев (генеральный директор аналитического центра ЗАО «Роса»): Мне хотелось бы поздравить и работников Мосводоканала с этой большой победой, и москвичей. Качество воды в Москве всегда соответствовало европейским нормам и было не хуже, чем в таких городах, как Париж, Берлин и другие европейские столицы. С внедрением новых современных технологий мы сможем поддерживать это качество на высоком уровне, несмотря на рост антропогенного загрязнения. Мы с вами будем пить воду качественную и безопасную.

Сергей Собянин: Сейчас проверим.

Александр Чамаев: Конечно.