timelapse

Стенограмма интервью заместителя мэра Москвы по градостроительной политике и строительству Марата Хуснуллина телеканалу «Москва 24»

ВЕДУЩАЯ: Марат Шакирзянович, здравствуйте.

ХУСНУЛЛИН: Здравствуйте.

ВЕДУЩАЯ: Марат Шакирзянович, ну, как уже известно всем москвичам, у Стройкомплекса есть целый ряд приоритетных направлений. Но в связи с тем, что в России продолжается год культуры, мы с Вами никогда еще детально не обсуждали культурные объекты в столице и их строительство. У меня возник первый вопрос. Насколько это направление приоритетно для развития градостроительной политики города?

ХУСНУЛЛИН: Мы считаем, что культура вообще, она важна в любом городе. А такой мегаполис, как Москва, он, безусловно, должен быть насыщен максимально объектами культуры. И надо сказать, что у Москвы достаточно большое количество объектов. У нас более 80 театров, у нас много объектов, которые можно посетить. И градостроительная политика города была последние годы направлена, ну, во-первых, я прямо скажу, на достройку всех долгостроев, которые были в области культуры.

У нас было несколько десятков долгостроев. И мы вот эти долгострои за последние годы, во-первых, часть достроили, такие, как, например, там более десяти лет театр имени Градского на Коровьем Валу строился. Музей имени Глазунова мы достроили. Я считаю, что один из выдающихся объектов - это школа искусств имени Стравинского, да, она находится в спальном районе Митино. Это в прошлом вообще центральный тепловой пункт, который переделали под школу, а сегодня в этой школе три полноценных органа. Причем органы в том числе такого уровня, которые находятся и в Венской опере. Причем действующие уже органы. В этом году мы достроили, закончили реконструкцию музыкальной школы имени Танеева. Ну, я считаю, что это, конечно, огромная заслуга, ну, безусловно, это решение принял мэр, что мы достроим все, Сергей Семенович Собянин принял решение, что мы все объекты культуры, долгострой, должны достроить.

ВЕДУЩАЯ: А вот скажите, Марат Шакирзянович, если уж мы заговорили про музыкальную школу имени Танеева и про музыкальную школу имени Стравинского. Эти объекты считались долгостроями, их реконструкция началась, если я не ошибаюсь, еще лет десять назад, а потом была приостановлена. Но вот что-либо предыдущие застройщики успели сделать, либо за последние два-три года вам все приходилось делать заново?

ХУСНУЛЛИН: К сожалению, проблема была в том, что за последних 3 - 4 года очень сильно поменялись нормы. Поменялись пожарные нормы, поменялись нормы безопасности, поменялись санитарно-гигиенические нормы. И поэтому нам практически все объекты пришлось заново перепроектировать. Соответственно, заново пришлось расторгнуть все контракты с предыдущими подрядчиками и заново провести эту работу. Поэтому была определенная задержка по этим проектам. Но зато мы получаем уже сегодня самые современные объекты культуры, соответствующие всем современным нормам.

ВЕДУЩАЯ: Давайте тогда поподробнее поговорим о каждой из этих школ. Например, музыкальная школа имени Танеева, она же находится в родовом особняке семьи Танеевых, что, в принципе, добавляло значительную сложность этому объекту. Что было сделано?

ХУСНУЛЛИН: По сути, мы сделали реновацию данного объекта. То есть мы сохранили фасадную часть, мы сохранили основные элементы этого памятника, что привело к дополнительному удорожанию, к удлинению срока реализации проекта. Но наша была общая политика, что мы в центральной части должны все-таки такие здания, тем более памятники, мы должны сохранять. Я хочу сказать, что огромную роль в этом директор школы сыграла. Вот она лично сама занималась всеми этими проектами. И хочу сказать, что это вот такой объект, за который совершенно не стыдно. Это было такое заброшенное, в плохом состоянии здание, где дети в приспособленных условиях занимались. А сегодня это прекрасное здание с 30 музыкальными классами, с залом на 145 мест, и сделано на очень высоком качественном уровне.

ВЕДУЩАЯ: А насколько сложно исторический особняк превратить именно в современную музыкальную школу, это же тоже определенные нюансы учитывать?

ХУСНУЛЛИН: Вы знаете, очень просто считается. На 30 процентов дороже, чем новое строительство. И примерно на 50 процентов дольше. Потому что отдельно идет проект реставрации, отдельно идет проект нового строительства. Увязать эти два проекта и по срокам, и по деньгам, получается вот такой результат. Но мы такое решение приняли, что в центре города должен быть памятник сохранен и сделан по всем требованиям именно восстановления памятника.

ВЕДУЩАЯ: А вот долгострой, который именовался «Школа имени Стравинского», по сути, можно назвать абсолютно новым строительством, потому что школа же начала работать еще в 95-м году, и у нее же, по сути, не было своего отдельного здания, и ютились в каком-то там чуть ли не подвальном помещении?

ХУСНУЛЛИН: Школа ютилась в разных помещениях. Потом было принято решение разместить в здании центрального теплового пункта, в котором находился центральный тепловой пункт для огромного микрорайона. Это здание начали приспосабливать под школу. Потом бросили. Потом, так как это был ЦТП, его пришлось полностью все перестроить, полностью перепроектировать. И сегодня это школа, в которой 400 детей могут учиться. Как я уже сказал, там есть 3 органа. То есть, чтобы в спальном районе Москвы сегодня иметь 3 прекрасных органа, да, причем, один из них концертный, ну, я считаю, что это огромное достижение и для Москвы, и для Митино.

ВЕДУЩАЯ: Ну, естественно, раз мы уже заговорили на музыкальную тему, я не могу Вас не спросить про знаменитую Гнесинку. Потому что до сих пор ученики занимаются в самых разных зданиях, в самых разных районах Москвы. Когда, наконец, этот объект будет завершен? Что уже сделано, и что еще предстоит сделать?

ХУСНУЛЛИН: Здесь с этим объектом, тоже он более 10 лет уже реконструируется, планируется к стройке. Это памятник культуры. Поэтому когда приступили к работам по данному памятнику, например, вскрылись отдельные барельефы с росписью, пришлось заново реставрировать, тратить на это дополнительные деньги. И в результате из четырех основных корпусов три корпуса готовы, и дети там уже занимаются. Значит, туда привезли тоже просто прекрасный орган. Его сейчас настраивают. То есть в трех корпусах идет обучение детей уже сейчас. А четвертый корпус будет закончен к концу года. И в начале следующего года уже будет запущен в эксплуатацию.

ВЕДУЩАЯ: Я так понимаю, Москва, если мы говорим о музыкальной школе, делает ставку на орган?

ХУСНУЛЛИН: Ну, я хочу сказать, что у нас фактически в каждой музыкальной школе орган. И, например, если особенность Гнесинки назвать, то там около 100 пианино и роялей фирмы «Стэнвэй». Все понимают, что это за инструмент. Но мы решили, что раз уж это такого высокого уровня образовательное заведение, то соответственно инструменты должны быть высочайшего мирового уровня, которые специально были изготовлены для данного учебного заведения. И я думаю, что много очень выдающихся учеников. Непосредственно руководитель Хохлов, он очень активно занимается, принимает участие во всех наших планерках, и так очень с душой относится к этому делу. И я хочу сказать, вот то, что уже три корпуса получились, я прямо говорю, это просто шедевр. То есть абсолютно памятники, прекрасно отреставрированы, в прекрасном состоянии. И 1 октября, мы надеемся, уже будет концерт, уже в новом здании на органе будет поставлен первый концерт.

ВЕДУЩАЯ: Скажите, Марат Шакирзянович, вот этих перечисленных сейчас Вами объектов, музыкальных объектов, их достаточно для Москвы? Либо вы планируете строить еще дополнительные музыкальные школы, школы искусств?

ХУСНУЛЛИН: Вы знаете, мы еще целый ряд школ планируем. У нас, например, одна школа в Северо-Восточном округе открывается музыкальная для посещения 1600 детей. Она готова, построена. Огромное здание. Это как три общеобразовательные школы среднего уровня. Значит, она уже готова. Буквально документы подписаны.

Плюс мы еще целый ряд музыкальных школ начинаем проектировать. Плюс мы строим несколько общественных центров. Причем общественных центров, например, на месте бывшего кинотеатра «Таджикистан», на месте сгоревшего центра в Щукино. То есть еще целый ряд таких объектов мы проектируем и начинаем строить. Ну, мы так считаем, что ежегодно у нас по несколько объектов, порядка пяти тире десяти объектов будет ежегодно вводиться в области культуры.

ВЕДУЩАЯ: Ну, и плюс к этому, я так понимаю, вопрос с театрами все равно стоит. Вот, например, у нас более 30 лет или уже около 30 лет в подвале на улице Чаплыгина ютятся актеры «Табакерки». И все ждут, что вот-вот уже этот объект будет сдан. Насколько мне известно, по крайней мере, та информация, которой я обладаю, в принципе, с точки зрения Стройкомплекса уже все сделано. То есть речь идет о некоем ввозе дополнительного оборудования. Так ли это на самом деле?

ХУСНУЛЛИН: Так это на самом деле. Строительная часть Театра Табакова завершена. Мы непосредственно с самим Табаковым находимся на прямой связи, постоянно с ним общаемся. Он попросил, я бы даже сказал, настойчиво просил, поставить самое лучшее оборудование немецкое. Значит, мы договорились о том, что, и сейчас заключили контракт на поставку этого оборудования. И оборудование, уже часть изготовлено, часть находится уже в пути. Мы до конца года соберем это оборудование. В начале следующего года оно будет запущено в эксплуатацию. И уже в начале следующего года театр имени Табакова в новом здании будет в центральной части города уже действовать.

ВЕДУЩАЯ: В чем еще уникальность этого объекта?

ХУСНУЛЛИН: Прекрасная сцена-трансформер, очень технически сложная, которая позволяет проводить различного уровня спектакли и любые культурно-зрелищные мероприятия.

ВЕДУЩАЯ: Получается, другие театры такой сценой похвастаться не могут и вряд ли смогут в ближайшее время?

ХУСНУЛЛИН: Ну, у нас очень высокого уровня театр «Геликон-опера». Мы тоже его, вот, в этом году хотим закончить строительную часть. И на следующий год его запустить. Та же самая проблема, что театр в памятнике находится, в здании, которое является памятником. Поэтому пришлось переделать весь проект. Пришлось к существующему памятнику в стесненных условиях, значит, построить новый корпус. Общая площадь тоже объекта более 12 тысяч квадратных метров. Сложнейшая уникальная часть сцены - тоже немецкая механика, лучший в мире звук, свет. Сам господин Бертман тоже лично занимается этим вопросом, принимает участие во всех наших планерках. Ну, так с душой очень относится к этому объекту, к этому, к своему театру будущему. И я думаю, что в следующем году москвичи и гости столицы смогут уже присутствовать на постановках этого театра.

ВЕДУЩАЯ: Хорошо. А насколько серьезен ваш опыт, если мы говорим о строительстве памятников. Вот, например, памятника Дмитрию Кантемиру в Царицыно. Там что происходит?

ХУСНУЛЛИН: Да, этот памятник запроектирован. Прекрасный памятник. Это молдавский князь, которому Петр Первый как своему сподвижнику подарил часть этой территории. И в память о нем. Это, кстати, памятник от правительства. То есть мы предоставляем место. Мы готовим постамент и благоустройство. Сам памятник изготавливает правительство Молдовы. Мы в прошлом году, кстати, построили прекрасный памятник Столыпину за кратчайший срок. Вот около Белого дома мы буквально за несколько месяцев построили прекрасный памятник. Когда сегодня мимо него проезжаешь, на него смотришь, кажется, что будто так всегда и стоял в этом месте.

ВЕДУЩАЯ: А вот скажите, Марат Шакирзянович, с учетом того, что этот год - это Год культуры, у вас стояла изначально задача привести в порядок или построить максимальное количество культурных объектов? Либо примерно там такое же количество культурных объектов будут построены и реставрированы в следующем году?

ХУСНУЛЛИН: Нет, у нас стояла задача - максимально закончить все начатые объекты. Поэтому мы часть заканчиваем в этом году. У нас в этом году 11 объектов сдается. В предыдущий год было 5 объектов. И дальше мы за..., дальше мы за 14-й, за конец 14-го - начало 15-го года закончим все остальные объекты. Ну, я хочу сказать, что кроме бюджетных объектов, которые прямо где мы строим, у нас, например, был в прошлом году сдан театр на Олимпийском проспекте, в котором сейчас вот работает группа под управлением Надежды Бабкиной. Я хочу сказать, что это прекрасный театр на 500 посадочных мест, оборудованный по самому последнему новейшему слову техники. Значит, у нас с помощью города, мы, как город, обратились к инвестору с просьбой достроить школу-театр имени Аркадия Райкина, допустим, в Северо-Восточном округе.

Несколько тысяч квадратных метров с открытой летней верандой, с открытой летней сценой. И город благоустроил парк вокруг. Часть парка благоустроил инвестор, часть - благоустроил город. И в принципе из такого долгостроя получился прекрасный объект.

Еще один очень серьезный объект, который мы по поручению Сергея Семеновича приступили к проектированию, это, ну, так называемая филармония рядом с парком «Зарядье». Значит, еще крупнейший такой объект, который будет мирового уровня. Мы сейчас приступили, проектируем. И где-то планируем, что где-то к 17-му году он будет построен. Это тоже такой знаковый очень объект, который, мы считаем, что будет таким достойным вкладом в культуру Москвы.

ВЕДУЩАЯ: А вот над этим проектом работают наши, отечественные проектировщики? Или мы обращаемся к иностранцам?

ХУСНУЛЛИН: На консультации мы привлекаем ведущих мировых специалистов. Мы работаем вместе над этим проектом, нас консультирует Гергиев по этому проекту. И он рекомендует, кто по звуку в мире лучший специалист, по архитектуре именно таких культурных объектов. Поэтому, мы считаем, что это будет очередным таким вот шедевром.

Мы в конце сентября подведем итоги конкурса на застройку. Уже будет понятно, кто будет этим заниматься.

ВЕДУЩАЯ: Скажите, Марат Шакирзянович, если мы вообще говорим о строительстве новых культурных объектов и о реставрации исторических объектов, насколько мы, с точки зрения бюджета, вообще можем себе позволить такое дорогое удовольствие?

ХУСНУЛЛИН: Мы вообще приняли решение ведь постараться максимально исторический центр, не только центр, весь город по благоустройству. Мы начали программу дворов, программу парков, программу благоустройства улиц. Сейчас идет улучшенная реконструкция вылетных магистралей. То есть каждую вылетную магистраль не только транспортно реконструировать, но и внешний вид вокруг, парки, дорожки, пешеходные, велосипедные. Это создание образа жизни, создание среды. От этой работы будет зависеть, комфортно людям будет жить в городе или некомфортно. На этом, мне кажется, не надо экономить. И если вот в рамках этой работы посмотреть по центру. Значит, более трехсот фасадов исторических зданий отреконструировали за последний год. Активную работу ведем с инвесторами, значит, по как бы их привлечению к восстановлению и приведению в порядок своих зданий. То есть это огромная, колоссальная работа, призванная создать вот лицо города. Будут пешеходные улицы. В рамках пешеходных улиц, значит, сразу реставрация фасадов. То есть мы должны сделать лицо города и создать вот этот образ жизни, благоприятный для работы и для проживания.

ВЕДУЩАЯ: Ну, то есть, да, лицо города, если мы говорим о некой эстетической точке зрения, комфорта. А вот то, что касается непосредственного удобства. Социальная инфраструктура, она же играет, ну, мягко скажем, не последнюю роль. Тем более социальная инфраструктура является одним из приоритетных направлений Стройкомплекса. Вот какие задачи на сегодняшний день стоят перед вами?

ХУСНУЛЛИН: Задачи у нас стоят вполне конкретные. У нас была вот задача, скажем, к 13-му, 14-му году максимально построить садики. Садики для чего? Для того чтобы ликвидировать очередь в садики. То есть сегодня у нас уже дети от трех до семи лет полностью обеспечены садиками. Вот буквально за последние три года мы построили 107 объектов образования. Это садики, школы, пристройки к школам. В этом году, скажем, мы вот к Дню города в общей сложности создали 29 объектов образования, садики, школы. Значит, до конца года мы планируем построить еще 26 объектов. То есть мы ежегодно строим порядка 30, 40 объектов образования за бюджет. Я подчеркиваю, очень большая работа сделана по привлечению внебюджетных источников. Вот, если мы, скажем, в этом году сдадим там 39 объектов за бюджет, то примерно 16 объектов будет, эти садики и школы будут построены за внебюджетные источники. То есть мы совершенно поменяли подходы к комплексной застройке территории. Если сегодня инвестор не берется строить школу и садик одновременно или даже опережающим темпом с застройкой жилых домов, мы не разрешаем строительство.

ВЕДУЩАЯ: А вот, я думаю, у всех, кто нас сейчас слушает, возникает вполне логичный вопрос. Вот в данном случае, если мы говорим о таком количестве школ и детских садов, на качестве это никаким образом не отражается?

ХУСНУЛЛИН: Вы знаете, я хочу сказать, что сегодня ни за один построенный объект нам не стыдно. Значит, все объекты, которые мы строим, они высочайшего качества. Я хочу сказать, что мы с Департаментом образования отработали очень такое серьезное, скрупулезное техническое задание на проектирование и строительство садиков. Если посмотреть, вот новые садики и школы, которые появляются, они совершенно по внешнему виду и по внутреннем качественным характеристикам намного лучше, чем строили раньше типовые школы, садики.

ВЕДУЩАЯ: А вот в чем принципиальное отличие? Потому что я себе представляю, как выглядит стандартный детский сад, стандартная школа, даже куда я ходила. Вот. Они все примерно одинаковые. Вот принципиальное отличие того, что строится сейчас, от того, что уже стоит, и куда ходят годами дети.

ХУСНУЛЛИН: Значит, во-первых, применяются более качественные материалы, скажем, материалы, связанные с освещением. Применяются другого уровня светильники. Что такое светильник другого уровня? Значит, у детей зрение будет лучше. Значит, применяется повышенная норма по вентилируемым помещениям. Применяются нормы по тепло- и энергосбережению. Это специальные тройные пакеты, которые защищают, то есть создают..., зимой защищают от холода, летом защищают от жары. То есть это меньший перепад температуры в садике. Но еще целый ряд, совершенно другого уровня мебель применяется. Сегодня применяется различная мебель, которая может работать как трансформер. У нас фактически в каждом садике сегодня есть бассейн, чего раньше в садике не было, когда Вы ходили, когда я ходил в садик.

ВЕДУЩАЯ: Бассейна не было.

ХУСНУЛЛИН: Бассейнов у нас не было. Вот. А сейчас у нас в каждом садике бассейн. Но и качество материалов. Например, мы во многом ушли от панельных типовых садиков, где это было возможно. Перешли на индивидуальные проекты. То есть это более долговечные материалы. Даже внешне выглядят веселее.

ВЕДУЩАЯ: Мне вот некоторое время назад попалась статья как раз о неких наноматериалах, из которых строят сегодняшние детские сады и школы. Автор статьи заявляет о том, что в таких школах практически невозможно распространение какой-либо инфекции, потому что там чуть ли не стены всю эту инфекцию поглощают. Это такие досужие журналистские домыслы?

ХУСНУЛЛИН: Значит, нет. Мы на самом деле попробовало один из микрорайонов, который город строит, построить все-таки немножко по другим принципам. Во-первых, мы сам микрорайон построили в Западном Дегунино. Причем в абсолютно таком депрессивном районе на территории бывшей промзоны. Значит, ну и во-первых, внешний вид другой совершенно домов. Во-вторых, внутридворовое пространство сделано с повышенным уровнем комфортности, да. Построен внутренний такой большой двор современный. И в этот же комплекс вписываются органически и садик, и школа. И вот, например, часть отделочных материалов, которые применяются при отделке школ, они в себе содержат элементы серебра. Такие частицы. А серебро считается, ну, как бы такой металл, который, действительно ионизирует воздух, очищает его. То есть он, в принципе, для здоровья детей намного лучше. Вот. И то, что я уже начал говорить, это и теплоизоляционные материалы, это и система вентиляции. Это еще целый ряд материалов, которые, стены, покрытия, которые не вытираются и более качественные. То есть мы вот на этом проекте, это по договоренности мэра и Роснано, Чубайс, мы договорились, что вот мы на этом проекте испробуем эти новые технологии. Сейчас мы их построили, вот сдаем в эксплуатацию. И посмотрим, как они себя будут вести дальше в эксплуатации. А дальше будем развивать это на других объектах.

ВЕДУЩАЯ: Марат Шакирзянович, но у нас к объектам социальной инфраструктуры имели непосредственное отношение объекты спорта и здравоохранения. Там все тоже двигается такими быстрыми темпами?

ХУСНУЛЛИН: Да, мы строим большое количество объектов здравоохранения, мы строим, проектируем и строим десятки поликлиник, ряд новых крупных объектов, больниц. В общем-то, ряд старых долгостроев заканчиваем. И что, что касается спорта, то у нас вот в этом году был за рекордно короткий срок построен Гребной канал. Вот руководитель федерации, международной федерации гребли на байдарках и каноэ назвал этот канал лучшим в мире. То есть по подготовленности.

ВЕДУЩАЯ: Есть за что назвать.

ХУСНУЛЛИН: Да. Лучшим в мире. И потом, я сам строил и канал в Казани тоже гребной к Универсиаде как бы. И вот этот канал. И я, действительно, хочу сказать, что по оснащенности этот канал очень достойный. Вот. В этом году у нас хоть и не

совсем бюджетная стройка, но мы активно помогали в принятии градостроительных решений по стадиону «Спартак». Значит, это, считаю, что для города огромное спасибо инвестору, который построил такой шикарный объект в подарок для города. Вот. Мы активно сегодня реконструируем «Лужники». Причем с опережающими. Да, идем пока с опережением графика. Но месячное опережение графика при такой большой стройке - это не так много. Но то, что не отставание, - это уже хорошо. Вот. Но и по всем объектам, которые к чемпионату мира, мы, в общем-то, очень активно работаем. Мы считаем, что мы к чемпионату мира всю инфраструктуру подготовим.

ВЕДУЩАЯ: Но в плане дорог, мне кажется, Стройкомплекс ставит тоже определенные рекорды. Потому что практически, на мой взгляд, все дорожные объекты, они на сегодняшний день вводятся раньше срока. Скажите, а если задать вопрос о социальной инфраструктуре, здесь есть рекорды, которыми можно похвастаться?

ХУСНУЛЛИН: Но я хочу по дорогам отдельно сказать. Огромное спасибо нашим всем строителям-дорожникам, да. Ну, объект, который нужно строить 40 месяцев, построен за 17 месяцев. Надо пахать круглосуточно. А тем более еще ведь все объекты, на которых они строят дороги, они без ограничения движения. То есть, ну, там чуть ли не по воздуху летать приходится, чтобы эти объекты построить, работать ночами. А это же ночью всегда тяжело организовать работу. Это у людей меньшая производительность труда. То есть в таких вот нечеловеческих трудных условиях, в общем-то, строители городу сдали ряд просто выдающихся объектов. Что касается скорости строительства социальных объектов. Нормативный срок строительства садика или школы полтора года. Сегодня мы, ну, нужно было срочно построить школу в микрорайоне на улице Синяевской. Это на севере, в районе Молжаниново. Потому что заселили большой микрорайон жилой, военный, а инфраструктуры нет. Естественно, люди заехали, стали требовать, куда вести детей. Мы за пять месяцев построили школу, у которых нормативный срок, я говорю, полтора года.

ВЕДУЩАЯ: Вы тоже хотите сказать, что на качестве это не отразилось?

ХУСНУЛЛИН: Очень сильный подрядчик. Отдать надо должное. За короткий срок просто построил прекрасный объект. Но, я считаю, что рекорды - это хорошо. Но надо работать системно. Потому что это всегда такая работа на пределе человеческих сил, на большом административном и организационном ресурсе. Поэтому когда нам такие задачи ставит мэр, а эту задачу нам поставил мэр, мы ее выполнили. Но мы все-таки, я считаю, огромное достижение и огромное спасибо Сергею Семеновичу, что мы имеем трехлетнюю адресную программу развития. Нам не надо заниматься, но, когда такие исключительные случаи, мы можем собраться и строить. Но так-то мы на три года вперед расписали, сколько садиков, школ, сколько блоков начальных классов мы построим за ближайшие три года. Конечно, это очень облегчает нашу работу с точки зрения планирования сил, денег и планирования наших строительных мощностей.

ВЕДУЩАЯ: Вы знаете, Марат Шакирзянович, мне очень часто задают вот какой вопрос. Вот скажите, Стройкомплекс изначально закладывает больший срок на строительство того или иного объекта для того, чтобы потом показывать некие рекорды? Либо, действительно, быстрее строят? Вот мне хочется, чтобы лично Вы на этот вопрос ответили.

ХУСНУЛЛИН: Я совершенно точно говорю, что любой срок строительства, он проверяется специально аккредитованными экспертами. Срок строительства утверждает экспертиза. Срок строительства рассчитывается, исходя из трудозатрат, что человек работает 8 часов, что механизмы работают определенное время. Что есть такие-то определенные ограничения для работы. А мы сегодня перешли практически в круглосуточный режим. Вы представляете, мы, например, Можайское шоссе строили бы 4 года.

ВЕДУЩАЯ: С трудом.

ХУСНУЛЛИН: Ну, вот. Вы представьте, 4 года люди будут ждать, когда мы нормативный срок. Поэтому, понимая, что мы не можем столько времени ждать, поэтому мы пошли на эти беспрецедентные меры. Конечно, и я вот, пользуясь случаем, хочу сказать слова благодарности жителям. Потому что ведь жить рядом со стройкой - это нужно тоже терпение. Но у нас вариант - или мы там за год-полтора это строим, или мы строим 3 - 4 года. А при этом ситуация транспортная, она ведь у нас, количество машин-то у нас прибавляется. Поэтому, я считаю, что здесь приходится делать трудовые подвиги. Но еще раз повторю, надо строить работу системно. И все-таки в плановое время.

ВЕДУЩАЯ: Согласна с Вами, Марат Шакирзянович. В завершение нашего разговора хотела бы буквально в одном вопросе вернуться к строительству социальных объектов и задать вопрос любимый журналистский. Вот вообще какие объемы финансирования у нас на эти объекты выделяются? И как, в принципе, вообще удается высвобождать бюджетные средства, если их удается высвобождать? И можно, скажем так, средства, сэкономленные на строительстве одних объектов, перенаправить на строительство других?

ХУСНУЛЛИН: Значит, на ближайшие три года у нас на социальную программу 120 миллиардов рублей. Но я хочу сказать, что это самый большой бюджет в стройке из всех регионов России. Вот если взять любой регион России, у них на всю стройку уходит средств меньше, чем у нас на строительство объектов социальной сферы. Вот любой регион взять России, собрать все, что они строят за бюджет, у них объем строительства, все, что они строят, дороги, школы, больницы, у них суммарно это будет меньше, чем мы выделяем только на программу социального строительства. Вообще у нас город очень социальный.

ВЕДУЩАЯ: Ну, потому что Москва себе может это позволить.

ХУСНУЛЛИН: Ну, потому что может позволить, конечно, потому что у нас есть на это деньги. Что касается цены строительства, у нас в среднем стоимость строительства за последние три года снизилась на 25 процентов. Притом сроки у нас сократились почти в два раза. Поэтому вот на эти сэкономленные средства мы и строим такое большое количество объектов.

ВЕДУЩАЯ: Огромное Вам спасибо, что нашли время, вот, побеседовали, ответили на все мои вопросы. Спасибо большое.

ХУСНУЛЛИН: Спасибо.