Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

Тайны Остафьева

Темы в материале

Что скрывают музейные экспонаты? Красивые шкатулки, канделябры, вазы... Может, это просто антиквариат? Нет! Уникальные предметы, у каждого из которых своя история. Только нам о ней редко рассказывают. «НО» вместе с музеем-усадьбой «Остафьево» — «Русский Парнас» решили исправить эту чудовищную ошибку.

Музейные работники нередко говорят, что существует два типа людей. Первые хотят узнать что-то новое. Вторые приходят отметиться. Но и их понять можно. Ну кто из нас не зевал во время экскурсии? Все потому, что мы не умеем правильно смотреть по сторонам и пропускаем массу любопытных деталей.

А они во всем: в дверной ручке, старинном светильнике или вазе, которая кажется нам просто дорогим украшением. Вместе с сотрудниками музея-усадьбы «Остафьево» — «Русский Парнас» решили разобрать старинные вещи.

— Публиковать рассказы о музейных предметах мы начали еще в период пандемии. Они вызвали большой интерес, поэтому возникла идея сделать целый цикл подобных видеопубликаций, — рассказал директор музея-усадьбы «Остафьево» — «Русский Парнас» Юрий Евтюхин.

Бриллиантов не надо, а шаль подавай

Вот уж что-что, а в XIX веке обычную шаль купить было очень сложно. Некоторые дворяне даже влезали в долги: стоила она, как небольшое имение или деревенька с крепостными крестьянами! Шаль была более ценным женским украшением, чем бриллианты (стоимость, кстати, у них тоже была одинаковой). По такой причине этот предмет одежды даже вносили в приданое и в завещания, передавая из поколения в поколение!

Похвалиться своей дорогой шалью можно было, не только надев ее на себя. В XIX веке придумали даже специальный женский танец с этим предметом одежды.

Особенно популярными оказались индийские шали, которые были красивыми, мягкими и нежными на ощупь, а еще (что важно для российского климата) прекрасно сохраняли тепло. Дорогими они были еще и потому, что одна шаль могла изготавливаться больше трех лет. Прялись они вручную из пуха горных коз. После чего ткачи делали полотно и красили его натуральными красками.

Шаль, сохранившаяся в усадьбе Остафьево, уже европейская, изготовлена примерно в 1850–1870 годах

Как известно, электричества в XIX веке не было. Помещения освещали с помощью свечей. Вот только вряд ли кто-нибудь задумывался, что это вообще значит. Большие хрустальные люстры, например, зажигал» только во время балов и важных приемов, потому что осветить всю усадьбу было необычайно дорого. По воспоминаниям Петра Вяземского, одного из владельцев усадьбы Остафьево, только к одним своим именинам ему пришлось закупить 2 пуда (около 32 килограммов) воска. И все это на один день.

Освещением занимались специальные люди, которые поочередно зажигали свет в одном зале, а потом переходили в другой. Когда свечи в одном из помещений гасли, гости переходили в другое. Но в главном овальном зале Остафьева подобных люстр не было. Зал освещали специальными плошками, в которых находились стаканчики со смесью коровьего масла и воска, которые расставляли на карнизе. Местный «электрик» забирался на него и зажигал все плошки, прохаживаясь по карнизу без помощников и страховки, что со стороны выглядело впечатляюще.

 Мифологическое совпадение

Согласно древнегреческим мифам бог виноделия Дионис находился на Олимпе, но иногда спускался в подземное царство мертвых. Можно сказать, что то же самое произошло со статуей греческого бога здесь, в усадьбе Остафьево. В начале XX века его скульптура хранилась в библиотеке, а уже во времена советской власти считалась безвозвратно утерянной. Оказалось, что она десятилетиями хранилась под землей, среди мусора, скопившегося в подвале усадебного дома. Вернуться на землю, в «Русский Парнас» ей удалось только в 1990 году, когда ее совершенно случайно обнаружили рабочие.

 Геридон превратился в торшер

Мастерство отечественных производителей не знало пределов. Даже обычное дерево они выдавали за драгоценный металл. Это и к торшерам относится!

Хоть они и выглядели металлическими, но никогда таковыми не были. Основу выпиливали из сосны, а детали — из липы. Потом все покрывали левкасом — грунтом, изготовленным из смеси мела и клея, на который наносили позолоту.

Что касается торшера, то пока не изобрели электричество, его называли геридоном — подставкой под осветительные приборы. А уже когда в России появилось электричество, подставка превратилась в торшер. Для проводов сделали специальные отверстия.

 Курильница сохранит здоровье

Это сейчас мы используем небольшие настольные аромалампы: ставим в них свечку, поджигая вкусную пахучую смесь. А в XIX веке их заменяли напольные курильницы — треножник с вазоном, в который клали специальные чаши для углей и смесей. Последние оказывались смолами хвойных деревьев или ароматическими травами.

Курильницы не только ароматизировали, но и дезинфицировали воздух. Хорошей вентиляции в усадьбах никогда не было, поэтому курильницы использовали для очищения воздуха, ведь эфирные масла имеют антимикробное действие.

 К креслам уважительнее, пожалуйста

Уж почему кресло удостоилось такой чести, неизвестно, но в XIX веке его называли чуть ли не на «вы». Предпочитали говорить об одном предмете во множественном числе. Один из владельцев усадьбы, Петр Вяземский, писал о своем отце: «Большую часть дня просиживал он за книгою у камина в больших, обитых зеленым сафьяном креслах…» (хотя кресло было всего лишь одно). Кстати, оно до сих пор хранится в Остафьеве, пережив всех своих хозяев. 

Картина на злобу дня

В Остафьеве над гравюрой «Взбешенный музыкант» могли лишь только посмеяться, потому что усадьба находилась за городом, куда не доносились звуки города. А вот, например, в самой Москве изображение было на злобу дня. Шум, гам, постоянная толкотня и давка, изображенные художником в Лондоне, как будто успокаивали местных жителей и напоминали: в любом городе мира вас будет ждать то же самое. Даже через сто лет (кому, как не нам этого не знать). Оттиск гравюры «Взбешенный музыкант», сохранившийся в Остафьеве, в следующем году отметит двухвековой юбилей. 

Прямая речь

Владимир Жидкин, руководитель Департамента развития новых территорий Москвы:

Строительство уникального музейного депозитарно-выставочного комплекса в Коммунарке начнется в течение года. Федеральные музеи заявили о желании получить больше площадей, чем предусматривалось проектом, в связи с этим необходимо внести значительные корректировки в проектную документацию. Надеюсь, в скором времени эта работа будет выполнена. Комплекс будет рассчитан для хранения фондов 19 московских городских и четырех федеральных музеев, в том числе Государственного исторического музея и Третьяковской галереи.

 Иван Бутурлин, генеральный директор ГУП «Московский социальный регистр»:

Благодаря проекту «Музеи — детям» учащиеся могут посещать бесплатно культурные площадки круглый год, в том числе во время каникул. А у преподавателей есть возможность проводить в музеях и выставочных залах тематические внеклассные занятия, которые позволяют разнообразить и дополнить школьную программу

 Справка

Бывшая загородная усадьба Вяземских-Шереметевых в селе Остафьево. Построена в конце XVIII века при князе Андрее Вяземском. Статус федерального музея получила в 1988 году.

Алина Зинина