timelapse

Адриан Гезе: нужно создавать больше пространств для детей, зелени и пешеходов

Голландский архитектор, основатель бюро West 8, которое уже 30 лет специализируется на проектах парковых зон, Адриан Гёзе примет участие в Санкт-Петербургском культурном форуме.

Голландский архитектор, основатель бюро West 8, которое уже 30 лет специализируется на проектах парковых зон, Адриан Гёзе примет участие в Санкт-Петербургском культурном форуме. Порталу "Архсовет Москвы" он рассказал о том, какие общественные пространства нужны столице.

В числе проектов West 8 – парк Говернорс-Айленд в Нью-Йорке и благоустройство набережной в Мадриде. В России бюро реализовало проект реставрации Новой Голландии в Санкт-Петербурге, а также разработало проект реконструкции Тверской улицы.

— Адриан, мой первый вопрос – о сохранении культурной идентичности. Вы работаете в разных странах мира, актуальна ли вообще тема национальной специфики в настоящее время?

— Мы видим, что коммерческие интересы и медиа-ресурсы стремятся навязать нам, я имею виду не только профессионалов, а вообще жителей городов, определенные глобальные стандарты. Но наше бюро пытается избежать их в своей работе. Я уверен, что можно добиться гораздо более интересного результата используя национальный, культурный контекст, и это касается не только центра любого города, но и окраин. 

— А можете рассказать в чем конкретно отличие, например, ваших проектов, созданных для разных городов?

— Хороший вопрос. В Мадриде выбор проекта нам диктовал климат, мы старались создать как можно больше тени, выбрать такие деревья и спроектировать такую сетку высадки, чтобы получился настоящий тенистый лес. В Нью-Йорке площадку отличало обилие видовых точек – на центр города, на Бруклинский мост и на реку. Поэтому мы активно использовали возможности этого водного пространства. В Санкт-Петербурге мы работали в тесном сотрудничестве с представителями Департамента культуры/охраны памятников, потому что Санкт-Петербург – это город с ярко выраженным багажом культурно-исторического наследия и его специфику нужно было учитывать. И общественное мнение там очень сильно. Я считаю, что всегда, когда работаешь над созданием общественных пространств нужно принимать во внимание общественную повестку, общественный контекст. И эта дискуссия с местным обществом и ложившейся эстетикой имеет огромное значение.

— Вы работали и в Москве, и в Санкт-Петербурге – в чем отличие ваших проектов и отличия этих двух городов?

— Это два совершенно разных города. Санкт-Петербург – очень романтичный город, с глубокими корнями, люди, которые здесь живут, очень им гордятся. А Москва более космополитична, более энергична.

Если говорить о специфике наших проектов, то в Санкт-Петербурге главным функциональным назначением объекта было создание паркового пространства, куда люди приезжают в выходные, где всегда проходят какие-то активности – спортивные соревнования, фестивали. И в этом была специфика задачи. В Москве  мы работали, совместно со КБ Strelka над площадью Белорусского вокзала – принципиально другим проектом, над очень интенсивно используемым пространством, то есть он был на 100% про функциональность, максимальное использование площади, безопасность, хорошую навигацию. Так что эти проекты даже нельзя сравнивать.

— Вы участвовали в создании проекта благоустройства Тверской улицы в Москве. Как вы оцениваете результат?

— Это очень здорово, и мы видим, что на Тверской уже открылись новые рестораны, бары, магазины, люди сидят за столиками на улице, их вообще стало больше. И деревья уже являются заметным элементом дизайна, хотя высажены они не так давно. И если раньше это было достаточно агрессивное пространство, где доминировал автомобильный трафик, то теперь она больше улыбается, в том числе благодаря деревьям.

В России много говорят о деталях, цвете гранита, бордюрных камнях, но в качестве отправной точки я горжусь результатом, и мне очень интересно посмотреть, как это будет выглядеть дальше. Тверская к тому же очень красивая улица, у нее удивительное расположение, она выходит прямо на Кремль. Я думаю, что она должна стать одним из главных прогулочных маршрутов Москвы, как Елисейские поля в Париже.

— Если говорить о Москве в целом, какие общественные пространства ей нужны и какие основные задачи нужно решить?

— Это скорее политический вопрос, и я не знаю на него точного ответа, но я могу сказать, что Москва – огромный город, возможно самый большой в Европе, и, конечно, траффик и сопутствующие ему явления оказывают огромное негативное влияние на Москву. Загрязнённый воздух, шум, опасность – все это побочные эффекты транспортного доминирования. И я уверен, чтоМоскве нужно больше пространства для пешеходов.

Тротуары, пешеходные зоны должны быть зелеными, приятными, безопасными. Очевидно, что мы не можем отказаться от автомобилей, но городу предстоит найти баланс между пешеходами и машинами. Я думаю, это самое главное. И больше зелени. Деревья украшают город, но они не только декорации, они оказывают значительное влияние на микроклимат: очищают воздух, дают тень летом и защищают от ветра зимой. Я говорю сейчас о центре, а вообще Москва, конечно, гораздо шире, чем центр.

— А что тогда нужно спальным районам?

— В Москве они очень зеленые. Я не уверен, что у них есть собственный стиль, но жители Москвы очень активно пользуются всеми доступными общественными, парковыми пространствами, они гуляют с детьми, они проводят там время. Но и здесь автомобили преобладают в городской ткани. Так что, я думаю, совет тот же самый – нужно искать баланс.

— Мировые тренды формирования общественных пространств как-то пересекаются с тем, что вы видите в России?

— Да, вы знаете, формирование правильного соотношения между пешеходами, автомобилистами и велосипедистами, о котором я только что говорил – это международный тренд, и эта проблема официально признана многими странами. Большинство наших городов проектировалось в 50-60 гг. XX века, и сейчас нам нужно работать с этим наследием, создавая больше пространств для детей, зелени, пешеходов. Что, кстати, окажет положительное влияние на стоимость недвижимости и на бизнес, потому что красивые, безопасные, зеленые пространства с чистым воздухом гораздо привлекательнее для людей, они хотят там жить, они хотят гулять, а значит делать покупки, обедать, пить кофе – от этого выигрывают все.

Понимая это, по всему миру городские власти и общество стали уделять больше внимания формированию общественных пространств. Даже Лос-Анжелес, город автомобилей, сегодня сфокусировался на решении этой задачи. Но, я думаю, что главная тенденция, влияющая на развитие городского пространства и формирование парков – это изменение климата. Мы видим, как температура меняется по всему миру. И, например, в городах Италии, в том числе в Риме с этим связано огромное количество проблем – нехватка воды, температура выше 40 градусов… Поэтому мы должны проектировать, учитывая эти условия, создавать естественные преграды жаре – сажать больше деревьев, создавать большие зеленые зоны – парки, скверы. Я думаю, это один из основных трендов.

Елизавета Енукова