timelapse
Все темы

«Москва вновь стала духовным центром России»

В 2011 году в столице стартовала программа строительства православных храмов. Ее главная идея – чтобы каждый москвич получил церковь недалеко от дома. Куратором программы от правительства столицы стал Владимир Ресин – депутат Госдумы РФ, советник Патриарха Московского и всея Руси и мэра Москвы. Под его началом в столице появилось более 85 святынь и порядка 200 новых приходов. Почти 25 лет Ресин возглавлял стройкомплекс столицы. Недавно парламентарий побывал в редакции газеты «Московская перспектива» и ответил на вопросы журналистов.

Благодать для столицы

– Владимир Иосифович, вы стояли у истоков программы по строительству храмов, которая стартовала в городе 2011 году и изначально называлась «Программа-200». Какие изменения произошли в ней за восемь лет?

– Это одна из крупнейших программ Москвы по возведению и реставрации православных святынь. Всего за эти годы в столице построили 89 храмовых комплексов – 71 в рамках программы и 18 сверх нее. При этом за счет бюджета города мы только восстанавливаем имеющиеся церкви, а вот новые строятся полностью на внебюджетной основе. Результаты, конечно, впечатляют. В городе создано больше двухсот приходов, общин. Все то, что было разрушено после 1917 года, удалось восстановить, а Москва снова стала православным и духовным центром страны.

– Кто в основном жертвует средства?

– Многие думают, что деньги на строительство храмов выделяют олигархи. Но не стоит переоценивать разовых благодетелей. Основную часть – а это порядка 3 млрд в год – жертвуют обычные люди. И происходит это незаметно. Москвичи приходят на службы, покупают свечки, пишут записки, и часть полученных средств идет на строительство новых святынь. А вот «абрамовичей» раз-два и обчелся.

– В День Военно-Морского Флота ведут репортажи из Кронштадтского собора, который как раз строили вы. Как шла работа?

– Это очень красивый храм. А запомнил я вот что – русские люди очень смекалистые. Когда поступила команда уничтожить собор, превратив его в клуб, люди, выполнявшие ее, сделали все, чтобы по максимуму сохранить святыню. Новые металлоконструкции были установлены очень аккуратно и не нанесли вреда стенам. Часть росписей была закрыта фальшстенами. Когда мы восстанавливали собор, я понял, что кто-то фактически рисковал своей жизнью, пытаясь сберечь монастырь.

– Какие объекты из программы вам лично особенно дороги?

– Многие проекты оставили свой след. Где-то это удачное техническое решение, где-то – архитектурное. Бывает, что приход придумывает нечто совершенно оригинальное, например, храм с концертным залом или речной паломнический маршрут. Сегодня у нас готовится рабочая документация для старта строительства храма Дмитрия Донского в Южном Бутове. Он станет крупнейшим в городе храмовым комплексом. Идея вынашивалась не один год – было создано 16 эскизных проектов, прежде чем мы пришли к оптимальному решению, ведь проект надо было увязать с окружающей застройкой и ландшафтами соседнего парка. Над ним работали сорок архитекторов и проектировщиков под руководством заслуженного архитектора Александра Зыкова. Здание будет пятикупольным, сочетающим традиции древнерусского храмового зодчества с элементами модерна и даже хай-тека.

– Как вы договариваетесь с людьми, которые выступают против строительства храмов рядом с домом?

– В первую очередь стараемся вообще не доводить дело до протестов. А если они вдруг возникают, тщательно изучаем каждый отдельный случай и принимаем решение. Сегодня протест – это исключение. Рецепт прост – в границах старой Москвы строим только там, где жители этого хотят. А на территории новой Москвы храмы уже включаются в проекты планировки, поэтому никаких возражений нет.

Самая трудная стройка

– Владимир Иосифович, вы строитель с 55-летним столичным стажем. Какая стройка в Москве была для вас самой трудной?

– Программа сноса пятиэтажек первого периода индустриального домостроения. В 1988 году мы провели экспериментальный снос в Новых Черемушках, а с 1995 года стартовала масштабная городская программа. Был разработан действенный механизм, который позволил переселить в новое жилье 350 тыс. москвичей. Этот опыт показал, что в условиях уже сложившейся застройки возможно проводить поэтапную реновацию устаревшего жилого фонда столицы без создания серьезных неудобств для москвичей. В то время такой проект не имел ни прецедентов, ни аналогов.

– Вы говорили о необходимости обновления жилого фонда столицы задолго до появления слов «программа реновации». Откуда у вас была уверенность, что такая программа будет?

– Обновление обветшавшего жилого фонда – это самый важный и социально значимый городской проект. Ведь комфортное, современное жилье – это и есть будущее. Двадцать лет назад мы на свой страх и риск снесли 7 млн «квадратов» ветхого жилья и построили новые дома. Это был один из моих любимых проектов, поскольку я сразу видел результаты своего труда. Люди из трущоб переезжали бесплатно в новую квартиру. И нынешняя реновация строится на базе нашего задела. Я пристально слежу за реализацией этой программы и очень рад, что эта идея получила развитие в проекте закона, распространяющего механизмы и принципы реновации на другие регионы России.

Новые законы

– Какие законодательные инициативы по строительству сегодня обсуждаются в Госдуме?

– На одном из недавних заседаний Экспертного совета по строительству, промышленности стройматериалов и проблемам долевого строительства мы обсуждали вопрос подготовки проекта нового федерального закона «Об архитектурной деятельности». Его главная цель – определение места архитектора в градостроительной деятельности и развитии строительного комплекса. Сегодня перед главными архитекторами городов и регионов стоит задача комплексного подхода для выполнения национальных проектов. Также сегодня у всех на слуху вступившие в силу 1 июля новые правила финансирования долевого строительства. Вопрос решается радикально: по сути, в этом году закончилась эпоха долевого строительства в том виде, в каком мы его знали раньше, – под ответственность застройщика.

– Как изменились градостроительные подходы сегодня?

– Главное сегодня – комплексный подход в строительстве. Я думаю, что новейшие достижения в области технологий строительства и производства строительных материалов, изобретение и изучение новых урбанистических концепций идут на пользу городам и людям, живущим в них. Сегодня мегаполисы строятся для того, чтобы жителям было удобно и комфортно.

За «Охотный Ряд» жена меня ругала

– Владимир Иосифович, вы женаты более 60 лет, как супруга относится к вашей работе?

– Мы с Мартой Яковлевной многое прошли вместе – учились в одной группе, работали вместе в тресте после института. Потом она работала в Министерстве угольной промышленности и в Госплане СССР. Была главным специалистом, начальником отдела. Она очень толковый человек, всегда много работала, и конечно, ей интересна моя работа. Может и поругать – например, за «Охотный Ряд». Торговый центр построили, а площади не стало. Не любит она и «Атриум» на Курском вокзале, и здесь я с ней солидарен. Этот проект был ошибкой.

– От чего вы получаете моральное удовлетворение?

– Я получаю удовольствие от любимого дела. Я по характеру трудоголик, поэтому для меня, как для строителя, счастье – это преодолеть все трудности, воплотить в жизнь задумку, выполнить поставленные задачи и стать лучше в профессиональном отношении. Как для законодателя – эффективные работающие законы, как для депутата – помощь конкретным людям, которые обратились ко мне, пройдя другие инстанции.