timelapse
Планета БКЛ
Все темы

«Надо открыть стройку новым идеям»

Темы в материале

На прошлой неделе прошел XVI Международный фестиваль «Архстояние», где впервые был представлен необычный проект главного архитектора столицы Сергея Кузнецова. Арт-объект под названием «Русское идеальное», созданный на стыке искусства и архитектуры, представляет собой дом-«трубу», как бы парящую над поверхностью земли. В интервью «Московской перспективе» Сергей Кузнецов рассказал о «диалоге» между творчеством и строительством и о перспективах новых технологий в домостроении.

– Сергей Олегович, ваш проект «Русское идеальное» по меньшей мере необычен. В чем его особенность?

– Проект представляет собой идеальную с точки зрения геометрии и материалов трубу, внутри которой оборудована жилая ячейка. Этот дом размещен на холме и по форме представляет собой вытянутый металлический цилиндр длиной 12 и диаметром 3,5 метра. Вся конструкция живописной консолью нависает над цветущей поляной. В функциональном плане это будет полноценный жилой дом со всеми необходимыми удобствами.

– Расскажите, как обустроена капсула внутри и из каких материалов выполнена отделка?

– Это полноценное жилье. В комнате есть шкаф и кровать, внутри размещена настоящая кухня с микроволновкой, на которой можно готовить и греть еду, и мойкой. В оформлении использованы простые материалы – металл, стекло, дерево. Внутренняя обшивка выполнена из фанеры, в ванной комнате уложена керамическая и керамогранитная плитка.

– Следующий вопрос напрашивается сам собой – почему была выбрана такая необычная форма сооружения?

– Выбор напрямую связан с необходимостью сочетать функции дома и форму иного сооружения, нетрадиционную для жилья. Безусловно, не я изобрел цилиндрический дом, но это все-таки необычно. Его форма должна была быть эргономичной и в то же время особенной. Также важно было показать, что архитектура будущего – это экспериментальная площадка, открытая для новых идей и технологий.

К тому же труба – символ не только ироничный, но в то же время и знаковый. По трубам подаются наши природные богатства – нефть и газ, но вот пришел русский архитектор и на русской земле построил идеальную трубу.

– Сергей Олегович, вы упомянули о новых технологиях, которые сегодня позволяют создавать все более интересные проекты. Какие новые технологии для большого города, в частности для Москвы, вы видите в перспективе?

– Безусловно, на современном этапе тема интересного формообразования и применения неклассических материалов очень актуальна. Во всем мире появляются оригинальные нестандартные объекты, в том числе благодаря новым технологиям и материалам. Я убежден, что в градостроении, в современном городе могут и должны присутствовать разные образы, формы и материалы. Все необходимые условия для творческого развития, синтеза идей из разных отраслей и сфер производства есть. Хотя в целом на этом пути немало трудностей.

– О каких трудностях вы говорите?

– Не секрет, что применение новых материалов в строительстве на сегодняшний день существенно затруднено устаревшими нормами и правилами, излишними регламентами. В большой степени из-за этого тормозится реализация новаторских идей. И хотя сегодня, к примеру, можно многое изменить с точки зрения здравого смысла, новых технологий, творческих и финансовых возможностей, этот порыв сдерживается всевозможными искусственными препятствиями, которые мешают нам быть интересными и яркими.

Например, даже то, что мы сделали в «Зарядье», стало с точки зрения существующих нормативов и документов настоящим квестом. Да и «Русское идеальное» как жилой объект, скорее всего, не прошло бы экспертизу в Москве, хотя здесь все продумано и работает безопасно.

Другой пример – деревянное строительство. Мы давно уже говорим о перспективах дерева в качестве строительного материала, всем давно известны имеющиеся здесь возможности и риски, найдены оригинальные технические решения, но массово строить из дерева нельзя, потому что нормативы не позволяют. Если мы сбросим эти нормативные оковы, порой совершенно лишние, то в стройку вместе с творческим подходом придут новые и яркие проекты. Мы надеемся, что вице-премьер Марат Шакирзянович Хуснуллин как прогрессивно мыслящий профессионал сможет сдвинуть дело с мертвой точки, реформировать отрасль в этой части и открыть стройку новым идеям.

– И все-таки, возвращаясь к «Русскому идеальному», это только арт-объект или возможно тиражирование этого опыта?

– Безусловно, такую конструкцию, как и любой объект, можно производить конвейерным способом. Можно также воспроизвести технологический остов, капсулу, инженерные и технические системы жизне-
обеспечения. Однако надо понимать, что сам объект не будет точно повторен, так как тут есть некий отпечаток поиска. Например, мы с коллегами рисовали разметку текстуры – это уникальный поиск, связанный с отражением и конкретным местом. Есть элементы, связанные с моим персональным участием, с конкретной площадкой размещения, но они не воспроизводимы «на потоке». Арт-объект всегда уникален – он создается в единственном числе.

– Допускаете ли вы коммерческое использование вашей идеи?

– Тиражирование любого проекта подразумевает определенную рентабельность, а значит, включается масса факторов – от конкретных условий землепользования до бизнес-модели и срока окупаемости. Я думаю, что создавать такие капсулы на продажу, исключительно для функционального использования невыгодно. Их применение возможно только при обустройстве какого-то парка, общественного пространства или арт-территории, к примеру, такого как «Зарядье». Такой проект никогда не окупится, однако сам по себе он стал модной рекламой, точкой притяжения, объектом, формирующим экономику места, района и в итоге всего города.

– Сергей Олегович, по вашему мнению, в чем значимость таких проектов?

– Помимо уважения к достижениям нашего прошлого каждое поколение хочет иметь свой повод для гордости. Посмотрите, вот этот небольшой проект вызвал такой резонанс и такие эмоции у людей! А если за подобные проекты возьмется не команда энтузиастов, а серьезный игрок строительной сферы – градостроительный комплекс Москвы? Каким может быть эффект в масштабах столицы, а возможно, и всей страны!

Анна Вальман