Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

Не снижать качества

Темы в материале

Тема столичной реновации будет еще долго вызывать ожесточенные споры. Больше двух лет назад, когда программа только начиналась, «Стройгазета» представила на своих страницах различные экспертные мнения о реновации. Архитектор Наталия СОЛОПОВА была одной из тех, кто с симпатией и надеждой отнеслись к планам столичного правительства по преобразованию кварталов с пятиэтажными домами. За прошедшие годы произошло немало событий, и мы вновь попросили Наталию Солопову поделиться своим мнением о происходящих в Москве переменах.

- Наталия, когда все начиналась, вы в целом позитивно оценивали реновацию и ее цели. Ваша позиция не изменилась?

- Моя позиция относительно того, что кварталы с пятиэтажными панельными домами, построенными в 60-е годы, надо реконструировать, осталась неизменной. Программа реновации — это очень амбициозный и интересный городской проект, аналога которому в Европе на сегодняшний день нет. Первый шаг этого проекта — архитектурно-градостроительный конкурс, который был проведен в 2018 году, можно только приветствовать. В конкурсе приняли участие лучшие российские и иностранные архитекторы, перед которыми была поставлена задача пересмотреть существующую городскую ткань, преобразовать спальные районы в динамические городские центры, использовать все современные достижения и знания в области градостроительного планирования и архитектурного проектирования. Напомню, конкурс проводился на пяти пилотных площадках: на проспекте Вернадского, в Головинском районе, в Хорошево-Мневниках, в Кузьминках и Царицыне.

- Можно ли уже оценить, в какую сторону меняется столица в ходе реновации и идет ли этот процесс на благо городу и его жителям?

- Говорить об этом пока рано. Если мы хотим, чтобы реновация пошла на благо городу, надо, чтобы архитектурные команды, которые победили в конкурсе, продолжили проектирование на этих площадках. А сейчас, насколько мне известно, командам поручено разрабатывать только мастер-план, проектирование стартовых домов передано в другие организации, а кто будет разрабатывать архитектурные проекты остальной застройки кварталов, вообще непонятно. На сегодняшний день «география» программы значительно расширилась, и к пяти пилотным площадкам добавились другие кварталы, где уже возводятся стартовые дома. При этом архитектурно-градостроительный конкурс на эти участки не проводили, что недопустимо.

- Есть ли, на ваш взгляд, среди реализованных проектов нового строительства интересные с архитектурной точки зрения?

- Повторяю, если архитектурным командам, победившим на конкурсе, позволят реализовать заявленные в конкурсных проектах идеи, то в Москве, без сомнения, появятся новые современные кварталы, интересные по своей архитектуре и комфортные для горожан. Если этого не произойдет, то процесс пойдет по известному сценарию, и лет эдак через пятьдесят нас будет ждать «реновация-2».

- Часто звучат аргументы, что реновация повышает этажность застройки, ведет к скученности и транспортным проблемам. Так ли это?

- Давайте для начала разберемся с терминологией. Скученность — это все-таки уничижительный термин, который больше применим к застройке хаотичной и нерегулируемой. А вот плотность — термин градостроительный, который определяет, сколько можно построить квадратных метров на отведенном под строительство участке. Город может быть с очень плотной застройкой, как Париж, например, но при этом вполне комфортным. Поэтому я не вижу ничего плохого в увеличении плотности и повышении этажности на «реновируемых» территориях. Все участники архитектурно-градостроительного конкурса предлагали дома разной этажности: с башнями-доминантами и рядовой застройкой в 7-9 этажей. По-моему, это правильное решение для реконструируемых кварталов.

- Какие коррективы в программу реновации стоило бы внести?

- На всех участках, идущих под реновацию, должны проводиться архитектурно-градостроительные конкурсы, и застраиваться эти участки должны теми командами, которые эти конкурсы выиграли. Тогда мы получим качественную архитектуру и комфортные кварталы. Поэтому я бы пока не говорила о коррективах, а скорее о соблюдении уже заявленных условий.

- Ранее вы говорили о том, что один-два микрорайона классических пятиэтажек стоило бы сохранить как память об индустриальной эпохе, отдав расположенные в них дома после реконструкции для нужд студенчества или молодых семей. Остается ли в силе ваше предложение?

- Да, три первых экспериментальных квартала в Новых Черемушках — 9, 12 и 11 на улице Гримау — надо сохранить. Это очень важные в целом для истории России кварталы. На их примере можно рассказывать и о Хрущеве, и о периоде Оттепели, и о переселении из коммуналок. Можно рассказывать о появлении новой художественной эстетики и модернизма — нового архитектурного стиля 60-80-х годов. Можно рассказывать и об инженерах: во время строительства Черемушек шел поиск наиболее удачных конструктивных решений для панельных домов. Черемушки — важный этап и для истории советского градостроительства, квартал заслуживает того, чтобы его сохранили.

Справочно:

Наталия Солопова окончила Московский архитектурный институт в 1991 году. С 1992 по 2004 год жила во Франции, где получила второе высшее архитектурное образование в Ecole dArchitecture de Paris-Belleville. В 2001 году в Париже защитила диссертацию (PhD) об истории индустриального домостроения в СССР и во Франции (начала заниматься этой темой в 1995 году). Лауреат премии Москвы в области литературы и искусства.

Алексей Щеглов