Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

Алексей Бурыкин: «Если не контролировать световую среду, город вряд ли будет комфортным для жителей»

Алексей Бурыкин, основатель компании QPRO – о том, как освещена Москва, какие могут при этом возникать проблемы и как можно их решить.

– Расскажите, что происходит с архитектурным освещением в городе сейчас. Страдает ли Москва от «светового загрязнения»?

– Москва, как известно, принадлежит к числу наиболее активно освещенных городов мира, и главный вопрос заключается в том, насколько это совместимо с повседневным комфортом тех, кто живет и работает в российской столице. Широко известны случаи, когда жители отдельных домов жаловались на то, что архитектурное освещение причиняет им ощутимые неудобства в быту. К сожалению, у нас до сих пор довольно вольно трактуются нормы освещения фасадов и ландшафтов, часто используется не самое подходящее оборудование. Ситуацию осложняет и то, что в Москве используется чрезвычайно большое количество источников искусственного света, которые не нацелены на объекты, а просто направлены вверх. Именно им мы вы многом и обязаны образованию т.н. «светового смога», когда по вечерам небо приобретает неестественно яркий и светлый оттенок. Это явление особенно хорошо заметно в центре города, например, в пределах Бульварного кольца или в районе Воробьевых гор.

Шлейф «светового загрязнения» тянется со времен Юрия Лужкова, когда, собственно, мэрия и решила, что основной стратегией светового оформления Москвы должно стать активное, очень выразительное и в прямом смысле повсеместное освещение. С тех пор многие заказчики считают своим долгом поучаствовать в соревновании, у кого ярче и оригинальнее освещен объект. Как итог – неизбежная световая какофония: прожекторы, светящие в окна; яркие вывески, мешающие спать; неоптимальное освещение фасадов и цветовой диссонанс. «Световое загрязнение» негативно влияет и на самочувствие жителей города, и на всю экосистему. Москвичи, например, часто задаются вопросом, почему в городе погибает такое количество птиц. Ответ на этот вопрос нужно искать в том числе и в таком явлении, как «световое загрязнение».

Конечно, в Москве существуют удачные и даже очень удачные примеры светодизайнерских решений, но пока они, скорее, воспринимаются как исключение из правила. А основное правило, повторюсь, по-прежнему формулируется как «чем ярче, тем лучше». Если каждый и дальше будет стараться пересветить конкурентов, Москва рано или поздно превратится в условный «шанхай», то есть мегаполис, наиболее характерной чертой которого является диссонанс очень ярких пятен. На наш взгляд, совершенно очевидно, что, если не контролировать световую среду, город вряд ли будет комфортным для жителей. Поэтому мы в QPRO сейчас работаем над исследованием, в котором будут обозначены основные принципы гармоничного светового оформления городов. В дальнейшем оно может лечь в основу светового мастер-плана, в том числе столицы. При реализации проектов этот документ мог бы служить своего рода сводом правил, помогающих правильно формулировать ТЗ на освещение и реализовать решения, минимизирующие «световое загрязнение».

– Сейчас архитектурно-художественное освещение зданий – задача многих участников проекта; заказчика, проектировщика, структуры власти. Какие объекты (и в каких границах) могут регулироваться с помощью единого мастер-плана освещения Москвы?

– Когда мы говорим о мастер-плане освещения Москвы, то имеем в виду документ, в котором будут четко прописаны правила использования осветительных приборов и применения различных типов освещения (архитектурного, ландшафтного, функционального, рекламного, праздничного) в границах того или иного района города. В нем будут обобщены предписания, какими типами приборов или какой цветовой температурой можно освещать, например, фасады на данной улице, и как они согласуются с освещением пешеходной и проезжей зон, c рекламными вывесками и c праздничными инсталляциями. Для того, чтобы составить рекомендации в таком масштабе, требуется провести тщательный аудит текущей ситуации, выявить «проблемные» места, определить способы корректировки и/или устранения проблем, определить цели, которые можно решить с помощью освещения, а затем спрогнозировать план развития на будущее, внедряя намеченные изменения по текущим вопросам.

Принятые сегодня в Москве нормы, например, регулируют показатели освещения объекта в зависимости от его категории и расположения. Яркостные нормы для местных, районных или городских объектов разные, поэтому интенсивность света, например, в центре города, около оживленных магистралей и в спальных районах заметно различается. Однако для гармонизации световой среды мало следить только за яркостью того или иного светильника. Важно также учитывать цветоколористическое решение фасада, особенности его пластики, возможное соседство с историческими объектами. Добиться баланса можно только в случае наличия согласованных светового и градостроительного мастер-планов. И тогда разработанный с опорой на мастер-план градостроительного развития города, световой мастер-план мог бы стать удобной и полезной инструкцией по освещению самых разных объектов, с учетом необходимых показателей, преследующую единой цель создать в городе комфортную и эстетически привлекательную световую среду.

– Каким образом это возможно на законодательном уровне?

На сегодняшний день существуют московские строительные нормативы; возможно, мастер-план есть смысл выпустить в таком же формате, но с конкретным указанием, что освещается, как и для какой территории.

– МКА ранее согласовывала нормативы по благоустройству улиц и вылетных магистралей, где учитывался вопрос освещения (и сейчас соблюдается). Возможно, стоит продолжить эту тенденцию и работать точечно вместо того, чтобы создавать общий мастер-план. Например, прописать нормативы освещения памятников.

– Одна из проблем существующего сегодня освещения заключается в том, что один проект нередко накладывается на другой, а нередко и противоречит ему. И это понятно: для того, чтобы в очень ярко освещенном пространстве что-то дополнительно выделить, необходимо гораздо больше света, чем если делать это в темноте. Поэтому точечно решить вопрос освещения того или иного объекта очень сложно – необходим комплексный подход. Мы сталкивались с этой проблемой в проекте освещения одного из жилых комплексов. На стадии проектирования мы выбрали определенные светильники для освещения стилобата (нижних этажей) здания. Но оказалось, что из-за высокого уровня окружающего освещения, нижняя часть здания уже была довольно сильно засвечена, и, чтобы ее дополнительно выделить, необходимо использовать более мощное оборудование.

– Расскажите о проектах общественных пространств, с которыми вам приходилось работать.

– Самые известные – это, пожалуй, Триумфальная площадь и Крымская набережная в Москве. Также в нашем портфолио есть несколько знаковых объектов общественных зданий, освещением которых мы занимались. Это, например, «Медиацентр» в парке «Зарядье», здание инновационного центра «Сколково» Matrex и «Ельцин-центр» в Екатеринбурге. И хотя это, строго говоря, не пространства, а архитектурные сооружения, продуманное освещение во многом способствует их привлекательности в темное время суток, делая в прямом смысле маяками общественной жизни их городов. Мы этими реализациями, без преувеличения, гордимся.

Кроме того, у нас есть проекты, может, менее известные, но не менее интересные и значимые. Мы, например, занимались разработкой мастер-плана освещения города Чебоксары. Основной задачей этого проекта было создание комфортной среды для жителей, целостного светового образа города и увеличение потока туристов. Мы провели тщательный анализ текущей ситуации, изучили мастер-план города и на основе этих данных разработали световой мастер-план, в котором сделали предложение по зонированию городского пространства, с учетом туристических маршрутов, движения транспорта и перемещений жителей города. Также мы предложили создать ряд интересных световых объектов, которые бы стали точками притяжения для туристов и гостей города. Например, в центре, на заливе, где когда-то была историческая застройка, затопленная в советское время, мы предложили с помощью световых нитей обозначить контуры ранее существовавших улиц. Загораясь ночью, они бы медленно растворялись в толще воды, становясь магическим напоминанием о прошлом города. Подобные оригинальные световые решения можно встретить в европейской практике, но они пока не получили распространения у нас.

Еще один интересный проект, который сейчас в работе – освещение парка в городе Дербент. Чтобы избежать «светового загрязнения» и негативного воздействия на экосистему, мы используем светильники со строго направленной оптикой. Наша цель – создать ощущение ясной лунной ночи, когда свет и темнота идут рука об руку. Еще одной интересной задачей будет освещение создающейся здесь археологической экспозиции под открытым небом.  

– В работе над проектом Триумфальной площади перед вами стояла задача комплексного освещения пространства, которое бы не только выделило его в вечерней панораме московского центра, но и учитывало бы соседство таких сложных магистралей, как Тверская улица и Садовое кольцо, а также знаменитых архитектурных сооружений – концертного зала, театра Эстрады, гостиницы «Пекин». Создало ли это дополнительные сложности?

– Учесть близость активных магистралей и знаковых памятников архитектуры не так сложно, особенно при наличии грамотно составленного ТЗ. Максимально тщательно проанализировать контекст и предложить наиболее уместные решения - в этом и заключается профессионализм. Вопрос, как правило, в том, как и на каком этапе эти решения затем интегрируются в архитектурный проект. В случае с Триумфальной площадью все ключевые идеи по освещению пространства были изначально заложены в концепцию, с которой Buromoscow победило в объявленном в 2014 году конкурсе. И, на мой взгляд, это очень важный прецедент для всей конкурсной и шире – городской – практики Москвы: архитекторы привлекли в свою команду и нас, светодизайнеров, и ландшафтных дизайнеров (ландшафтная компания Arteza) на самом первоначальном этапе, благодаря чему переосмысление дневного и вечернего облика площади велось параллельно, и в проект были заложены не примерные, как обычно, а реальные решения по освещению, которые успешно работают по сей день.