timelapse

Денис Ромодин: ВДНХ всегда олицетворяла праздник

Темы в материале

В августе на ВДНХ проходят авторские экскурсии с историком архитектуры, краеведом Денисом Ромодиным. В интервью порталу «Архсовет Москвы» он рассказал об историческом прошлом ансамбля ВСХВ и о том, что делать с наследием, когда идеология ушла, а здания остались.

— Как бы Вы описали функцию, которая была изначально заложена в ансамбль ВСХВ? Как это отразилось в архитектуре?

— Когда в 1934 году руководство страны решило организовать выставку, то ее хотели приурочить к 20-летию советской власти. Собственно изначально планировалось, что она будет отражать положительные стороны коллективизации сельского хозяйства. Изначально и проект был иным. В то время только-только стали происходить изменения в советской архитектуре, и первые генеральные планы главного архитектора выставки Вячеслава Олтаржевского были совсем иными, как и архитектурные решения павильонов. Изначально планировали и разные места для размещения выставки, но в итоге выбрали именно эту площадку. Из-за огромного количества проблем реализация проекта затянулась, более того, он трагически отразился на судьбе ее организаторов и кураторов, которые попали под «каток» репрессий в 1937 году. Был арестован и отстранен Олтаржевский, которому в вину поставили недостаточно пышный облик павильонов. Собственно, именно в 1938 году и было пересмотрено архитектурное решение павильонов, которое стало более нарядным и эклектичным. Всё это было переработано дополнительно к 1954 году, когда была проведена коренная реконструкция территории и павильонов, и многие были построены заново из кирпича. Именно тогда сформировался современный облик выставки. Правда, борьба с архитектурными излишествами, точечная реконструкция в 1960-80-х годах, а также сложный период выставки в 1990-х и 2000-х годах нанес довольно большой урон архитектуре.

— Что Вы думаете об изменениях, происходящих на ВДНХ в последние пять лет в плане градостроительного развития, благоустройства, культурной программы? Согласны ли Вы с тем, что главным инструментом возрождения территории становится культурная функция?

— Несомненно, что в наше время нужно что-то делать с наполнением ВДНХ и его территорией, и именно культурно-выставочный и музейный формат - это самый подходящий, на мой взгляд, вариант. Нужна тщательная реставрация всего архитектурного наследия на ВДНХ, а также придание охранного статуса каждому павильону и некоторым малым архитектурным формам. В целом, я вполне положительно воспринимаю то, что произошло на территории за последние несколько лет.

— Если Вы знакомы с концепцией павильона России на Венецианской биеннале, который показывал ВДНХ, как бы Вы ответили на ее основной вызов: что делать с наследием, когда идеология ушла и стала враждебной, а здания остались?

— Эта наша история, какой бы она не была. А ВДНХ всегда олицетворяла праздник, была символом эпохи и некогда огромной страны. Достижения, пусть иногда и «показательные», там демонстрировались. Кроме того, все эти павильоны - это произведения архитектуры и искусства. Да и Москву невозможно представить без ВДНХ. Это еще и туристический символ. Нужно понимать, что это очень ценный объект, его надо сохранить и бережно использовать, вдохнув в него новые функции.

— Какой сценарий развития ВДНХ Вы считаете возможным с точки зрения сохранения преемственности и архитектурного наследия, но и выполнения запросов сегодняшнего дня?

— Самое оптимальное - это музейный комплекс и представительства республик. Последние даже могут включать небольшую торговую функцию по специализации страны. Некоторым специализированным павильонам, которые принадлежали продовольственным управлениям, или бывшим ресторанам - можно дать им функцию общепита. Важно вернуть павильоны «Космос», «Энергетика» и «Атомная энергия», в которых можно и нужно рассказывать об этих отраслях.

— Какое место/ объект на ВДНХ Вас впечатлил больше всего, когда вы готовили программу ваших экскурсий?

— Наверное, павильон «Космос». Он менял свою функцию, перестраивался, и в результате стал очень необычным павильоном, который иногда мне напоминает итальянский храм. Это действительно очень необычное и монументальное сооружение на территории выставки.

Другие материалы по теме