Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

«Для Москвы дефицит рабочей силы — серьезная проблема»

Дефицит трудовых мигрантов и рост цен на стройматериалы особо остро ощущается на стройках, финансируемых за счет бюджета Москвы. Как это повлияло на строительство новых станций метро, жилья по программе реновации и на увеличение стоимости контрактов с подрядчиками, в интервью “Ъ” рассказал руководитель департамента строительства столицы Рафик Загрутдинов.

— Какой объем объектов, которые заложены в адресной инвестпрограмме (АИП) бюджета Москвы, приходится на долю вашего департамента?

— Около 90–95%. Это строительство дорог, хордовых трасс, новых линий метро, Большой кольцевой линии и программа реновации жилья. В этом году только в рамках переселения москвичей из некомфортных домов намечено к вводу примерно 1,5 млн кв. м нового жилья. На объектах, которые строятся в рамках АИП, сейчас задействованы около 55 тыс. человек. Тем не менее из-за пандемии и оттока трудовых мигрантов нарушен баланс резерва трудовых ресурсов. Для увеличения темпов строительства нам необходимы дополнительно 20–25 тыс. человек.

— Какова доля мигрантов, задействованных на городских стройках?

— В зависимости от объектов от 40% до 50%. В основном это граждане Узбекистана и Таджикистана. Такая ситуация была до пандемии. Сейчас по объективным причинам этот процент несколько ниже. Но нам удалось избежать критического момента, когда на городских стройках возник бы острый дефицит с рабочей силой, в том числе из-за отсутствия мигрантов. В прошлом году, когда был объявлен локдаун, строительство дорожных объектов и социальной инфраструктуры не прекращалось в отличие от жилья. Это позволило нам сохранить большую часть мигрантов, которые работали на наших стройках.

Мы прекрасно понимали, что, распустив иностранных рабочих по домам, потом не сможем их собрать.

Для Москвы, как одного из крупных субъектов страны, который имеет огромные объемы строительства, дефицит рабочей силы — серьезная проблема.

Что же касается жилья, то при строительстве в рамках программы реновации были некоторые сложности с нехваткой трудовых мигрантов. Это особенно ощущалось после снятия временного запрета на возведение жилья, действовавшего в прошлом году всего два месяца — в разгар локдауна. Но нам удалось закрыть этот дефицит, и серьезных отставаний в темпах строительства жилья не было. Хотя на стройках по реновации вопрос увеличения числа строителей с повестки дня не снят.

— Что мешает Москве привлекать мигрантов из Средней Азии? С этими республиками возобновлено регулярное авиасообщение. К тому же, по межгосударственным соглашениям, как ранее заявляли в Минтруде, существуют квоты, формируемые властями стран—основных доноров рабочей силы для российских строек.

— Сейчас регламент таков, что для ввоза иностранной рабочей силы — от момента подачи заявки до появления рабочих на стройках — проходит около двух месяцев. Кроме того, ввозить мигрантов авиатранспортом сейчас достаточно накладно. Мы рассчитываем, что будет принято решение, когда сможем осуществлять перевозки с помощью РЖД.

— Девелоперы, строящие коммерческое жилье, жалуются, что нехватка иностранной рабочей силы вынудила их увеличить фонд оплаты труда для оставшихся работников. Что произошло в случае с бюджетными стройками?

— По нашим подсчетам, в этом году по сравнению с 2020-м средний уровень реальных зарплат в строительной отрасли вырос на 20–25%. В этой ситуации городские стройки не исключение.

Например, по итогам мая зарплата рабочего третьего-четвертого разряда по смете составляла около 55 тыс. руб. в месяц, тогда как реальная зарплата отделочника — 86 тыс. руб., машиниста погрузчика и машиниста башенного края достигала 100 тыс. руб., а в некоторых случаях даже превышала этот уровень.

Такая ситуация привела к увеличению оплаты труда и сезонных рабочих — а это заметная статья расходов. Помимо этих издержек есть еще такой негативный фактор, как рост цен на стройматериалы.

— Насколько он серьезен для строек, финансируемых из бюджета города?

— Мы видим подорожание по всем видам материалов. Рост цен на них составил 20–25%. У нас на долю металла приходится от 5% до 30% в зависимости от объекта. Если в начале 2021 года тонна металлоконструкций обходилась нам в среднем в 30 тыс. руб., то на начало июня — уже в 70 тыс. руб. Возьмем для примера жилой дом на 16–18 этажей, где стоимость вложений, допустим, составляет около 1 млрд руб. В этой сумме затрат на долю всех видов стройматериалов приходится 41%, из них 11,8% — это арматура, кровельные материалы и материалы для инженерии. Из-за подорожания того же металла себестоимость строительства такого дома выросла на 10–12%.

Если брать отдельные виды металла, например лифтовое оборудование, то в мае этого года его стоимость достигала 113,9 тыс. руб. за тонну, что в 2,5 раза больше, чем год назад. Фанера с 40 тыс. руб. за тонну подорожала до 109 тыс. руб. При строительстве метро мы используем много кабеля. Так вот, к текущему моменту его стоимость достигла 3,3 тыс. руб. за 1 м, а плиточного клея — 14 тыс. руб., хотя год назад его стоимость была на уровне 8 тыс. руб. Проблема в том, что при строительстве крупных объектов закупать заранее стройматериалы и комплектующие не всегда возможно.

— Из-за такого роста цен на материалы и издержек на увеличение зарплат строителям, вероятно, большинство подрядчиков городских строек работает на грани рентабельности?

— Да. Но по действующему законодательству о госзакупках у нас как у заказчиков нет полномочий, вносить изменения в смету по уже заключенным контрактам. Сейчас Минстрой совместно с Минфином разрабатывают новые положения, по которым при резком росте цен на стройматериалы и объективном увеличении издержек заказчик сможет индексировать изначально заложенные в смете цены. Для наших контрагентов это стало обнадеживающим сигналом.

Что же касается новых контрактов, которые только разыгрываются, то нам приходится пересматривать ранее заложенные цены с учетом увеличившейся себестоимости строительства. Иначе нам сложно будет привлечь надежных подрядчиков.

Халиль Аминов