timelapse
Все темы

Соавтор обустройства Капотни - МП: «Закончилась эпоха, когда скамейки были основным показателем благоустроенного пространства»

Темы в материале

За 30 лет своей работы глава урбоколлаборации Quite White Анна Курбатова накопила, пожалуй, исключительный опыт в том, что можно назвать ревитализацией среды. О жизни города в режиме «тонкой настройки», новом облике окраин и «нерезиновой» Москве она рассказала корреспонденту «Московской перспективы».

Не только скамейки

- Что сегодня подразумевается под понятием «Комфортная городская среда»? Как оно трансформировалось за последние 10 лет?

- Подходы к формированию среды изменились вместе с принципами планирования городского пространства. Во времена Советского Союза основным критерием комфортной среды считалось наличие объектов социального обслуживания в шаговой доступности. Упрощенно концепция была такова – социалистическое государство гарантирует гражданину безопасность и определенный перечень бесплатных услуг рядом с его домом.

Сегодня эта парадигма сохранилась только для сервисов, которые по-прежнему входят в социальный пакет – например, для здравоохранения и образования. Остальные услуги стали распределяться по местам притяжения, чему способствовали возросшая автомобилизация и мобильность населения. Современный горожанин может позволить себе выбрать, куда именно ему хочется поехать поужинать или провести досуг.

Фактор личного выбора серьезно поменял отношение к понятию комфорта. Комфортно не там, где больше всего скамеек, а там, где интересно. Закончилась эпоха, когда скамейки были основным показателем благоустроенного пространства. Городская среда должна быть доступной, безопасной, креативной и экологичной. Она позволяет человеку удовлетворить его социальные потребности, включающие интеллектуальное и физическое развитие, заботу о собственном здоровье. То есть, чтобы территория стала востребованной, нужно создавать места, наполненные разнообразными, максимально диверсифицированными функциями.

- То есть, к примеру, должна быть площадка для ворк-аута, лекций, уличный стрит-фуд и тому подобное, как в арт-кластерах?..

- Примерно...

- Но ведь такое возможно только на каком-нибудь «Хлебозаводе» или «Флаконе»…

- Арт-кластеры – это большая и специфическая история, которая не может жить сама по себе. Поэтому у всех аналогичных территорий есть управляющая компания, которая регулирует их активность. Конечно, в каждом районе Москвы такого не сделаешь, но можно создать небольшие локальные центры. Например, остались общественные библиотеки, которые сегодня обретают вторую жизнь в качестве коворкингов или культурных центров, максимально насыщенных разными видами активностей.

Такие модульные площадки удобны еще и тем, что легко подстраиваются под нужды социума. Когда мы занимаемся благоустройством по программе «Мой район», нам приходится работать с с территорией, которая уже «живет». Не возникает вопроса, какими активностями ее насытить – наполнение определяется потребностями живущего здесь населения. А модульные центры можно конвертировать в любой нужный формат.

Места притяжения становятся ключевыми узлами городского развития, которые решают самые разные социальные задачи: досуг молодежи, заботу о стариках, воспитание детей и так далее. Дальше методами комплексного благоустройства мы превращаем их в новые «точки роста» - подводим туда комфортные пешеходные и велосипедные маршруты, устанавливаем современную качественную уличную мебель, по необходимости немного сдвигаем остановки общественного транспорта, парковки для машин и многое другое. Можно сказать, проводим такой тюнинг городской среды под уже новый стиль жизни.

Миссия «Капотня»

- Чем принципиально отличается благоустройство в центре города и, например, в Капотне, проектом благоустройства которой вы занимались?

- Разные районы стартуют с разных позиций. Там, где уже стоят скамейки, надо заниматься другими вопросами. Там, где скамеек нет, надо их поставить, потому что есть минимальные стандарты благоустройства. В каждом проекте мы традиционно разрабатываем планировочное решение и его насыщение разными элементами – дорожками, лавочками, фонтанчиками, цветниками. Это первый слой нашей деятельности - материальный.

На любой территории важно не только учитывать наличие или отсутствие каких-то объектов, но и смотреть на функции, которые она должна выполнять, думать, как благоустройство отразится на социуме, поможет оно потушить имеющийся здесь негатив или, напротив, создаст дополнительные проблемы. Это второй слой.

Третий слой – управление. Сохранением и развитием благоустроенной территории должна заниматься управляющая компания, управа или дирекция парка. Этот слой так же необходим, как первый и второй.

Жители часто обращают внимание только на материальный аспект нашей деятельности, и судят проект в духе «ой, там опять лавочки». Задача же проектировщиков – сделать такую планировочную структуру, которую можно наполнить необходимыми функциями и которой можно управлять. Работая на рынке уже около 30 лет, мы прекрасно понимаем, в каком направлении развиваются тренды, что нужно сделать, чтобы благоустройство заработало.

В одних районах не хватает поликлиник, в других - детских учреждений, в третьих – парков или городских общественных пространств. Все эти и другие проблемы планируется решать так, чтобы в каждом районе была своя комплексная программа, в том числе развитие общественных пространств и благоустройство территорий.

Новая программа может быть успешной, если задействует все слои градостроительной активности и сможет подстраиваться под тренды и запросы горожан. Из сегодняшнего дня мы не всегда может верно предугадать, как будет использоваться наше пространство, потому что пользоваться им будут те, кому сейчас 10 лет. Это история, устремленная в будущее.

- Как предугадать поведение пользователей благоустроенной территорией? Как сделать так, чтобы новый сквер не стал злачным местом со всеми вытекающими?

- Можно ввести те функции, благодаря которым город сам себя охраняет. Например, организовать круглосуточное освещение темных участков улиц, поставить видеокамеры и проложить оживленные тротуары, по которым люди будут гулять вечером. Сделав пространство открытым и транзитным, мы уберем маргинальные элементы и повысим уровень порядка.

Вид из окна

- Как должны проектироваться микрорайоны, чтобы не вызывать депрессию?

- Депрессия – это сложное заболевание, которое возникает под воздействием большого количества факторов. Есть много способов ее профилактики, из которых главный – не замыкаться. Очень важен хороший вид из окна, поэтому в моду вошли большие балконы, французские окна и круговое остекление. Но если за окном стена соседнего дома, то настроение вряд ли улучшится. Чем выше уровень разнообразия городского ландшафта за окном, тем комфортнее человеку.

Еще один причина стресса у горожанина – шумовая нагрузка. В городах большое количество населения живет в зонах с высоким уровнем уличного или транспортного шума. Из-за этого люди спят плохо и психика истощается. При реализации программы реновации нужно проектировать застройку таким образом, чтобы хотя бы окна спальных помещений не выходили на территорию, подверженную шумовому воздействию.

Бороться с депрессией помогает ландшафтный дизайн, позволяющий создавать уникальный стиль в оформлении территории зелеными насаждениями. Необходимо создавать выполняющие экосистемные функции пространства, на которых можно высаживать разнообразные породы деревьев и кустарников, привлекательных для птиц и других животных. Первые этажи нужно отдавать под общепит и ритейл. Чем больше маленьких кафе возле дома, куда можно зайти в свободное время, тем меньше поводов замкнуться в себе.

- Если возвращаться к теме экосистемности, расскажите, пожалуйста, об экологическом каркасе столицы. В чем его значимость?

- В процессе развития за последнюю сотню лет Москва потеряла многие элементы экологического каркаса: реки были забраны в трубы, леса вырублены, многие виды животных уже не обитают на территории города. Программа реновации – это наш шанс реанимировать разрушенные элементы. При проектировании новых кварталов нужно провести специальные мероприятия по восстановлению экологических связей – не просто создавать зеленые территории, но и восстанавливать русла рек и ручьев, возвращать птиц, чтобы в итоге получалась функционирующая экосистема. Чем меньше в городе связей между природными компонентами, тем больше шансов, что они умрут.

- Можно ли оценить степень влияния благоустройства на рост экономического благосостояния той или иной территории?

- Думая о том, где купить квартиру, вы сразу будете оценивать, насколько комфортно будет в ней жить. И вы никогда не купите жилье там, где качество окружающей среды и уровень безопасности не отвечает вашим потребностям и потребностям ваших детей. Благоустроенная территория дает огромный бонус в конкурентной борьбе девелоперов за покупателей. При этом качественное благоустройство не обязательно должно быть дорогим, но его акценты должны точно соответствовать территории. Например, на Красной площади немыслимо делать деревянный забор, а в Отрадном он будет очень неплохо смотреться.

Выгоду от качественного благоустройства замечает и сама Москва. Напрямую просчитать экономический эффект вряд ли возможно. Чем удобнее и интереснее город, тем охотнее его посещают туристы. Это благотворно отражается на столичной экономике. Но вместе с благоустройством для туристов важно развивать и транспортную доступность, а транспорт – это красные линии, в границах которых не растет ничего живого. Поэтому важно соблюсти баланс между двумя этими направлениями. Главное – и не перестараться и не недостараться.

- Делая город комфортнее, мы делаем его более привлекательным для приезжих, что естественно. А вообще, насколько резиновая Москва и как много людей она еще может вместить?

- Смотря о каких именно категориях горожан идет речь. Если о постоянных жителях Москвы с пропиской, то, вероятно, здесь возможности ограничены. Если же речь о том, как сильно может увеличиться туристический поток, то здесь перспективы роста есть. Как уже говорилось, все зависит от качества инфраструктуры и комфорта среды. Москва многого добилась в этом направлении. Сейчас число туристов в два или три раза превышает показатели 2010 года. По предварительным подсчетам экспертов, в 2018 году Москву посетило 23 млн человек. По этому показателю емкость Москвы, я думаю, можно повысить в 2-3 раза в отдельных точках.

- Реновация не приведет к росту населения?

- Нет. Эта программа не увеличивает количество населения, она улучшает качество жизни. К примеру, если три семьи жили в одной квартире, то за счет снижения стоимости квадратного метра в новых домах люди получат возможность взять ипотеку и разъехаться. Численность населения может вырасти, но не из-за реновации, а из-за развития Новой Москвы.

Алексей Пастушин