timelapse
Все темы

Зал мирового уровня и студия звукозаписи: гендиректор КЦ «Зарядье» рассказала, что ждать музыкантам и зрителям

Темы в материале

В День Москвы, 8 сентября, в центре столицы откроется новый концертный зал «Зарядье». В прошлом месяце он принял первое крупное мероприятие – Урбанистический форум. Чем удивят в первом концертном сезоне, почему за акустику отвечал японец, и как здесь планируют бороться со звонками мобильных, Вестям.Ru рассказала генеральный директор КЦ «Зарядье» Ольга Жукова.

- На Международный урбанистический форум, который проходил в "Зарядье" с 17 по 22 июля, приезжал Владимир Путин. Президент назвал ваш концертный зал одним из лучших в Европе. Поделился ли он еще какими-то впечатлениями? Может быть, обратил внимание на какой-то концерт из афиши?

- Владимир Владимирович приезжал целенаправленно на Урбан-форум, первый масштабный проект, который прошел в зале "Зарядье" и прошел успешно. Регламент не позволил президенту подробно осмотреть зал, познакомиться с афишей, но мы ждем Владимира Владимировича на торжественном открытии зала, которое состоится 8 сентября. Уверена, что тогда он по достоинству оценит и акустику, и программу концертов, которая у нас полностью сформирована до конца года.

- Мировая практика такова, что руководители большинства концертных залов и филармоний — мужчины. Как вы решились на такую ответственную должность? С каким настроением в нее вступали?

- Мое назначение случилось не вчера и не позавчера. Предложение поступило чуть больше года назад. Когда я сюда пришла, на месте этого прекрасного здания был котлован. Мне посчастливилось наблюдать все стадии роста нашего концертного зала и могу сказать, что после всех сверхнагрузок, напряжения и стрессов, мне уже ничего не страшно. Строительство такого грандиозного и очень сложного объекта – это проверка на прочность для любого руководителя. Я и так по натуре боец, но сейчас чувствую, что смогла бы управлять чем угодно, даже сельским хозяйством.

- Ольга Ростропович в интервью Вестям.Ru весной сказала, что зал "Зарядье" проектировал настоящий "акустический гений", господин Ясухиса Тойота, инженер, проектировавший лучшие концертные залы мира. Как удалось заполучить такого мастера? И что у него получилось в итоге?

- Действительно, господин Тойота и компания Nagata Acoustics, которую он возглавляет, – одна из известнейших акустических компаний в мире. В числе их крупных проектов – Эльбаская филармония в Гамбурге, Парижская филармония, Концертный зал Мариинского театра, Disney Concert Hall в Лос-Анджелесе и еще десятки залов. В Москве господин Тойота работал впервые. Спасибо Валерию Абисаловичу Гергиеву – это он предложил господину Тойоте создать акустику залу "Зарядье". По проекту господина Тойоты, стены и потолок Большого зала облицевали акустическими панелями из ценных пород древесины, в основном аляскинского кедра и орегонской сосны. Интересно, что все панели отличаются по способу отражения звука, по форме и по весу – самые маленькие весят полтора килограмма, самые большие – полторы тонны. В конце августа мы планируем провести акустические испытания зала. Пригласим симфонический оркестр и солистов. Специалисты в зале будут слушать, как звучат группы инструментов, как звучат отдельные инструменты, голоса. Все должно быть идеально, только тогда мы сможем открыться.

- Отдельный удивительный момент — в зале "Зарядье" есть своя студия звукозаписи. Расскажите, пожалуйста, как ее предполагаете эксплуатировать?

- Студия звукозаписи в концертном зале – это редкое явление. Таких немного в мире. Наша студия оборудована техникой последнего поколения от лучших европейских и американских производителей. Планируются записи как "живых" концертов, так и студийных альбомов. Любой артист или коллектив может подать заявку на аренду, и в будущем мы надеемся создать собственный лейбл "Зарядье". Понятное дело, мы – не коммерческая организация, мы – государственное бюджетное учреждение культуры, и, тем не менее, должны думать о том, чтобы привлекать средства вне бюджета. Студия звукозаписи – один из источников привлечения внебюджетных средств, которые должны пойти на развитие зала.

- Приглашать в эту студию звукозаписи будете именно тех артистов, которые уже с вами сотрудничают? То есть чтобы записаться, сначала надо выступить в "Зарядье"?

- По большому счету – да. Но даже если этот артист или коллектив у нас не выступали, они должны соответствовать нашему уровню. В зале "Зарядье" совершенная натуральная акустика, мы ориентированы на филармоническую музыку, джаз. Гнаться за деньгами и записывать, например, шансон мы, конечно, не будем.

- Если говорить про саму сцену – в одном из интервью вы признаетесь, что хотели бы увидеть на ней проекты, к примеру, Земфиры и Дианы Арбениной. Кого еще? И что должно быть в музыканте, помимо вокальных данных, чтобы получить у вас "зеленый свет"?

- Музыкант должен быть мастером. Вот и все. Чтобы наши зрители не уходили с концерта разочарованными, жалея о потраченных средствах, а, наоборот, захотели прийти сюда вновь. Земфира и Диана Арбенина – очень достойные артисты. Они работают не только с группами, но и симфоническими коллективами, что нам, как вы понимаете, близко. В принципе, если говорить о технологических возможностях, наш зал позволяет проводить даже поп-шоу, но мы на это никогда не пойдем. К чему наша совершенная натуральная акустика, если музыка будет грохотать из динамиков?

- Планируете как-то поддерживать талантливых, но еще молодых и неизвестных музыкантов?

- Планируем и еще как. Это – одна из важных задач, которые мы себе поставили. В этом я вижу даже некий символизм: "Зарядье" — сверхновый зал, расположенный в прекрасном месте – в урбанистском парке, с современным потрясающим дизайном, ультрасовременными цифровыми технологиями. И здесь должны «расти» наши молодые музыканты, наше будущее. Не только исполнители, но и композиторы – с ними, вообще, тяжелая история. Люди часто говорят: "Вот раньше рождались гении: Чайковский и Рахманинов, а сейчас таких нет". Я тоже задавалась вопросом: "Почему в XIX веке писали хорошую музыку, в XX писали хорошую музыку, а сейчас – тишина". Нет, не тишина. Есть замечательная музыка, и есть талантливые композиторы. Просто им надо помочь, и мы готовы этим заниматься.

- То есть, если начинающий композитор, условно говоря, из Иркутска, захочет вам написать и предложить свою музыку, он может это сделать? Какова схема его действий?

- Есть специальные организации, которые аккумулируют таланты. Консерватории, например. Мы – концертная площадка. Нам надо, чтобы к нам пришли и предложили программу. И, кстати, я никогда не верила в неизвестных миру музыкальных талантов.

- Думаете, их нет?

- Они есть, но их уже знают и в Москве, и Санкт-Петербурге, и за рубежом. Вряд ли где-то в Иркутске, Благовещенске или здесь в Москве внезапно объявится новый Рахманинов, о котором никто ничего не слышал.

- КЦ "Зарядье" планирует стать культурным ориентиром, Москвы – уж, точно. Как планируете бороться с мобильниками на концертах?

- О да, эта тема очень актуальна. Мы активно обсуждали ее после недавнего концерта Теодора Курентзиса в консерватории, когда ему пришлось трижды прерывать выступление после звонков мобильного телефона.

- И это только один громкий случай, а ведь такие истории сплошь и рядом. Будет у вас какая-то собственная технология борьбы с этим злом?

- На открытии Урбан-форума установили камеры хранения, и все гости оставляли свои мобильники там. Вот это действительно прекрасная технология! Я даже говорила с организаторами, возможно ли оставить эти камеры у нас? Но будем бороться с этим злом своими методами. Будем делать объявления на трех языках. Напоминать перед началом концерта и перед началом второго отделения. Это все ради самих же зрителей, ведь казус может случиться с кем угодно. Я сама была свидетельницей жуткой сцены, случившейся с одним из моих друзей на гала-концерте закрытия конкурса Чайковского. Играл прекрасный Люка Дебарг, в зале сидел президент, и вдруг у моего товарища в самом тихом месте зазвонил мобильный. Ужас! На нас стали оборачиваться возмущенные слушатели. Я думала, провалюсь под землю. А что было с моим приятелем в тот момент, просто страшно представить. Так что лучше сто раз проверить, отключил телефон или нет, чем попасть в подобную ситуацию. Кстати, с Wi-Fi та же история. В зале нужно слушать музыку, а не смотреть соцсети и писать в What’sUp. Поэтому у нас непосредственно в зале Wi-Fi не будет. Интернет будет в фойе и на территории парка, этого достаточно.

- И наконец, про афишу первого сезона. Какие самые яркие концерты, что бы вы выделили, и какой концерт, может быть, сами особенно ждете?

- Вы знаете, я уже ловлю себя на мысли, что я буду жизнь проживать в этом зале, потому что мне хочется буквально на все. Все наши концерты разные, но все великолепные: и симфоническая музыка, и барокко, и джаз, и современная композиторская музыка, и детские программы. Мы очень гордимся нашей афишей.

- Давайте все же назовем хотя бы три концерта первого сезона.

- Если нужно что-то выделить, то я бы назвала концерт американской певицы Джойс ДиДонато, которая везет в Москву потрясающий проект In War & Peace: Harmony Through Music. У нас будет Теодор Курентзис, билеты на которого, кстати, вот-вот закончатся. Английский дирижер, знаток барокко Эндрю Пэррот со своим аутентичным ансамблем Taverner Choir Consort&Players приедут в Россию впервые и исполнят в нашем зале "Страсти по Иоанну" Баха. Будет праздник и на улице любителей джаза: Бобби Макферрин, Count Basie Orchestra, группа Take 6, The Manhattan Transfer... Потрясающие камерные программы. Только в сентябре в Малом зале несколько концертов камерной музыки в исполнении лучших российских музыкантов. Так что, добро пожаловать. Нам действительно очень хочется, чтобы зал "Зарядье" стал для слушателей и музыкантов родным домом, каким он уже стал для меня и моей команды. Поверьте, это великое счастье каждый день приходить сюда, и спасибо за это нашему мэру Сергею Семеновичу Собянину. Я просто счастлива, в моем родном и любимом городе теперь есть такой зал.

Ольга Никольская