timelapse

Фактор "Ч"

Темы в материале

Ведущие урбанисты мира считают, что без рядовых горожан им не справиться.

Российская столица становится центром притяжения лучших умов, озабоченных не только тем, как сделать города комфортными для жителей, но и тем, как заставить глобальный город "работать" и на свою страну, и - без преувеличения - на все человечество. "Мегаполис в масштабе человека" - таков был девиз II Московского урбанистического форума, состоявшегося 4 и 5 декабря в Манеже.

Все флаги в гости

Организованный правительством Москвы форум собрал свыше 1800 делегатов из 20 стран мира. Пленарные заседания, лекции и сессии проходили при огромном стечении народа. Индийцы интересовались строительством социального жилья у чилийцев, американцы старались постичь секреты германского гуманизма по части организации общественного транспорта, голландцы воспевали трамваи, бельгийцы – электрички… При этом и гости, и хозяева форума мало говорили о городских объектах как таковых, – речь в основном шла о людях – как пользователях, так и вдохновителях градостроительных концепций и решений.

– Город – это целостный механизм, потому что невозможно изменить что-то одно, не меняя с той же скоростью и другое, – сказал в своей речи на открытии форума Сергей Собянин. – В противном случае бурное развитие частного пространства обернется отставанием и даже деградацией общественной инфраструктуры, что, собственно, мы и наблюдаем. Я должен сказать, что первыми масштаб этих проблем, их остроту поняли не городские власти, а сами москвичи. Городское сообщество, граждане ясно заявили, что идеология развития Москвы должна меняться. Вместо создания отдельных очагов частного благополучия нужно заниматься качеством жизни в городе в целом. И это уже задача правительства Москвы. Эксперты говорят, что от 40 до 60 процентов взрослого активного населения мегаполисов потенциально заинтересованы принимать участие в каких-либо проектах, готовы предлагать свои идеи или выступать в качестве контролера. Это значит, что мы можем опираться на поддержку миллионов хорошо образованных, активных и конструктивно настроенных жителей. Что в разы увеличивает возможности для созидательной работы.

Правда, активность москвичей еще предстоит направить в полезное русло. Особенно когда дело касается повседневных тем. «Общественная активность на местном уровне растет, но механизм согласования различных интересов отсутствует. Поэтому начинаются конфликты между группами населения, – заметила председатель комиссии Общественной палаты по местному самоуправлению Светлана Разворотнева.

– Отсутствуют публичные места, где можно собираться и обсуждать проекты или просто общаться. Появились ТСЖ, закон предписывает проводить общие собрания. Но это негде делать. Люди собираются в случайных, некомфортных местах и опять же конфликтуют».

Транспорт – это контакты

Из-за недостаточности общественных пространств и пешеходных зон (их значимость всем очевидна, участники форума не столько дискутировали об этом, сколько соглашались друг с другом) социальную ткань Москвы создает… транспорт. Чтобы он не множил проблемы, а решал их, необходимо следовать потребностям людей, а не голым расчетам. При этом, говорили эксперты, бессмысленно строить инфраструктуру, не совершенствуя технологии.

– Изобретатели велосипеда представить не могли, что в Азии его будут использовать как грузовик, – продемонстрировал выразительные слайды Федерико Казаленьо, директор лаборатории Mobile Experience Массачусетского технологического института. – Чтобы не конфликтовать с пользователями, а сотрудничать, нужно понять, чего они хотят. Четырехмиллионная агломерация Порту-Алегри в Бразилии – пример того, как благодаря постоянному изучению потребностей пользователей город решает проблемы и прекрасно развивается. Все данные были открыты, чтобы подключить жителей к решению судьбы их города. Прежде чем начать преобразование транспортной системы, фиксировались все передвижения, людей опрашивали на остановках. Человек должен не только передвигаться по улицам, но и получать доступ к информации, доступ к другим людям. В Париже на некоторых остановках мы установили веб-камеры – по ним можно общаться с диспетчером. Как выяснилось, 30% людей не читают карту, им нужно объяснять словами. При таком подходе не придется заставлять людей пересаживаться из личного транспорта в общественный, они сами этого захотят.

Лучше других московские транспортные проблемы понимает Кульвир Сингх Рэйнжер, директор по спецпроектам международного управления Serco Plc, бывший советник мэра Лондона. – Каждый день в 5 утра могут позвонить – что-то случилось в метро, в тоннеле, – вспоминал гость. – Включаешь радио – первым делом сообщают о пробках. И думаешь: что я сейчас буду говорить мэру? В Лондоне буквально только что началась велосипедная революция. Около 50 тысяч человек ездят на работу в центр на велосипеде, оставляя авто на перехватывающих парковках. В Москве тоже можно попробовать увязать веломаршруты с остальной инфраструктурой. В 2008 году эта задача казалась нам невыполнимой.

К слову, в 2013 году метро Лондона – первому в мире – исполнится 150 лет.

Домашняя работа

Некоторые выступавшие задавали в том или ином виде один и тот же вопрос: если города, кварталы, здания проектируют профессионалы, почему людям в них неудобно? Самым выразительным примером служили московские спальные микрорайоны, застроенные панельными домами. «Микрорайон – не советское изобретение, как может показаться, – заметила Анастасия Смирнова, сооснователь архбюро SVESMI. – У нас своя специфика – когда возводились микрорайоны, отсутствовала частная собственность и существовала госмонополия на землю. Сейчас ситуация поменялась, а строим по тем же лекалам. Микрорайон не рассчитан на изменения. Если людям в нем неудобно, они сами его переделывают». Например, превращают квартиры на первых этажах в магазинчики, открывают детские центры чуть ли не в бывших котельных…

Похожая картина была в Голландии. Как с этим справились, рассказал урбанист Герт Урхан:

– После войны, чтобы скорее решить жилищную проблему, было жесткое государственное планирование, строили по спущенным сверху проектам, не обсуждая с жителями. Получались микрорайоны с минимальной инфраструктурой, которые не способны к обновлению и неудобны для жителей. Теперь у нас развивается новая практика – уход от крупных инвестпроектов и крупных проектов планировок. Наши градостроители стараются быть ближе к людям.

Московские градостроители пока не готовы настолько демократизироваться, но сломать «микрорайонный» подход обещают.

– Нужен симбиоз функций, сближение жилого фонда, рабочих мест, социальной инфраструктуры, – говорит главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. – Чтобы в шаговой доступности горожан находились все жизненные пространства. Это основа новой градостроительной политики Москвы.

Сергей Кузнецов добавил, что город не собирается отказываться от панельного домостроения, но эту отрасль ждут большие перемены: «Мы должны вырастить поколение другой культуры, с другим вкусом. Что видели мы? Сначала детский сад панельный, потом такая же школа, потом дом… Но панельный – это не значит плохой. Мы ведем переговоры с производителями и уже знаем, что даже на существующей базе можно заметно улучшить качество жилья. Модернизация панельного домостроения – это не вопрос желания инвесторов, это политика города».

О любви

В ближайшие годы 70 процентов населения мира будет жить в городах. Исторически – они двигатели прогресса, а вскоре станут залогом выживания стран и наций. Урбанисты предрекают, что в конкуренции за умы и таланты победят те города, в которых не просто удобно и комфортно, а те, которые вызывают чувства – любовь.

– Пусть вас не обманывают небоскребы Токио – это город малых форм, – поведал архитектор Джулиан Уоррал, преподаватель Токийского университета. – В последний раз я был в Москве еще в советское время. Мое сегодняшнее первое впечатление такое же, что и тогда, – величие. Огромные здания, бульвары и площади. Город составлен из массивов, а не из частиц. Перед Москвой стоит проблема масштабирования, соразмерности человеку. Малые формы дают самобытность – то, за что город можно любить, а не только им поражаться. Детали создают эмоцию.

Столичные власти это понимают, поэтому малыми формами занялись так же энергично, как и крупными.

– Сегодня в Москве 150 тысяч вывесок, но только 31 тысяча имеет разрешения. Поэтому с 2013 года начнут действовать правила размещения рекламных конструкций, – объявил Сергей Кузнецов. – Москва – один из самых благоустроенных мегаполисов мира, но качество уличного дизайна весьма невысокое. У нас есть утвержденные каталоги малых архитектурных форм. Город руководствовался соображениями безопасности и антивандальности. Оценки дизайна не было. Мы готовим пилотный проект дизайн-кодов – концепции оформления значимых улиц с привязкой к конкретным зданиям. Это Тверская улица, Ленинский проспект и ряд других.

Москвичей обещают привлечь к обсуждению этого, как и всех остальных проектов. Состоявшийся форум – выразительное приглашение мировых профессионалов. Масштаб Москвы таков, что обязывает власть сотрудничать с «городом и миром», потому что одной ей не справиться.

ЧТО ДАЛЬШЕ

Сразу после окончания II Московского урбанистического форума заместитель мэра Москвы по градостроительной политике и строительству Марат Хуснуллин поручил начать подготовку к очередному форуму. Об этом он заявил 6 декабря на заседании штаба по взаимодействию Москомархитектуры и проектных институтов. «Мы должны изучать мировой опыт, отслеживать современные тенденции и в конечном итоге понимать, как эти тенденции могут быть отражены в нашем новом Генеральном плане», – сказал Марат Хуснуллин.