Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Планета БКЛ
Все темы

Город – это череда историй, которые вызывают у человека эмоции

Темы в материале

Алена и Игорь Каширины – молодые архитекторы, недавно ушедшие из найма и основавшие собственное бюро. Мы поговорили с ними о том, над чем они работают сейчас, и к чему стремятся.

– Вы – довольно молодое бюро. Можете рассказать о том, как вы образовались и насколько сложно сейчас молодым архитекторам начать свое дело?

Игорь: Юридически, это не сложно.  Но сделать так, чтобы бюро нормально функционировало и приносило доход –  уже сложнее. Если смотреть объективно, то некоторые “начинающие” успевают обзавестись контактами и получить благодаря этому  крупные заказы. У нас было по-другому.  Четыре года назад нам приходилось много работать, у нас родился первый ребенок,  и в целом, было достаточно тяжело. И именно трудности вдохновили нас двигаться вперед – мы поняли, что если мы сейчас не попробуем начать свое дело, то потом мы просто не найдем в себе сил.

Мы сделали ставку на конкурсы, рассматривали их как  возможность заявить о себе, показать, что с нами можно работать. И в течение года занимались конкурсными проектами, совмещая с основной работой. Параллельно нам удалось отстроить работу собственного бюро.

Алена: Я думаю, для нас ключевыми проектами стали конкурсная работа на Российской молодежной архитектурной биеннале и конкурс на реновацию Черемушек, лауреатами которых мы стали. Они дали нам  большой толчок в развитии и возможность полностью переключиться на свое бюро.

– И можно сказать, что конкурсы как таковые – довольно полезные.

Алена: В целом, да. Но все конкурсы не выиграть. А среди некоторых состоявшихся архитекторов вообще  бытует мнение, что участие в конкурсах довольно затратное мероприятие: сжатые сроки, интенсивная работа, финансовые вложения, а на выходе мало чего получаешь… Неоднозначно.

Игорь: Когда у тебя уже есть свое дело, то участие в конкурсах  становится еще более сложным и “дорогим” процессом,  особенно для маленьких бюро. Начинаешь считать, что время, потраченное на  конкурс, можно было бы посвятить исполнению коммерческого заказа. Так и получается, что последний год мы конкурсами почти не занимались… Но в итоге поняли, что без конкурсов не обойтись. Они работают и на имидж, в том числе, что, в конечном счете, подтягивает заказчиков. К тому же, в реальных проектах не всегда можно максимально себя проявить, а конкурсы зачастую дают такую возможность.

– А над чем вы сейчас работаете?

Игорь: Мы всегда хотели работать с жильем, на больших масштабах: урбан-блок, район… Отдельные дома проектировать уже не так интересно. На наш взгляд, большой масштаб интересен тем, что он,  как мозаика, состоит из разных кусочков. Чем меньше у тебя масштаб, тем менее детальная картина у тебя получается. А чем больше у тебя кусочков мозаики, тем более понятной становится вся картина. Одним домом, на наш взгляд, улицу решить не выйдет.

Алена: На самом деле, мы с Игорем всегда хотели работать над большими проектами. Поэтому  мы и участвовали в конкурсе на жилую застройку в Сколково, где прошли в финал. Благодаря этому  нас взяли на работу в штат в архитектурную группу DNK ag, где мы работали, в основном, над большим масштабом и получили интересный опыт в этом направлении.

Игорь: Важно помнить, что жилье – костяк любого города. Ведь человек проводит много времени у себя дома, во дворе, в квартале, на улице. И нам как архитекторам  важно формировать эту среду и делать ее качественной, поскольку она формирует жизнь. Сегодня печально смотреть на спальные районы, в которых живет большая часть людей. Выходишь на улицу, видишь эти серые кварталы, долго едешь на работу – скорее всего, в центр города.... И нам бы хотелось это как-то исправить.

– Каким, если говорить идеологически, должен быть город?

Игорь: Он должен максимально удовлетворять потребности человека, и при этом быть достаточно компактным. Если мы сейчас посмотрим на Москву, то увидим благополучный центр: масштаб застройки хороший, архитектура разнообразная. Но как только выезжаешь за границы Третьего Транспортного Кольца, то чем ближе к МКАДу, сразу все уныло. На наш взгляд, в любой точке города должно быть одинаково хорошо.

Алена: В плане транспорта – считается нормальным добираться до работы за 40 минут. А у нас народ может тратить полтора-два часа. А это значит, смещено распределение функций в городе. Все эти градостроительные аспекты постепенно улучшаются, конечно, и я думаю, что со времнем  все эти вопросы мы решим.

Игорь: Жизнь в плане информационного насыщения стала довольно яркой, а вот город этому не всегда соответствует. Город – это череда историй, которые вызывают у человека эмоции,  как интересный рассказ. Ты по нему движешься, и каждый раз видишь новую картину, новую историю. С одной стороны,  замкнутый уютный двор, с другой – тихий переулок, шумные улицы, кафе и так далее. Наблюдаешь это все не только визуально, но и ощущаешь физически, сопереживаешь эмоционально.

Алена: И, в первую очередь, хочется человечности.

Игорь: Человечность здесь – это сомасштабность и среда user-friendly,  сделанная для человека. Основная масса проектировщиков, на наш взгляд,  не задумывается об этом.  В основном, речь идет о проектах эконом-класса, которые делают “безызвестные бюро”, особенно в Московской области. Как правило, они отталкиваются от задания заказчиков и нормативов. Но нормы могут поменяться через три года, а люди останутся теми же самыми.

– Делают они это из-за экономической ситуации или по какой-то другой причине?

Игорь: Мы много работали с девелоперами эконом и комфорт-класса. Там основной запрос – выжать из участка максимум квадратных метров, не заботясь о качестве самого объекта для продажи. Мы как бюро интересовали таких девелоперов в качестве волшебной палочки, которая может справиться со сложным участком. Для них было главное – пройти все согласования…  Дело в том, что АГР некоторые  девелоперы воспринимают как  административное препятствие, поэтому им приходится кого-то нанимать, чтобы фасады хотя бы сделать. Но дом  –  целый организм, но этого  понимания, зачастую, нет ни у девелоперов, ни у потребителей. Но положительные подвижки все же есть, появляется запрос на закрытый двор, свободную планировку…, но он распространен далеко не везде. Из-за огромного спроса на рынке жилья получается, что даже плохие предложения находят своего покупателя.

– Получается, вы такие романтики от архитектуры?

Игорь: Мы получаем удовольствие от того, чем занимаемся, когда делаем качественный продукт. У нас есть понимание того, каким  он должен быть, когда у нас получается – нас это искренне радует. И, конечно, есть высокая идея о том, что своей работой мы не просто удовлетворяем свое творческое эго, но и делаем среду приятной и комфортной для жизни многих людей.

– Как вы видите себя через 10–15 лет?

Игорь: У нас есть такая особенность  – год мечтаем, а потом добиваемся. Мы бы хотели расшириться за рамки Москвы и Подмосковья, да и России, почему нет. Я искренне считаю, что у нас достаточно потенциала для того, чтобы проявить себя и на международном уровне.

– А как вам видится градостроительная ситуация в городе и стране через некоторое время?

Игорь: Градостроительная ситуация сильно завязана на то, как будет проявлять себя спрос на жилье. Реновация, скорее всего, возьмет на себя львиную долю потребности в квадратных метрах, и, возможно, перекроет ее полностью. На мой взгляд, с реновацией все достаточно позитивно, потому что на месте пятиэтажек появится хорошая среда. Мы и сами занимались проектами реновации последний год, и нас тоже волнует, как все будет получаться. Масштабы программы огромны, много действующих лиц, много этапов…  И от строительных организаций , зависит тоже очень много, как это будет реализовано.

Алена: Главное, что в программу заложены правильные градостроительные принципы, и в результате реновации проблемные районы Москвы должны получить здоровую, позитивную городскую среду.