Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

Интервью с Василием Кривошеиным — архитектором, который проектирует целые стадионы и использует iPad Pro

Темы в материале

Герой нашего нового материала — инженер-архитектор Василий Кривошеин, который с помощью современных технологий и гаджетов проектирует целые стадионы. Вместе с командой он работал над построенными к Чемпионату мира аренами в Ростове и Калининграде, дворцами спорта в Душанбе, а сейчас принимает участие в реконструкции спортивного комплекса «Торпедо» на Восточной улице в Москве.

Из интервью вы узнаете немало интересных фактов о современном проектировании и технологиях.

  • Как Василий принял решение стать архитектором?
  • Где он учился и нужна ли архитектору «вышка»?
  • Какие «облачные» технологии испольются в проектировании и строительстве?
  • Сколько это все весит и какое «железо» используется?
  • Как во всем этом помогает iPad? И многое другое...

А еще Василий поделился с нашими читателями настоящими чертежами одного из своих проектов, который вы сможете открыть на своем устройстве и при желании даже взглянуть на него в AR.

Поехали!

«Ты кем будешь? Может, архитектором?»

— Василий, добрый день! Расскажите вначале немного о себе. Почему вы решили стать архитектором?

— Здесь всё довольно просто и банально. Я захотел стать архитектором, и не могу сказать, что это произошло спонтанно. В восьмом-девятом классе, когда я стал задумываться об этом (о выборе профессии, — прим. КД), начал перебирать профессии, и понял, что для себя ничего не найду. Потому что, с одной стороны, я хотел быть конструктором, а с другой стороны, были мысли по поводу летчика-испытателя — абсолютно разношерстные вещи.

Мой отец закончил МАИ и работал «на космос» долгое время. А у меня было желание что-нибудь создавать, что-то творческое, при этом не просто творческое — какие-то объекты искусства или еще что-то, а что-то творческое со смыслом. После того, как у меня эта мысль появилась, я немного расстраивался, потому что все равно не понимал, что делать.

Месяца через три, наверное, отец меня спросил: «Ты кем будешь? Может, архитектором?» Я ответил, что не знаю, ведь на тот момент вообще об этом не задумывался. Пошел, помню, тогда гулять по центру, зашел в несколько книжных, посмотрел определенное количество журналов. Меня поразило то, что есть огромное, колоссальное количество новаторских зданий. Я тогда смотрел и не знал, что это: Калатрава, Заха Хадид, Норман Фостер или наш конструктивизм, но для меня это была просто «бомба».

Советский конструктивизм меня «разорвал», деконструктивизм «разорвал», весь постмодернизм просто «разорвал». Я смотрю на это и понимаю, что это не просто человек нарисовал какую-то абстрактную форму, а это живой организм. Чем больше стал в это вникать, тем больше стал понимать, что всё, что нас окружает… Всё это сделали люди. Кто-то это спроектировал, мало того, спроектировал с нуля.

Мало того, ты не просто это создаешь, ты это ведешь – это как ребенка растить. На каждой стадии ты прямо носишься с этим объектом, потому что ты болеешь за всё, за каждый момент, за каждый лишний воздуховод, за отметки потолков, за всё абсолютно — от и до.

Меня зацепило именно то, что человек может создать некий «живой» объект — сколько историй, связанных с каждым зданием, сколько в них всего произошло. Как они потрясающе выглядят! Это вещь, которая на века.

И тут меня понесло: я зацепился и захотел стать архитектором. Всё, у меня других мыслей не было. Дальше был выбор вуза, и он был сложный.

— Какое учебное заведение вы закончили?

— Я закончил МГСУ, кафедра архитектуры. Тогда у кафедры была мысль сделать несколько направлений, в том числе для подготовки архитекторов-инженеров. Они просто «слили» две специализации, не оптимизируя ничего: просто сжали по времени количество часов и запихнули в одну программу. У нас было огромное количество зачетов и экзаменов — они просто не вмещались в зачетке. На развороте стояли 14-15 зачетов, 5 экзаменов — просто потому что соединили и слепили. В итоге, таких потоков провели то ли четыре, то ли пять, а потом закрыли, потому что студенты просто не справлялись. В результате, я инженер-архитектор по образованию.

Образование, «гениальность» и наставники

— Многие наши читатели, начитавшись статей в интернете, считают, что высшее образование в некоторых профессиях не очень то и нужно. Например, мир знает огромное количество потрясающих программистов без «вышки». Как вы считаете, необходимо ли высшее образование архитектору? Какие базовые знания дали вам в университете, без которых в реальной практике не обойтись?

– Во-первых, по поводу тех, кто начитался в интернете, скажу так. Это глобальная проблема нашего времени – очень много людей, которые считают, что они — пуп земли. Если брать творческих людей, вы приводили в пример программистов, в целом, человек должен всегда учиться, без этого никак. Я допускаю, что в каких-то сферах вроде программирования допустимо пользоваться учебниками, интернетом. Но здесь более сухая история — здесь есть какой-то набор учебников, какая-то информация в интернете, и как показывает практика, видимо, этого достаточно.

Если брать архитектуру, проблема в том, что многие новоявленные архитекторы, закончив институт, считают, что они – гении. Я сам знал таких — это ребята, которые употребляли всякое и разное в течение двух недель, при этом запирались в квартире, рисовали всеми частями тела и говорили, что они гениальные архитекторы, до такого доходило. Но проблема не в этом.

Проблема в том, что современное общество местами пугающе необразованно. Например, есть некий человек, который верхами нахватался архитектуры. У него появилось понимание в связке с какой-нибудь потрясающей харизмой и в целом с претензией на талант, на гениальность, которую он излучает во все стороны. Он приходит к работодателю, который ничего не понимает в архитектуре, но хочет нанять архитектора. И начинается… Этот гений, который только-только вылупился, считает, что он всё знает и всё умеет, ему никто не нужен.

Он попадает на работу, потому что работодатель — человек не сведущий. Даже когда перед ним не специалист, который многого не знает, но он в то же время знает больше, чем человек, который его нанимает.

Примеры конкретные приводить не буду, но могу сказать, что во многих компаниях главные архитекторы – это бывшие военные.

— Даже главные архитекторы — люди фактически без образования?

— Да, но не то что без образования, они, например, флористы. В прошлом году человек был флористом, а в этом году решил стать главным архитектором, потому что он считает, что он способен быть главным архитектором, не спроектировав ни одного здания. Мало того, есть организации, которые специализируются на экспертной оценке, и при этом там сидят эксперты, которые в жизни ни одного здания не спроектировали, не построили, и таких очень много. Поэтому говорить о том, что образование не нужно — это, конечно, в корне неверно.

— Образование важно, но я понимаю, что вы, вероятно, клоните к тому, что институт в том виде, в котором он есть, не всегда полезен. Многие университеты, на мой взгляд, сейчас не выпускают профессионалов. Благо, что часть выпускников понимают, что им нужны современные знания, и учатся уже на работе.

При этом есть институты, которые дают реальные знания. В архитектуре это важно. На всех этапах развития профессионала должны быть различные наставники, особенно в архитектуре, потому что архитектура очень сильно завязана не только на нормативную базу, которая и без того немаленькая. Она завязана на вещи, которые местами должны дойти до интуитивного понимания — это вопросы по решению внутреннего объема, причем решению внутреннего объема в соотношении с внешним объемом.

Да, нужно с умом выбирать институт, понимать, что ты хочешь от профессии. Нужно уметь всё время учиться, всё время образовываться, даже когда ты уже выпустился. На этапе, когда ты в институте, у тебя есть профессор, от которого ты стараешься забрать всё, что можно. Который пытается тебя научить понимать архитектуру — не просто знать из учебников, не просто научиться рисовать, а именно понимать, как это всё вместе соединить.

— Это важно, да.

— На следующих этапах, когда ты приходишь на работу, у тебя есть руководители мастерских, которые так же для тебя должны стать наставниками. После этого нормальный специалист рождается примерно через пять лет работы.

После окончания института, через пять лет, если человек нормально работал все эти пять лет, получается нормальный специалист.

А то, что образование не нужно, в плане архитектуры, я с этим абсолютно не согласен.

Многие считают, что изучение строительной механики, теоретической механики, сопромата, высшей математики — всё это не используется в дальнейшем. Но это очень большое заблуждение. На простом примере, скажем, есть спортсмен. Все мы понимаем, баскетболисты и хоккеисты, у них у всех есть профессиональные тренировки, где они отрабатывают навыки и отрабатывают технику – распасовки, комбинации, еще что-то. Я это говорю как человек, который занимался в институте регби, состоял в сборной. Еще есть общая физическая подготовка. Занятия по сопромату, строительной механике — это как общая физическая подготовка, это как тренинг для твоего мозга.

— Хорошая мысль.

— Потому что без нее никак. Вроде как она не нужна, но у тебя мозги начинают потом по-другому работать. Это важно, это раз. Во-вторых, у меня двойное образование инженер-архитектор. Инженерным образованием я фактически не пользуюсь, но очень важно понимать конструктив здания, очень важно понимать, как расходятся инженерные системы — что будет стоять, что не будет стоять, где нужно расположить технические помещения, а где не нужно. Да, может быть, я не специалист, и сейчас не провожу расчеты вентиляции на здание или отопления.

— Но вы учитываете это?

– Да, учитываю. Сейчас с точки зрения человека, который знает это «верхами», но он это понимает, и он понимает, что без этого никак. Люди, которые просто насмотрелись красивых картинок и красивых книжек, — да, может быть, они очень талантливые художники и нарисуют что-то невероятное, но оно не будет работать, оно никому не нужно будет.

BIM-проектрование и «облачные» технологии

— Расскажите про чудо-технологию BIM. Как вы познакомились с ней и начали делать в ней всю свою работу?

— BIM-проектирование было известно достаточно давно, но с BIM есть одна особенность. На нем должны работать все участники проекта: инженеры, конструкторы, архитекторы, технологи. Абсолютно все, потому что иначе это не имеет смысла, так как BIM-модель, которая хранится в облаке, дополняется всеми разделами. В нее можно подгрузить инженерию, мебель, которую технолог расставил, конструктив.

— По факту, это новый формат облачной работы при проектировании здания?

— Да. Я в данном случае рассматриваю Revit, как пример программы BIM-технологий, потому что он наиболее популярен. Но есть конструкторы, которые работают не в Revit — у них есть свои программы, которые точно так же имеют связку с Revit, и благодаря тому же BIM-360 их можно слить воедино.

Особенность BIM в том, что он очень тяжелый. Для файлов требуется очень мощный ПК. Если мы рассматриваем какие-то малоэтажки, то в Revit работать удобно. Когда мы рассматриваем большие здания с огромным количеством инженерии, конструктивов, планировочных решений, их файлы становятся очень тяжелыми.

— Как «Москва-Сити», например?

— Да. Далеко не все люди, которые у нас в России проектируют, могут себе позволить компьютер, который потянет эту модель. Если брать тот же самый Revit, мы сейчас делаем стадион «Торпедо» (на Восточной улице в Москве, — прим. КД).

Грубо говоря, если представить стадион в виде торта, мы нарезаем этот тортик на много-много долек, и таким образом уменьшаем общий вес модели, но эти дольки подгружаются в модель. Скажем, ты работаешь в одной дольке, в одной части, в одном секторе, а остальные сектора подгружаются, но они не редактируемые. За счет того, что они не редактируемые, они много не весят, потому что много информации не используют.

У нас есть конструкторы — это отдельное бюро. Есть архитекторы, то есть мы — отдельное бюро. Есть инженеры — отдельное бюро, которое находится в Беларуси. Соответственно, есть облако, к облаку даются права — они есть у BIM-администратора, который проект редактирует.

— Кто администрирует обычно, из какого сетапа?

— BIM-администратор ответственен за то, чтобы собрать итоговую модель. У него самое мощное «железо». В итоге модель в физическом плане со всеми кусочками собирает именно он. Но мы все работаем в одном облаке. Скажем, я работаю в своем секторе, при этом все остальные сектора у меня подгружены — они виртуальные.

— Информационно, скорее.

— Да, редактировать их нельзя. Точно так же туда подгружаются вентиляция, канализация, водоснабжение, отопление. Всё туда подгружается, но оно не редактируемо. Люди, работая в разных частях света, имеют доступ к облаку, куда они подгружают свои фрагменты, чертежи, решения. И в результате мы получаем полноценную модель, полностью информативную, в которой есть модели воздуховодов, модели дверей, планировочные решения, конструктив, всё армирование и так далее.

— Получается, что вся арматура, которая связана и сварена, должна быть внутри?

— Да, потому что весь «прикол» BIM в том, что после всего он выводит спецификацию. Если ты туда заложил арматуру, то ее можно оттуда вытащить, то есть вывести спецификацию на нее. Спецификацию на двери, на раковины, вообще на всё, что там есть. Здесь уже не получится обмануть заказчика, потому что сейчас у заказчика есть отдельная служба, которая занимается подсчетом всей этой «истории» в плане финансов. Вы сами не считаете, вам этого никто не даст. Вы делаете модель, закладываете в нее всё, что нужно, прописываете уровень детализации. Скажем, нужно делать откосы у дверей или подоконники, или насколько нужно проработать отделку. Чтобы понимать, стена состоит из многих частей в Revit — это кирпичная часть, отдельно слой с изоляцией, отдельно слой со штукатуркой, отдельно слой с плиточным клеем, отдельно слой с плиткой, и всё это послойно. Благодаря этому всё это можно вывести оттуда.

— И посчитать.

— Это круто! Заказчик потом всё это выводит, всё считает.

iPad и проектирование

— Скорее всего, когда вы заканчивали университет, ваши преподаватели даже не знали, что такое iPad, и все чертежи делали вручную?

— Давайте я разобью это на части. Да, iPad не знали, но на AutoCAD, то есть на черчение на компьютере, перешли в 90-х годах, может быть, чуть раньше. Может быть, действительно пораньше был первый AutoCAD, но это произошло очень давно. Да, у нас были какие-то вещи типа клаузура или еще чего-то, где мы рисовали руками, но большей частью проекты финальные и итоговые мы делали на компьютере — на ПК.

По поводу iPad – классная штука, он очень удобный, но не прямо на нем создаются чертежи. Они создаются на ПК. Я сам работаю на ПК. Если вопрос: Mac или ПК, то отвечу – ПК. Почему? Потому что элементарно доступнее. Можно собрать достаточно мощный компьютер под свои задачи за относительно небольшие деньги. Это будет дороже 100 тысяч, но в нашей специальности сложно дешевле что-то придумать.

Еще раз по поводу iPad — у меня есть предположение, что в будущем его разовьют, и он превратится во что-то вроде большой чертежной доски, почему нет? Это будет электронная чертежная доска, на которой не надо будет ничего стирать клячкой.

— Расскажите тогда подробнее, как вы используете iPad и современное ПО в своей работе?

— iPad участвует на всех этапах, вначале на нем делаются эскизы. Как специалист, я его использую и в плане архитектуры, и в плане дизайна ювелирных изделий — это вообще незаменимая вещь. iPad — универсальный инструмент, которого раньше очень не хватало. Без него было неудобно, но ты не понимал, насколько может быть удобно с ним.

Сделать эскиз на iPad очень просто. Конечно, если ты не умеешь рисовать, ты ничего не нарисуешь, но человек, который умеет рисовать, понимает, что на iPad он сделает эскиз значительно быстрее. У кого-то есть психологический барьер между бумагой и еще чем-то, но именно для специалиста — это инструмент.

Современное программное обеспечение, если рисовать — это либо Procreate, либо SketchBook. Раньше я пользовался SketchBook, сейчас Procreate. Далее на этапе согласования с заказчиком и общения — это Procreate. Почему? Потому что во время общения с заказчиком готовишь примерный эскиз, дальше по нему делается модель. Ты приносишь модель с готовыми рендерами, но заказчика что-то не устраивает.

Проблема в том, что заказчика легко потерять, он очень быстро может уйти. Ему что-то не понравилось, всё, хозяин – барин. Поэтому прямо в процессе диалога, когда ты понимаешь, что необходима доработка, ты просто открываешь на iPad макет, закидываешь его в Procreate и начинаешь прямо поверх рисовать какие-то идеи.

— По тому макету, который уже предлагался?

— Да, рисовать или менять те вещи, которые, может быть, его не устраивают, менять конфигурацию. Ты можешь это сделать быстро и тем самым удержать заказчика, и это круто.

По поводу остального ПО — это SketchUp, самая простая и универсальная программа. Она популярна во всем мире. Я понимаю, что есть 3ds Max, но (плюсы SketchUp — это, — прим. КД) простота, универсальность, огромный потенциал, просто колоссальный. Думаю, что в итоге SketchUp перерастет в BIM-программу, точно такую же, как Revit, только лучше, так как его купил Trimble в свое время. У Trimble есть свои программы по инженерным сетям, по вентиляции, по отоплению. Все эти «трубочки» там есть уже. Осталось только Trimble соединить SketchUp вместе со всей этой «историей».

Соответственно, на планшете можно в SketchUp показать модель, покрутить эту модель, дать покрутить заказчику. Внутри SketchUp они сделали дополненную реальность (AR), то есть вы просто подгрузили на планшет модельку, нажали одну кнопочку и спроецировали ее на стол или на какую-то другую поверхность. Это очень удобно, когда здание не очень большое, и есть открытый участок. Вы можете прямо на открытом участке, например, в поле, спроецировать модель и сфотографировать ее на местности для заказчика. Прямо тут же с этим планшетом встать, отодвинуть модель на то место, где она будет стоять, и сфотографировать. Пусть заказчик смотрит и думает, пока едет домой. Это круто, это удобно.

По поводу AutoCAD, Autodesk и DWG FastView — все эти приложения служат для просмотра чертежей и также используются на iPad. В основном, они используются в процессе согласования и строительства объекта. К примеру, чертежи сыроваты, и вы решили их не печатать в PDF и не нести на совещание к заказчику, но взяли AutoCAD файл.

— В таком случае можно только общий вид показать или показывается детальная информация?

— В чертеже можно сделать пометки, можно подвигать стенки, можно что-то дорисовать, допилить. Чертить полноценно не получится, но линии провести можно. Это раз. Во-вторых, чертеж у любого архитектора это не только то, что выводится на листы. Всегда, когда проектируешь, ты чертишь в файле и сохраняешь все этапы проектирования. Скажем, ты начертил какой-то кусок здания, ты его скопировал, и дальше начинаешь видоизменять, потом скопировал и опять начинаешь видоизменять. У тебя сохраняется эта вся историческая лента в файле AutoCAD, она может не печататься, но она есть. Удобно иметь ее под рукой, когда ты и финальную (версию, — прим. КД) напечатал, но у тебя есть несколько версий еще. Ты раз, и вернулся в какую-то из версий прямо на месте.

— Вы говорили, что есть приложение BIM-360, которое позволяет на iPad делать сечения по объекту.

— Да, для iPad есть приложение BIM-360, но сразу скажу, что оно пока не идеально, не оптимизировано. Можно использовать Safari для доступа к облачной версии через свой аккаунт. Помните, я рассказывал про то, что подгружает эти кусочки пирога? Тут происходит то же самое.

— Ты можешь на нее смотреть, крутить, вертеть?

— Не просто крутить и вертеть. У вас модель, в которой есть все унитазы, все воздуховоды, все двери, всё есть. Когда вы общаетесь с заказчиком, и заказчик говорит: «Хочу здесь высоту потолка 3,5 метра». Вы ему делаете сечение по зданию на iPad и говорите: «Дорогой, не получится. Здесь воздуховодов много проходит, не получится делать 3,5 метра, максимум 3».

Вы наглядно человеку объясняете — вот вам инженерия. Потому что бывают заказчики, которым очень сложно это объяснить. У заказчика нет понимания визуального образа здания внутри, он его не видит. Это приложение упрощает общение с заказчиком. Ты как специалист видишь, а он не видит. Благодаря этому приложению ты показываешь ему всё, что есть в здании.

— Этого раньше на пальцах невозможно было сделать?

— Это было очень сложно. Специалист вынужден был попытаться набраться терпения и донести заказчику, что так можно, а так нельзя. А тут есть наглядная модель, как игрушка, ты ее в любом месте рассек, показал любые сложные места, где возникают вопросы. Опять же, если мы берем обычные 2D-чертежи и берем сечение модели. В том же BIM-360 вы рассекли на нужном уровне и показываете трехмерный срез — он воспринимается заказчиком значительно лучше.

— Потому что заказчик до этого наверняка играл в игры, и для него эта информация близка.

— Более доступна. Поэтому иметь на iPad такие приложения, которые позволяют донести до заказчика нужную информацию в правильном ключе, это просто незаменимо, это просто must have. Попробуйте походите с ПК вместо iPad по стройке, по участку. Значительно проще пользоваться планшетом, он удобнее. Тем более, если мощность позволяет, то почему бы нет?

Авторский надзор

— Я хочу понять, iPad — это индивидуальное устройство или все-таки командная история?

— Это индивидуальное устройство. Особенно в вопросах авторского надзора.

— Давайте про авторский надзор поговорим.

— iPad у меня всегда в руках — я на нем смотрю самую разную информацию. Если в будущем появится общее «облако» со строителями, то это будет замечательно, потому что строители тоже не стоят на месте. Они не самые технологичные ребята, но сейчас они мне прямо на смартфоне показывают.

Перед тем, как начать делать кладку, какой-то проем в стене или еще что-то, они собирают это в модели, чтобы не ошибиться. Делают перемычку, отверстие, укрепление отверстия, армирование уголками, ставят дверь. Как только видят, что проблем нет и им всё понятно, они начинают это делать уже на стройке. Поэтому у них у всех на смартфонах есть модель здания. У них есть основной инженер, который эту простую модель собирает. Это помимо чертежей. В большинстве случаев модель не содержит размеров, но дает значительно больше информации, чем простой прораб может считать с чертежа.

— Даже так.

— Если бы этих людей все-таки снабдить iPad, будет значительно удобнее, чем на телефоне это смотреть. Да, конечно, телефон и те же самые программы SketchUp или BIM-360 позволяют покрутить модели на телефоне. Большие модели не покрутишь на телефоне, но маленькие какие-то можно. Я сталкиваюсь с тем, что строители используют банальный телефон при строительстве. Если бы это был iPad, было бы вообще шикарно.

— Учитывая стоимость строительства, по большому счету, есть недорогие iPad.

— Конечно. Для демонстрационных функций этого хватит. Почему нет?

— Что происходит, когда вы понимаете, что, условно, во время строительства произошло что-то непредвиденное, а уже залили железобетонную стену.

— В Москве мы сносим, это я могу точно сказать. Когда делались стадионы к Чемпионату (мира, — прим. КД), там были сроки. Конечно, надо было укладываться в сроки и это понимать. Тем не менее, если мы понимаем, что есть отклонения, которые недопустимы, мы сносим. В процессе стройки уже мне пришлось подписать определенное количество актов, которые говорят о том, что ряд стен необходимо снести, потому что у них смещение по 5-8 сантиметров. Скажем, первые строители, которые зашли, они кладку делать не умели. Конечно, по тем стройкам, где нужно внести какие-то изменения и пометить на чертеже, когда ты приходишь как авторский надзор, ты можешь в живом формате это поправить, потому что на эти функции iPad способен: передвинуть отверстие, сделать какие-то пометки на чертежах. Это удобно, здесь никаких проблем.

— Что еще можно сделать с чертежом на iPad из того, что с настоящим чертежом провернуть намного сложнее?

— Зачем нужна была калька? Чтобы не портить основной чертеж и поверх него, с учетом этой подложки, уже начертить что-то новое. Тут у тебя калька, только виртуальная — это невероятно удобно. Например, тебе нужно более подробно расчертить узел: как выполнить гидроизоляцию этого узла, как сделать компенсационную петлю, как завести ее внутрь утеплителя, как прикрепить утеплитель. Ты это всё должен объяснить строителям на пальцах — прямо написать инструкцию. Вот это место обвел кружочком, сделал выноску и в аксонометрии строителям поясняешь, как это сделать. Этот процесс ничем ты не заменишь, нет альтернативы, на чем еще это сделать. Можно, конечно, руками при помощи чертежа и кальки, но представь себе, как вы это делаете на стройке. Нереально.

— Здорово. Вы используете фото- и видеосъемку? Снять что-то на iPad, чтобы потом использовать для обсуждения внутри команды или для чего-то еще?

— Скажем, вы нарисовали этот узел. Вам помимо всего прочего нужно сфотографировать это место прямо на iPad, чтобы сверху сделать подписи и пояснения. И приложить чертеж-схему, чтобы потом по возвращении на рабочее место это финально отчертить.

Прямо по фотографии строителям можно объяснять, как выглядит тот же самый узел, только с учетом существующего положения. Ты сфотографировал место, например, дефшов, и на фотографии ты можешь нарисовать крепление для утеплителя, можешь нарисовать, куда завести гидроизоляцию. Ты можешь показать, как мембрану сверху закрыть, где утеплитель внахлест, где не внахлест.

— И скинуть на телефон строителям?

— Да, точно так же можно сбросить на телефон – удобно и быстро.

Помимо этого, (iPad позволяет, — прим. КД) демонстрировать модель здания. На стройке не все люди образованные, не все умеют читать чертеж. Там всегда присутствует опытный инженер, который по чертежам делает эту модель. А её понимают все строители.

— Потому что это Майнкрафт...

— Да, можно сравнить с Майнкрафтом. По сути, это что-то адаптированное для строителей, у которых нет образования, которым сложно объяснить.

— Возвращаемся к вопросу образования, почему оно важно очень сильно.

– Оно важно, да, но у нас многие трудятся... Например, сейчас много строят сербы, причем это скорее руководящая часть, а остальные строители —выходцы из абсолютно разных стран ближнего зарубежья.

— Они языка не знают?

— В том-то и дело. Но чертежи и картинки — это международный язык, его понимают все. Даже сейчас мы общаемся с французами, чертеж понимают все, любой архитектор. Человек с образованием поймет чертеж. Конечно, если бы у всех был iPad, то было бы очень круто. Тому же исполнителю, а не прорабу объяснить что-то наглядно значительно удобнее.

— Насколько это ускоряет строительство, потому что сейчас некоторые здания строят очень быстро?

— Стройка идет в большинстве случаев 24 часа в сутки. Но люди, которые ведут надзор, не работают 24 часа в сутки, и в течение ночи может произойти всё, что угодно. Ты можешь вернуться на объект, а у тебя уже какой-то участок плиты залит, или какие-то стены сделаны, но они сделаны без твоего участия. Люди, опираясь на собственное понимание и иногда ошибочное чтение чертежей, делают что-то, что потом придется снести. Имея дополнительно под рукой картинку, они учтут ее, и шанс ошибки будет значительно меньше. Если они посмотрят чертеж и, ввиду необразованности и неумения читать чертежи, ошибутся, то потом придется переделывать. Поэтому время, конечно, экономится значительно.

— Круто, что любое изменение в чертеже сразу дублируется у всех участников. Таким образом, можно сразу посчитать убытки, нанесенные, например, не точным созданием балок или слишком высокой усадкой бетона. И смета автоматически пересчитается.

— По поводу автоматического пересчитывания сметы. Это не касается этапа стройки. Это касается этапа проектирования. К примеру, у вас меняются помещения в здании. У вас осталось то же помещение, но оно стало больше в два раза, поменяло свою конфигурацию. В нем добавились, например дверные проемы. У вас есть, скажем, пол в этом помещении — это определенный набор слоев с учетом плитки, клеевого слоя, гидроизоляции, если она там нужна, стяжки, может быть, керамзит где-то насыпан.

Когда вы начинаете в BIM-программе двигать стены, у вас и пол меняется. Площадь пола увеличивается, и материал, который используется для этого пола, отражается на выводимых спецификациях. Точно также и со стенами: площадь стен увеличилась, соответственно, этот материал и изменения по нему отразились в спецификации и в ведомостях отделки.

Процесс проектирование живой. У заказчика тоже есть доступ к «облаку» — у специалистов от заказчика, которые считают сметы, все эти изменения отслеживаются. Например, модель обновилась, они заглянули в сметы в процессе проектирования, посмотрели, что что-то поменялось в плане стоимости. Но это идет в процессе проектирования, а не на более позднем этапе.

— Как много это экономит времени?

— Я думаю, не надо объяснять, сколько времени понадобится, чтобы сделать BIM-модель — это долгий процесс, потому что она очень подробная. На начальных этапах это занимает много времени, потому что большой объем того, что ты должен сделать, что ты должен туда заложить, особенно если в процессе вы делаете семейства — семейство дверей, окон. Потому что все проекты больших зданий уникальны, и эти семейства надо создавать заново.

На финальном этапе, когда у тебя уже вся модель собрана, и тебе необходимо передвинуть стены, то это экономит кучу времени — тебе не нужно пересчитывать все эти объемы заново. Соответственно, на последних этапах это экономит колоссальное количество времени, но это при учете того, что BIM-модель выполнена грамотно, и специалисты изначально потратили хорошее количество времени, чтобы ее довести до ума.

— Давай дадим какой-то ориентир. Например, на BIM-модель стадиона сколько времени ушло у команды?

— Мы можем сделать стадию проектирования по архитектуре за два месяца. С нуля. Но я сейчас говорю про хороших специалистов.

— Как строился процесс согласования чертежей до технологии BIM?

— Если вкратце, то сначала архитектор выполнял свою стадию, рисовал планировки. Дальше планировки уходили к инженерам. Инженеры прикидывали схемы сетей — слаботочки, вентиляции, канализации, стояков каких-то. Ты всё это как архитектор отслеживал, смотрел, проверял по высотам, по основным стоякам, давал замечания и отправлял им обратно. Выполнялось всё это в 2D.

В целом, по поводу 2D — я столкнулся с тем, что те люди, которые начинают изначально делать чертежи в 3D, в 2D вообще (ничего, — прим. КД) не воспринимают, не могут в этом работать. Когда человек сразу работает в 3D, он 2D перевести в 3D не может.

— Почему нельзя, условно, перевести все процессы в 3D и забыть про 2D, чтобы исключить эту проблему?

— Представь себе ребенка, который собирает в Майнкрафт что-то из кубиков. А теперь представь себе того же ребенка, у которого нет этих кубиков — он их должен нарисовать. Он себе должен представить модель в голове, а рисунок на бумаге — это проекция, аксонометрия. Когда ему дают готовые кубики, то ему не нужно ничего представлять в голове. Мозг начинает по-другому работать, и он перестает это представлять. Поэтому я не знаю, насколько это сейчас хорошо.

— Некоторые люди считают, что с новыми технологиями уменьшается возможность коррупционных действий со стороны застройщика, потому что вся документация уже в «облаке» и обновляется очень быстро. Так ли это на самом деле?

— Застройщик не имеет доступа к редактированию чертежей. Ему выдается документация в PDF — это альбомы с решениями. Модель редко выдается, так как там интеллектуальная собственность и так далее.

По поводу коррупционных действий. Есть, к примеру, раствор штукатурки или какого-то отделочного материала. В проекте вы как ответственный архитектор выбрали не смесь, которая изготавливается на стройке, а готовую смесь, которая поставляется уже в мешках. Что мешает застройщику взять этот мешок, добавить туда песка и потратить на пару мешков меньше? Ничего не мешает. Облако, к сожалению, это не проконтролирует.

Но для этого есть, во-первых, авторский надзор. Во-вторых, технический надзор со стороны заказчика. Это специальный человек, который ходит по стройке и, специалисты меня поймут, всем «отвешивает». Кроме авторского надзора, потому что они в одной лодке всё-таки (смеется). Именно он всем объясняет, что неправильно делать нехорошо и не надо пытаться сэкономить.

И снова об iPad в руках архитектора

— Как вы защищаете свой планшет от пыли и грязи, которые есть на стройке любого объекта?

— Вы же бетон iPad месить не будете или песок копать. Допустим, на стройке шлифуется бетонная плита, вокруг летит пыль и грязь. Вы просто не будете в этот момент находиться в помещении. Потому что там можно находиться только в респираторе, проблемы с легкими никому не нужны. Насколько требуется в этот момент доставать iPad? Но даже если достали — село на него какое-то количество пыли — вытерли и всё. Я использую обложку, чтобы в сумке он не царапался.

— Насколько удобно вносить все правки с помощью Apple Pencil?

— Максимально удобно, особенно когда представили Apple Pencil второго поколения. Магнитный держатель, беспроводная зарядка. Потом, тактильная поверхность. Первое поколение было скользким.

— Какой именно iPad вы используете?

— iPad Pro.

— Какой минимальный iPad нужен заказчику, чтобы посмотреть на виртуальную модель вашего чертежа?

— Любой самый простой iPad с этим справится, потому что все приложения оптимизированы.

— А «образовательный» седьмого поколения, который поддерживает Apple Pencil и клавиатуру, но при этом он простой, с кнопкой и стоит 25 тысяч рублей?

Если просто посмотреть, любой iPad подойдет. Сам по себе iPad – это штука очень мощная. Нормальные адекватные разработчики у того же SketchUp. Мне нравится их подход к созданию ПО — они оптимизируют какие-то вещи и работают над ними. У Autodesk часто приложения недоработаны — что-то да подлагивает. В BIM-360, конечно, подлаги тоже есть даже на начальных этапах.

— Ведь это огромный стек данных, и такая визуализация требует больших мощностей.

— Да. С учетом того что BIM-360 оптимизирует модель, когда вы выводите ее на планшете, она не интерактивная.

— В этом особенность «облака», что оно делает рабочую зону, оптимизирует ее для вывода приложений.

— Да. Но тот же SketchUp не занимается оптимизацией. Там модель физическая. Ты можешь какую-то часть изменить.

— Вы говорили, что SketchUp может превзойти Revit?

— Вполне, если они соберутся и все-таки объединят инженерку и архитектуру в какой-то общий блок, и это всё будет функционировать. Зная их подход, максимально доступный, понятный и интуитивно простой, больше ничего не нужно. Там просто нужно, чтобы ты в голове мог, чтобы был специалистом.

— Получается, что в BIM-архитектуре сейчас появилась конкуренция в плане софта?

— Если SketchUp подтянется, то это будет жесткая конкуренция. Я не уверен, что Autodesk ее «вытащит» с нынешним подходом.

— А расскажите, как происходит процесс визуализации?

— Имеется в виду, наверное, AR. Ребята из SketchUp этим озаботились и в своем приложении добавили элементарную кнопочку AR. Делаете модель на компьютере, сбрасываете ее на iPad. Дальше нужно нажать одну кнопочку, и происходит процесс проецирования модели, то есть считывается поверхность и модель. Никаких дополнительных телодвижений делать не надо. Ребята об этом позаботились.

– Много ли сил затрачивается на создание таких моделей?

– Нет, как и на обычную модель. Никаких дополнительных телодвижений делать не надо.

— Сколько весит полный чертеж и вообще пакет программ для его отображения на iPad?

— Сами программки весят немного. Если мы берем автокад-чертежи по стадиону, например, в Ростове или в Калининграде, то там один уровень весил 50-80 мегабайт. Тут зависит от объекта.

Если мы берем Revit, то все зависит от того, на сколько кусочков вы разделите пирог. Если вы его поделите на сотню кусочков, каждый кусочек там будет весить по 50 МБ. Если вы его разделите на более большие кусочки, то там уйдет за 300-400 МБ.

— Если объект целиком, он может и гигабайт весить?

— Я говорил по поводу BIM-менеджера — это тот человек, у которого самый мощный компьютер и который сводит модели инженерки и конструктива в одну. Даже не представляю, сколько такие модели весят, там большие цифры, порядка гигабайта.

— Я хочу понять разницу, условно, между технологиями обычного черчения в AutoCAD и BIM-технологиями, которые ушли в «облако», но при этом обладают объемом информации, требующим специальных ресурсов.

— Умножайте на десять.

— В Apple Park есть потрясающий стенд, на котором с помощью iPad можно посмотреть каждое здание офиса, изменяя разные параметры. Сложно ли сделать такой макет?

— Я этот макет и планшет видел. Это впечатляет. Во-первых, сам по себе макет из алюминия, как и этот корпус. Он потрясает, это шикарно. Когда ты завязываешь дополненную реальность на макет, и ты можешь какие-то здания посмотреть, крышу поднять, еще что-то — это прикольно. Но я могу сказать, что в процессе проектирования можно обойтись без этого. Сложно ли сделать такое? Мы такого не делали. Не делали, потому что не было необходимости, хотя в России такое делают.

— По факту, SketchUp сейчас уже это решает — есть возможность зайти в стадион и походить по нему по большому счету.

— Да.

— Его ты можешь хоть в поле поставить.

— Там есть определенные линии на макете, определенные высоты, за которые он цепляется. Когда камеры выхватывают какой-то кусок фрагмента, это круто. Но это интерактив такой. Это клёво, это здорово, но я за AR-очки. Ты надел их и ходишь прямо в мире макета. Процесс погружения и интерактивности будет значительно больше. Но, опять-таки, это мое мнение.

— Какие программы вы бы посоветовали установить юным архитекторам для работы? С чего стоить начать свое творчество на iPad?

— Понимаю, что это жестко прозвучит, но iPad за вас ничего не сделает, он за вас не нарисует, не начертит. Во-первых, я бы посоветовал поставить Sketchbook или Procreate. В Procreate вы можете накидать любой эскиз. Однозначно посоветовал бы поставить SketchUp, потому что в нем вы можете моделировать здания. SketchUp — это одна из тех программ, которую нужно освоить просто для развития пространственного мышления, она интуитивно максимально понятна. Для начала, думаю, этого хватит.

Но я хочу отметить, что процесс обучения вам ничто не заменит. Если вы купили iPad, то приложение Procreate за вас ничего не нарисует, а приложение SketchUp не сделает модель. Конечно же, стоит начать с малых архитектурных форм. Мне кажется, что для начинающих архитекторов это будет интересно: какие-то скульптуры для парков, павильоны, скамейки или другие элементы благоустройства. Допустим, вы на iPad нарисовали скульптуру или какой-то павильон. Потом вы делаете модель в SketchUp. Затем берете планшет, идете в парк, ставите скамеечку в AR, фотографируете, и уже можете представить свою работу в реальном пространстве.

— Можно в Instagram выложить, отзывы собрать.

— Да, можно в Instagram запустить и отзывы собрать. Вы можете непосредственно проецировать это куда-то на местность и смотреть, как она выглядит в общем объеме. Да, это не процесс проектирования, но я думаю, что для начинающих этого будет очень интересно.

— Здорово. Василий, спасибо большое за интервью!

Наверняка в процессе чтения интервью вам захотелось увидеть, как выглядят примеры работы Василия и его команды в цифровом виде, например, 3D-чертежи или реальные объекты в AR. Поэтому мы решили вам предложить пару интересных штук, которые можно попробовать самостоятельно, прямо на вашем iPhone или iPad.

Первый способ максимально простой и подойдет тем, кто просто хочет посмотреть, как выглядит реальное здание в дополненной реальности (AR), а также «погулять» по нему. Просто установите бесплатное приложение Kubity Go, и сразу после запуска там будет предложено разместить здание Kubity Loft прямо в своей комнате или на любом открытом участке на улице.

Второй способ чуть более сложный, и он будет полезен тем, кто интересуется проектированием зданий. Василий предоставил нашей редакции файл для SketchUp с одним из своих реальных проектов — открытым плавательным бассейном в Душанбе. Для его просмотра необходимо установить бесплатное приложение SketchUp Viewer и пройти бесплатную регистрацию. В целом этого хватит для просмотра файла в виде 3D-чертежа, однако для работы AR-функций понадобится платная подписка.