Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

Ключ от квартир

Как и во всем мире, в России снова наблюдается рост заболеваемости коронавирусом. Как он скажется на строительстве, и в первую очередь на реализации самых главных нацпроектов - по строительству жилья и дорог? Об этом беседа корреспондента "РГ" с вице-премьером правительства РФ Маратом Хуснуллиным.

Хочу видеть все сам

- Марат Шакирзянович! По вашим командировкам можно изучать географию страны: Санкт-Петербург, Крым, Татарстан, Новосибирск, Кемеровская область, Бурятия…В Иркутской области четырежды побывали. Я посчитала: за девять месяцев на посту заместителя председателя правительства России вы съездили уже в 11 регионов. Какая цель у этих поез­док?

- Я поставил себе задачу в течение года-двух побывать во всех без исключения регионах, где реализуются проекты, которые я курирую. Для меня важно самому увидеть, что там происходит, людей, которые занимаются этими проектами, систему управления в каждом регионе, поднастроить ее, чтобы заработала более эффективно. Вот над этим сейчас и работаю. Могу с уверенностью сказать, что уже сейчас хорошо представляю ситуацию не только в 11, а более чем в половине регионов страны. Дело в том, что в командировках я никогда не ограничиваюсь работой лишь в одном городе или области, а провожу кустовые совещания с полномочными представителями президента.

Да и в Москве обсуждаем с губернаторами ход строительства на еженедельных заседаниях штаба в онлайн-режиме. Это стимулирует руководителей региона самим во все вникать. Плюс провел порядка 35 совещаний в режиме видеоселектора, на каждом из которых подробно обсуждалось социально-экономическое развитие какого-то одного региона с участием всего его правительства. На днях, например, лечу на неделю на Дальний Восток, где буду детально вникать в дела всех регионов, входящих в Дальневосточный округ. Вот так и создается система: на верхнем уровне - работа правительства страны, затем на своем уровне - губернаторов, которые, в свою очередь, доводят задачи до муниципалитетов и мэров городов. Без этого такие масштабные проекты, как у нас, не поднять.

- Есть результаты?

- По большому счету сейчас мы только налаживаем механизм по управлению стройкой. Но улучшение уже заметно во многих местах. Взять хотя бы Брянскую область. Везде, где я был, в области строятся новые дороги и мосты. Школы и детские садики, прокладываются инженерные сети. Очень хорошее впечатление осталось после последнего посещения Новосибирска. Существенные изменения в градостроительстве и управлении стройкой произошли в Кемеровской области, где губернатор Сергей Цивилев активно занимается не только угольщиками, но и нашей отраслью.

Жилье - драйвер экономики

- С самого начала работы на новом посту вы активно занялись нацпроектом "Жилье и городская среда". Заявили, что для решения жилищной проблемы россиян надо строить не 80 миллионов квадратных метров жилья в год, а 120 миллионов. Поближе познакомившись с положением дел, что скажете: реально это?

- Я много раз слышал, как говорят: это сложно, невыполнимо. Но вдумаемся, что такое - 120 миллионов в год? Это значит, что на человека в стране должно строиться не 0,7 кв. м, как сейчас, а 0,82. Но у нас и сегодня 10 регионов строят даже больше, то есть перевыполняют показатель. Теперь посмотрим, что это за регионы. Может быть, самые богатые в стране? Нет. Взять хотя бы Ульяновскую область. Бюджет у нее невелик, уровень доходов населения далеко не самый высокий, а жилья строится по 0,9 кв. м на человека. Как это удается? На мой взгляд, потому что там уже работает система управления строительством, цель которой не метры, а улучшение жилищных условий людей. Вот на это и нацелен нацпроект, чтобы пять миллионов россиян ежегодно улучшали свои жилищные условия. Покупали, продавали, ремонтировали, строили квартиры.

Чтобы это происходило, правительство России предложило запустить льготную ипотеку под 6,5 процента для населения. Президент страны предложение поддержал. Было принято решение, что три процента банкам до ставки Центробанка доплатит бюджет. И это сработало! За сравнительно небольшие деньги мы простимулировали приток в строительство более 500 миллиардов рублей из личных средств россиян и взятых ими кредитов. Если бы не эта абсолютно регуляторная мера, как теперь очевидно, произошел бы эффект домино. Рухнуло бы большое количество строек. Население перестало бы покупать квартиры, застройщики перестали платить подрядчикам, а подрядчики смежникам. Снова появилось бы большое количество обманутых дольщиков. У нас же сейчас в строящихся многоквартирных домах продано 53 процента квартир. Если уровень доходов населения не будет расти или будет расти недостаточно, мы и дальше, после 1 ноября, когда закончится ранее объявленный срок льготной ипотеки, будем пытаться искать механизмы поддержки рынка ипотеки.

Дело в том, что рынок этот нужен не инвесторам и не отдельным гражданам, он нужен экономике всей страны. На нем завязано 25 процентов доходов нашего государственного бюджета, которые поступают в него в виде налогов. Причем не только от самого строительства. Сегодня я, например, разговаривал с главой ОАО РЖД Олегом Белозеровым, который поделился, что за последнее время у них на железной дороге выросли на несколько процентов объемы перевозки стройматериалов. До этого совсем было упали, а тут начали расти. Казалось бы, где РЖД и где стройка? Какая между ними взаимосвязь? Оказывается, самая прямая! Повторю еще раз то, о чем уже не раз говорил: строительство жилья - драйвер всей экономики страны, который улучшает жизнь людей, вытаскивает налоги, создает рабочие места, меняет транспортную систему, жилищно-коммунальное хозяйство, благоустройство. Словом, меняет к лучшему все.

- Президент поставил конкретную задачу по ликвидации аварийного жилья. У вас есть план, как ее решить?

- По нашим расчетам, мы должны выполнить намеченную программу к 2024 году, о чем мы и доложили главе государства. 65 регионов уже перевыполняют свои планы, за которыми стоят сотни тысяч людей, проживающих в непригодном жилье. Сейчас они получают новые квартиры или деньги на их покупку. Но дело в том, что одновременно появляются и новые аварийные дома из числа тех, что массово строились во времена Хрущева. По закону необходимо сначала ликвидировать признанные такими до 1 января 2017 года и только потом браться за следующие. Я считаю, что там, где есть возможность, надо параллельно двигаться вперед. Понятно, что дополнительных денег у страны сейчас нет, слишком много дополнительных расходов появилось в связи с ковидом. Но почему бы не передвинуть, к примеру, финансы, заложенные на ликвидацию аварийного жилья в 2022 году на 2020-2021 годы тем, кто способен работать над важнейшей задачей быстрее? Представляете, каково человеку годами жить в аварийном доме? Президент предложение правительства поддержал. Благодаря этому мы запускаем сейчас в работу 50 миллиардов оборотных средств, и те, кто живет в жилье, в котором жить нельзя, получат новые квартиры быстрее. Одновременно готовим и целый ряд законодательных предложений в Госдуму, цель которых как раз ускорить ликвидацию аварийного жилья. Это очень сложный и важный законопроект, который затрагивает большое количество населения. Поэтому предвижу его бурное обсуждение, которое уже началось. Думаю, что в течение месяца-двух вместе с депутатами отработаем все положения и механизмы этого законопроекта.

- Группа сенаторов и глава комитета по транспорту и строительству Евгений Москвичев внесли в Госдуму и проект, который дает возможность проводить реновацию жилья не только Москве, но и всем другим регионам. Насколько он своевременен и реален, по-вашему?

- Закона о реновации в Госдуму никто не вносил. Это просто журналисты передернули название законопроекта, о котором я сейчас как раз говорил. Он называется: "Механизмы расселения аварийного и непригодного для проживания жилья". Эта ключевая задача сейчас, решение которой надо ускорить. И я убежден, что мы найдем законодательную форму ее решения. Говорю об этом как человек с большим опытом по переселению жителей из аварийных домов, полученным еще в Татарстане. Но вам, журналистам, больше нравится слово "реновация", так как оно сразу привлекает внимание. Еще раз подчеркиваю: в законопроекте такого слова нет. Поэтому прошу не пугать ни население, ни депутатов. И понять, что московская реновация не может быть применена по всей стране. Ситуация в каждом регионе своя. У одних есть средства в бюджете, которые могут позволить использовать опыт столицы, перед другими пока стоят задачи поважнее. С этим надо считаться.

- Вы уделяете в последнее время большое внимание работе с обманутыми дольщиками. Наблюдательный совет, который возглавляете, практически каждую неделю восстанавливает в правах тысячи обманутых россиян, вложивших деньги в строительство квартир и оставшихся и без денег, и без жилья...

- Проблема эта региональная, так как обманули людей в регионах. Но Российская Федерация подключилась к ее решению, понимая ее масштаб - в стране около 200 тысяч обманутых дольщиков. Сидеть и ждать, когда она решится сама, не приходится. Я был вынужден поставить на поток заседания наблюдательных советов в онлайн-режиме по судьбе практически каждого дома в стране, жители которого оказались в роли обманутых дольщиков. В частности, только на прошлой неделе провел два заседания наблюдательного совета. И теперь уверен, что 5 тысяч дольщиков в 12 регионах знают свою участь: до конца года они получат либо квартиры в одном из 37 домов, которые мы решили достроить, либо компенсацию за вложенные в стройку деньги. Нагрузка на членов наблюдательного совета огромная. Многие работают практически круглосуточно, так как требуется заполнить массу документов по установленной правительством форме, связанных с деньгами. Надо иметь в виду, что находится немало желающих нажиться на этой ситуации и получить права на квартиры по поддельным документам. Поэтому много времени уходит на проверку чистоты документов. Мы не можем позволить себе раздавать квартиры и деньги мошенникам. Идет работа с правоохранительными органами, арбитражными управляющими. В отношении недобросовестных застройщиков лишь за последний месяц возбудили 12 уголовных дел. В итоге мы сдвинули эту проблему с мертвой точки. Но главам регионам я все-таки советую: не надо ждать, когда кто-то приедет из Москвы и займется их обманутыми дольщиками. Надо самим помогать им.

- Переход на эскроу-счета оставит эту проблему в прошлом?

- Надеюсь, что при новой схеме финансирования строительства жилых домов новых обманутых дольщиков добавляться не будет. Сыграл роль и коронавирус. Очень многогранная проблема, для решения которой нет единого рецепта. Поэтому и дальше будем работать индивидуально с каждым домом.

Дороги, дороги...

- Еще один важный нацпроект касается дорожного строительства. Недавно вы с уверенностью заявили, что планы 2020 года по нему будут перевыполнены. На чем строится такая уверенность?

- Я выстроил систему мониторинга за ходом дорожного строительства во всех регионах. Она называется светофор. Те, кто перевыполняет среднероссийский показатель, находятся в зеленой зоне, остальные делятся между желтой и красной зонами. И вот каждую неделю внимательно анализируем, кто и почему оказался ниже положенной отметки. Смотрим два показателя. Первый - использование выделенного финансирования, на этот счет я еженедельно получаю справку из казначейства. Второй показатель - сколько физически уложено кубометров асфальта за последнюю неделю. Я вижу, что вся Россия строит дорог сегодня значительно больше, чем в это же время в прошлом году. Есть регионы, которые меня беспокоят, но я все-таки надеюсь, что, несмотря на отставание, свою программу года выполнят и они. Тех, кто точно провалится, не вижу. А тем, кто строит больше, чем запланировано, добавляем денег из планов будущих годов - пусть строят сегодня, зачем откладывать на завтра?

- Марат Шакирзянович! В Иркутской области вы побывали четыре раза! Как оцениваете там сейчас ситуацию с ликвидацией последствий наводнения 2019 года? Прекрасную школу, построенную к 1 сентября в Тулуне, вся страна по телевизору видела. А как дела с восстановлением жилья, дорог?

- Сейчас форсируем само строительство. Во главе региона встал новый руководитель, и появилась наконец-то система, разобрались с подрядчиками - из ранее отобранных не все смогли справиться с поставленной задачей. Уверен, что к концу года будет введен большой объем нового жилья и за деньги, которые уже на руках, пострадавшие, которые сейчас живут где-то временно, смогут купить новые квартиры. Но появилась новая проблема - часть домов, которые формально не затопило и они не попали в зону ЧС, оказалась на территории, где поднялись грунтовые воды. Сейчас их обследуем, в одних домах делаем ремонт, жителям других выплачиваем деньги. Думаю, что эта работа займет еще два-три года.

Большую часть дорог тоже восстановили, но и тут возникли новые трудности. Через Нижнеудинск и Тулун ходят большегрузы, которые возят щебень для строительства дамбы на реке Ия и разбивают дороги. Чтобы страдали не все трассы, мы под эти перевозки выделили конкретные дороги и пообещали жителям, что в будущем году отремонтируем их. Деньги на это уже выделены. Теперь ключевой вопрос - завершение дамбы, гигантского сооружения длиной несколько километров и высотой 9-10 метров, которое защитит населенные пункты от стихии. Ия вроде небольшая, спокойная и красивая речка, но в период половодья становится опасным явлением. Нормативный срок окончания стройки - 2022 год. Ставим задачу завершить ее в 2021 году. Будет обидно, если, не дай Бог, все, что построено и отремонтировано, еще раз накроет наводнение. Пока же капитальная дамба строится, для страховки построили аварийные дамбы, чтобы пережить весенний паводок.

- Марат Шакирзянович! Планы большие. Но заболеваемость коронавирусом снова растет, а стройку, в отличие от других отраслей, на удаленку не переведешь. Что же делать?

- Считаю, что выход один - мы должны научиться жить и работать и при коронавирусе. Не могут строители дома отсиживаться. Будем использовать опыт, уже накопленный весной. В тех регионах, где сейчас хорошие показатели, стройки вообще не останавливались. Да и заболеваемость опасным вирусом в целом в строительстве меньше, чем в других отраслях. Это и понятно, работа на свежем воздухе, с соблюдением социальной дистанции. Будем работать.

Ключевой вопрос

Белый дом нуждается в капитальном ремонте

- В СМИ появилась информация, что в Белом доме на Краснопресненской набережной готовится реконструкция. Что она будет собой представлять?

- Здание старое, построенное в 70-80-е годы прошлого века. К тому же вспомним, что в 1993 году по нему стреляли снарядами. Такие удары бесследно не проходят. При экспертизе мы столкнулись с разрушением гидроизоляционного слоя покрытия здания, аварийным состоянием кровли и как следствие большим числом протечек, в том числе в подвальной части, а также с высокой степенью износа инженерных систем и оборудования.

Вы могли видеть кадры в СМИ, как затапливает помещения Белого дома. Те инженерные системы, которые эксплуатируются с момента ввода в эксплуатацию объекта, имеют существенный процент износа, технически и морально устарели. Также, как показало обследование, нуждаются в замене системы воздухоочистки и кондиционирования, которые отработали свой нормативный срок. Во времена распространения инфекции это становится вопросом безопасности. Кроме того, остро проявилась необходимость обновления информационных систем. Сейчас большая часть работы правительства России ведется в режиме онлайн, имеющиеся мощности не выдерживают такой нагрузки. Для проведения видеоселектора, например, приходится ждать окна - все сутки расписаны. Решение о реконструкции Белого дома принималось еще в 2017 году, деньги на ремонт закладывались в бюджет этого года еще в 2019-м, но из-за пандемии работы начались только сейчас.

- Значит, члены правительства готовятся к переезду, освобождают кабинеты?

- Ремонт ведется поэтапно, надеюсь, нам удастся минимизировать переезды сотрудников, но, повторюсь, ситуация в здании сложная, поэтому мы предусмотрели возможность переселения части сотрудников в историческое здание Наркомнаца в Трубниковском переулке.

Любовь Проценко Российская газета