Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

Строительство – главный драйвер роста экономики

Андрей Бочкарёв о реализации главных городских проектов.

Несмотря на вынужденную остановку строек весной этого года, объемы ввода недвижимости в столице по итогам первого полугодия не снизились. С начала года сдано в эксплуатацию почти 5 млн кв. метров площадей различного функционального назначения, что составляет больше половины годового плана.

О том, как введенные из-за пандемии коронавируса ограничительные меры в целом повлияли на строительную отрасль, какие задачи Стройкомплекс Москвы решает в настоящее время, рассказал заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Андрей Бочкарёв.

– Андрей Юрьевич, строительная отрасль, как и остальные, столкнулась в этом году с серьезными вызовами. Большинство столичных строек было приостановлено. Правда, ряд проектов, несмотря на пандемию, Москва продолжала реализовывать. Чем руководствовались, принимая такое решение?

– Это решение, принятое мэром Москвы Сергеем Собяниным, для города было стратегически важным, ведь строительство – главный драйвер роста экономики не только нашего города, но и всей России. Оно дает огромный мультипликативный эффект. Обеспечивает рабочие места для москвичей, а в отрасли у нас занято как минимум 11% жителей. Одно рабочее место в строительстве формирует до 7–8 мест приложений труда в смежных отраслях – ЖКХ, торговле, сфере услуг и других.

Непрерывная работа стройки – это и гарантированная загрузка предприятий стройиндустрии, производящих стройматериалы, комплектующие, оборудование, и миллионы рабочих мест как в Москве, так и по всей стране, которые удалось сохранить. И конечно же, принятое мэром решение позволило городу и дальше выполнять свои обязательства перед москвичами, которые вовремя получат нужные им объекты инфраструктуры, включая новые станции метро.

– Почему нельзя было заморозить работы в метро хотя бы на месяц?

– Подземные работы в метро – сложный, непрерывный технологический процесс, который не так просто заморозить и трудно потом расконсервировать. Мы бы потеряли не месяц, а гораздо больше. К тому же это и обошлось бы городу дороже. Так что работа под землей при строгом соблюдении всех санитарно-эпидемиологических правил продолжалась. Кстати, 27 марта мы ввели в эксплуатацию более 14 км линий метро и открыли шесть новых станций. А по части тоннелестроения поставили мировой рекорд, зафиксированный в Guinness World Records: одновременно под землей на разных участках работало 23 тоннелепроходческих щита. Ни один мегаполис мира еще столько не задействовал. Другие же виды работ, включая сооружение самих станционных комплексов, мы возобновили с 12 мая, после снятия ограничений на работу всех столичных строек. Так что, соблюдая баланс безопасности людей и необходимых темпов, все обязательства по строительству подземки Москва выполнит. Метро для такого огромного мегаполиса, как наш, – это не просто удобный общественный транспорт, а жизненно важный объект во всех смыслах. В любую непогоду, при любых обстоятельствах оно гарантированно перевозит пассажиров, а услугами метрополитена ежедневно пользуются свыше 70% населения – больше, чем где бы то ни было в мире. К тому же в те районы, где строится метро, начинают приходить инвесторы и вкладывать деньги в развитие территорий – возводят жилье, инфраструктуру, создают рабочие места. Так что метростроение – локомотив развития всей столичной экономики.

– Какие еще стройки Москва не стала останавливать?

– Мы продолжили строительство важнейших для города дорожно-транспортных объектов, начатых еще до пандемии. По итогам первого полугодия ввели почти 44 км дорог, а также 14 тоннелей, эстакад и путепроводов. Продолжалась и реализация программы реновации жилья. Конечно же, не останавливалось строительство медицинских объектов: в тяжелейших условиях мы не только не прекратили на них работы, но и ускорились, что позволило быстро развернуть в городе достаточное количество койко-мест, оборудовать лечебные учреждения всем необходимым, создать условия для пребывания и лечения пациентов и работы медицинского персонала. Так, к примеру, больница в Коммунарке, которая по плану должна была начать прием больных в середине марта, из-за пандемии коронавируса в экстренном порядке открылась на две недели раньше и стала принимать пациентов с подозрением на COVID-19. Больницу оснастили по последнему слову техники. В период пандемии там спасли жизни более 3 тыс. человек. И вы, конечно же, знаете, что наши строители совершили настоящий подвиг, с нуля, всего за месяц, построив современный инфекционный центр в новой Москве, который сейчас активно работает и оказывает помощь москвичам в борьбе с коронавирусом. Продолжается и строительство других объектов здравоохранения.

– А что со стройками, «попавшими» в месячный локдаун? Как это сказалось на темпах и объемах ввода недвижимости в целом?

– Большинство объектов, ввод которых пришелся на май–июнь, было достроено еще до пандемии. Поэтому месячный локдаун на ввод недвижимости по итогам первого полугодия практически не повлиял. Объемы ввода по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом не только не снизились, а даже превышают плановые показатели. С начала года в Москве введено в эксплуатацию почти 5 млн кв. метров недвижимости различного назначения – это более половины годового плана. Из этого объема более 2,2 млн «квадратов» составило жилье, что тоже выше плановых значений.

Введено 28 объектов социальной инфраструктуры – 10 детских садов и две школы, пять лечебных учреждений, семь спортивно-рекреационных объектов, четыре объекта культуры. Кроме того, сдано в эксплуатацию пять гостиниц и апарт-отелей, девять зданий административно-делового назначения, 18 объектов торгово-бытовых услуг. Последствия вынужденного простоя, думаю, ощутим позже – скорее всего, осенью. Но не думаю, что они будут критичными. Ведь уже через неделю после локдауна большинство стройплощадок было расконсервировано, и там возобновились работы. Сейчас строители активно наверстывают упущенное время. К тому же на городских стройках мы увеличили количество рабочих: если в начале года трудилось 60–65 тыс. человек, то сегодня порядка 70 тыс.

– Не снизилась ли в период пандемии активность инвесторов?

– Московский рынок недвижимости был, есть и останется привлекательным для инвесторов, несмотря ни на какие кризисы. По итогам первого полугодия более 92% всей недвижимости введено на средства девелоперов. Да, на некоторое время стройки были

остановлены, но сейчас работают не только они, но и офисы продаж. Причем продажи возвращаются на докризисный уровень. Некоторое падение наблюдалось, но в период самоизоляции, когда люди сидели дома.

А в настоящее время у многих застройщиков все готовое жилье продано. Девелоперы продолжают реализовывать и другие проекты – в частности, строят социальную инфраструктуру, принимая тем самым участие в комплексном развитии столичных районов. Например, из 40 детских садов и школ, которые планируется ввести по итогам этого года, 13 зданий строятся на средства инвесторов. Только с начала года 11 из них (девять садиков и две школы) уже введены в эксплуатацию. Частный бизнес вкладывает деньги и в строительство объектов административно-делового, производственного, коммерческого назначения в пешеходной доступности от жилья и транспортных узлов, способствуя тем самым созданию новых рабочих мест.

– Знаковым объектом 2020 года стала больница в Вороновском. Что помогло реализовать этот, без преувеличения, грандиозный проект?

– На самом деле нам не привыкать реализовывать различные проекты в ускоренном режиме. Мы и прежде это делали – в частности, в метростроении. Но, конечно же, на строительстве больницы все проявили себя просто блестяще. Самый главный фактор, я считаю, человеческий. Никто не верил, что успеем уложиться в месячный срок. Только 20% застройщиков считали, что это возможно, а остальные говорили – нереально. Тем не менее, когда я попросил поднять руки тех, кто не готов, никто не поднял… Подрядчики быстро включились в работу и поняли, что построить больницу в такие сроки вполне возможно. 11 марта мы вышли на площадку, где было пустое поле, а 17 апреля объект был уже введен. Фактически за месяц спроектировали, подвели коммуникации, осуществили строительство зданий, доставку и установку оборудования и запуск объекта.

– Среди ключевых проектов, которые не останавливались во время пандемии, вы упомянули программу реновации жилья. В Москве проводили общественные слушания по проектам в режиме онлайн. Как оцениваете такой опыт и что думаете о цифровизации строительной отрасли в целом, ведь весной в формат онлайн была переведена значительная часть управленческих процессов?

– Это очень полезный опыт. Публичные слушания в онлайн-формате позволили не затормозить программу. За три месяца состоялось 100% запланированных слушаний по 89 проектам планировок территорий. Что касается цифровизации отрасли, то, безусловно, за ней будущее. Благодаря работе, которую мы ведем на протяжении последних лет, во время пандемии не прекращался ввод в эксплуатацию объектов, включая жилье. При наличии у застройщиков на руках документов, многие из которых получают в электронном виде, не было никаких препятствий для выдачи разрешения на ввод онлайн. Мы продолжали проектировать дома, в некоторых случаях специалисты с помощью удаленного доступа трудились над проектной и градостроительной документацией. Подбирали онлайн даже стартовые площадки по программе реновации. Кстати, недавно утвердили еще 22 новые площадки, и на сегодняшний день их у нас уже 435 – почти на 7 млн «квадратов». Так что будем и дальше развивать цифровизацию, ведь это позволяет в любых условиях работать быстро и удобно.

Марина Россинская

Инженерные сооружения