timelapse

Владимир Ресин: место под Парламентский центр в Мневниках ждет своего часа

Темы в материале

Парламентский центр в Мневниковской пойме в Москве должен стать одним из самых интересных и значимых проектов в старых границах столицы. Однако его реализация не может начаться уже третий год подряд: есть проблемы и с выбором концепции проекта, и с финансированием стройки.

Впрочем, по мнению депутата Госдумы, руководителя комиссии по строительству Парламентского центра Владимира Ресина, концепция - это «практически решенный уже вопрос», и главное, на чем надо сосредоточиться - это поиск инвестора.

В интервью РИА Новости Ресин рассказал, почему потенциальный инвестор Парламентского центра может рассчитывать в качестве дополнительной компенсации своих затрат на участки в новой Москве, сколько православных храмов нужно построить в столице и что он думает о проекте актуализированного генплана города.

- Владимир Иосифович, завершилась последняя сессия Госдумы 6-го созыва. С вашей точки зрения, насколько она была плодотворной в плане законотворческой деятельности в области недвижимости и строительства?

- Очень успешный сезон. Приняты восемь законопроектов, в том числе важные поправки по банкротству, по дольщикам, по развитию промзон. Особенно хотелось бы обратить внимание на закон о долевом строительстве - один из самых важных, ведь по этой системе строится 90% многоквартирного жилья в России. Цель была в том, чтобы минимизировать влияние недобросовестных застройщиков на рынок и чтобы не было обманутых людей.

- Сейчас многие проблемы с дольщиками связаны не с намеренным обманом, а с непродуманной финансовой политики компаний.

- Увы, хрен редьки не слаще. Человеку наплевать на причины, почему не достроен его дом, для него важен результат.

- Компенсационный фонд дольщиков решит проблемы?

- Надеюсь. Но это все удорожание строительства. Нельзя забывать, что это все за счет дольщика, который покупает жилье.

- К слову об удорожании строительства. Насколько трудна ситуация на рынке для строительных компаний из-за ухудшения экономической конъюнктуры?

- Трудная ситуация. Особенно опасно, что именно при сегодняшнем положении дел в экономике многие компании рискуют превратиться в «строительных мавроди», когда девелоперы, не начав нового объекта, не могут закончить старый.

- А как избавиться от «строительных мавроди» на рынке?

- Нельзя допускать к строительству застройщиков, которые не имеют своего капитала и рассчитывают только на деньги населения.

- Как вы думаете, Балакин из «СУ-155» - «строительный мавроди»?

- У него совсем другая картина. Мне бы не хотелось сейчас углубляться в эту тему. Единственное, что хочу сказать по ситуации с «СУ-155»: нашли достойный выход. Уверен, что все дома компании будут достроены и сданы. Но это исключительный случай, когда государство выступает в роли спасителя застройщика, и он должен таким остаться.

- Многие девелоперы в последнее время делают заявления, что спад на рынке жилья закончился, рынок достиг дна, и нас ждет в перспективе только рост цен. Стоит ли им верить?

- Насколько я знаю, за первое полугодие объемы строительства жилья по отношению к такому же периоду прошлого года в среднем по России снизились на 9%. При этом не надо забывать, что общая плановая цифра объема ввода жилья по отношению к прошлому, небывало успешному, году - снижена в текущем на 11%. Сами судите -за 2015 год в стране было введено более 85 миллионов квадратных метров жилья. Год был рекордным во всех отношениях. В нынешнем году запланировано чуть больше 76 миллионов квадратных метров. Абсолютно реальные прогнозы, взвешенные обязательства, без шапкозакидательства. Именно так и надо работать, - анализируя предложения и спрос, текущие возможности рынка, рассчитывая силы. На 1 июля этого года общий объем ввода жилья в России составил 31,5 миллиона квадратных метров, а за те же полгода 2015 года - немногим более 34 миллионов квадратных метров. По сути, если сравнивать эти цифры по отношению к итоговым годовым, отставание совсем незначительное. При этом, по сравнению с прошлым годом, за первые полгода 2016-го налицо тенденция увеличения объемов ввода многоквартирного жилья по отношению к вводимому индивидуальному жилью. Но всегда, чтобы картина была объективной, надо смотреть по концу года. А значит - ждать второго полугодия. Те меры, которые руководство страны предпринимает для улучшения обстановки на строительном рынке, как мне кажется, позволят сохранить как минимум объемы прошлого года, а начиная с будущего года - повысить их.

- В следующем году планируется утвердить актуализированный Генплан Москвы. Знакомы ли вы с проектом обновленного документа и что о нем думаете?

- Главные изменения коснутся новых территорий. Генплан сделан по принципу, что умный учится на ошибках других, а дурак их повторяет.

Этот генплан не повторяет тех ошибок, которые раньше были допущены и комплексно охватывает всю территорию большой Москвы, начиная с инфраструктуры, социалки и рабочих мест и заканчивая жильем. Он не позволит иметь спальные районы, устраивать огромные транспортные потоки, предусматривает передовые виды транспорта. Думаю, это будет один из лучших генпланов, которые когда-либо Москва делала, и позволит сделать новые территории столицы очень привлекательными для жизни и работы.

- Но, тем не менее, на эти привлекательные территории ни депутаты Госдумы, ни сенаторы Совета Федерации не захотели переезжать…

- Да, не захотели. И мы сумели найти блестящую территорию в Мневниках.

- Площадка под Парламентский центр найдена, однако какой проект на ней реализуют - по-прежнему неясно. В чем сложности?

- Нет никаких сложностей, все сделано!

- А как же слова спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко о том, что будет третий уже по счету конкурс на концепцию Парламентского центра?

- Она говорит правильно. Выбраны достойные концепции, теперь осталось из достойных предложений выбрать самое достойное. Нужно последнее окончательное заседание, где будет подведен итог и назван победитель. Это произойдет, когда будет финансирование.

- То есть, по сути, речь идет о последнем конкурсном этапе, а не о новом конкурсе?

- Да. Но концепция - практически решенный уже вопрос. Сейчас надо думать не о ней, а о том, где найти деньги, как открыть финансирование и как начать строить. Все, что не связано с деньгами, мы уже сделали - без единой копейки, бесплатно, практически на благотворительной основе. И в то, что уже готово, люди вложили частичку души.

- Когда же нам ждать окончательного заседания?

- Сразу же, как только будет решен вопрос финансирования.

- Очень многие в связи с выбором проекта Парламентского центра задаются вопросом, почему не было открытого международного конкурса, а проекты выбирались довольно кулуарно…

- Во-первых, я еще раз обращу ваше внимание на то, что концепции выбирались без открытого бюджета. А во-вторых и в главных, зачем нам иностранные архитекторы?

Мы строим российский парламентский центр и справимся сами. Сделаем его из российских строительных материалов, российскими ресурсами и российскими архитекторами. Не все то хорошо, что пришло из-за рубежа.

- Схема финансирования Парламентского центра уже как-то вырисовывается?

- В любом случае сначала нужно построить Парламентский центр. Только затем инвестору могут быть переданы объекты, которые сейчас занимают Дума и Совет Федерации. Ну а поскольку с момента начала подготовки концепции Парламентского центра доллар вырос в два раза, и, очевидно, затраты потенциального инвестора увеличились в рублевом эквиваленте, придется еще отдавать отдельные участки земли на территории Новой Москвы в компенсацию инвестору.

- Какую площадь земельных участков придется передавать инвестору в Новой Москве?

- Об этом рано говорить, пока не проработан вопрос проектной документации и не ясна стоимость Парламентского центра.

- А почему нельзя предложить инвестору строительства Парламентского центра землю в Мневниках - наверняка же это предложение было бы интереснее, чем площадки за МКАДом?

- Все земельные участки в Мневниках уже кому-то принадлежат. Свободных участков нет, все распределено.

- Есть ли у вас надежда, что определенность с инвестором наступит до конца года?

- У меня есть надежда, что Парламентский центр в России будет построен. Место отведено, освобождено и ждет своего часа. Кстати, я убежден, что это было самое трудное.

- Еще один проект, который реализуется при вашем непосредственном участии, это программа по строительству храмов в Москве. Иногда ее называют «200 храмов», однако, как я знаю, вы не очень жалуете это название в последнее время. Почему?

- Потому что подобная программа существовала в границах старой Москвы. Сегодня Москва выросла в 2 раза, и заказчик строительства - Русская православная церковь - проанализировав запрос жителей, пришла к выводу о необходимости увеличения храмов шаговой доступности от жителей.

Я думаю так: сколько Богу будет угодно, столько в Москве храмов и построят. Мне кажется, что в столице в итоге будет возведено 550-600 храмов. Конечно, на это уйдет немало времени, возможно, даже четверть века.

Кстати, очень важно, что в новом Генплане уже предусмотрены места для храмов, и теперь не надо будет точечно искать место для их строительства.

- Насколько сложно собирать деньги на строительство храмов?

- Деньги собираются после того, как создается приход. Приходы на собранные средства строят храмы. За эти годы их добавилось 140. На сегодняшний день мы уже построили 46 храмов, строятся еще 39, а на месте будущих храмов в новых приходах стоят 102 часовни.

- Сколько стоит строительство храма?

- Мы стараемся работать с индивидуальными проектами, хотя в активе программы есть и проекты повторного применения. При этом строительство храма делится на разные этапы - сам храм, потом убранство, потом дом причта, колокольня. Все они финансируются отдельно.

В прошлом году мы собрали 3,5 миллиарда рублей, и этого только в денежном выражении, без учета работ в физическом выражении, которые очень часто благотворители нам делают бесплатно.

- Давайте вернемся к разговору, о том, как со временем меняется облик Москвы. Что вы думаете о широкомасштабной программе по благоустройству «Моя улица», которая развернулась сейчас на центральных улицах, в том числе на Тверской и Новом Арбате?

- В свое время мы о таком даже мечтать не могли. Мы с большим трудом сделали пешеходным Старый Арбат и очень радовались этому.

А сейчас - такой разворот к горожанам. Конечно, неудобно немного, но нужно потерпеть. После окончания работ на той же Тверской, я уверен, квартиры станут дороже раза в два. Широкие тротуары, лавочки, живые деревья - это же просто мечта, настоящая Европа.

Я сразу вспоминаю времена, когда я мальчишкой ездил на улицу Горького, или, как мы ее называли, Бродвей. Там молодые люди знакомились, встречались, влюблялись. После реконструкции Тверская снова станет привлекательной для молодежи и туристов.

- Как вы думаете, почему реконструкция улиц стала возможной только сейчас?

- Я очень люблю фразу: «Не мы выбираем время, а время выбирает нас». В 90-е мы думали о другом -как наполнить и собрать бюджет, как переселить людей из полуподвалов… Нужно признать, что в 2010 году, когда передавалось управление Москвой, планка жизни в столице была высокой, по сравнению с другими регионами России. А Сергей Семенович (Собянин - ред.) поднял ее еще выше. Он сумел перейти к решению вопросов комфортности и качества среды в городе.

- Какие вызовы еще стоят перед городом?

- (улыбается) Пока стоит город, проблемы будут обязательно, тем более что у нас вообще в менталитете давать советы и критиковать, хотя страна советов давно закончилась.

Перед Москвой сегодня стоит задача освоения территорий промзон. По данным, которые есть у меня, примерно половина промышленных территорий в Москве будет выведена, и их место должна занять новая комфортабельная недвижимость.

Еще один очень тяжелый вопрос - это пятиэтажки несносимых серий. Трудный вопрос, но, увы, от него никуда не деться. Где-то эту проблему можно снять капитальным ремонтом, где-то - реконструкцией. Но дома, износ которых больше 70%, можно только снести.

- Вопрос в том, как будет финансироваться переселение жителей пятиэтажек. Очевидно, что после 2008 года, когда встали все инвестиционные проекты по расселению пятиэтажек сносимых серий, снос только за счет городского бюджета дался властям тяжело…

- Если у проекта нет инвестиционной составляющей, то сносить должен город и уже потом за счет строительства нового жилья на освободившейся площадке восполнять свои затраты.

- То есть вы за то, чтобы у города была своя девелоперская структура вроде «Мосинжпроекта», занимающаяся инвестиционными проектами?

- Безусловно, столица должна быть «забойщиком» этого процесса. Иначе в таком городе, как Москва, нельзя. У нас в свое время был «ГЛАВУКС», теперь его дело продолжает «Мосинжпроект».

Беседовала Ольга Набатникова