timelapse

По стройке смирно: 5 историй пути в профессию от чиновников и девелоперов

Темы в материале

В предстоящее воскресенье, 14 августа, работники стройотрасли в 60-й раз отмечают свой профессиональный праздник. Специально к юбилейному празднику крупные чиновники строительной сферы и девелоперы поделились с сайтом "РИА Недвижимость" воспоминаниями о том, каков был их путь в мир строительства.

Крановщик-министр

Глава Минстроя Михаил Мень имеет самую что ни на есть настоящую строительную специальность — он машинист башенного крана.

"Недавно я нашел свой диплом крановщика, посмотрел, вспомнил: четвертый разряд — там все серьезно", — рассказывает министр.

Мень получил строительную профессию в армии. "Я служил в войсках ДВМС — Дальвоенморстрой, они считались подразделением морской пехоты. Но за красивым названием, по сути, скрывался морской стройбат — 80% среди нас было судимых, да и я туда, в общем, попал "благодаря" своей репутации неблагонадежного, так как был сыном священника", — отмечает он.

По словам Меня, крановщиком он стал в учебке во Владивостоке, где провел четыре месяца своей службы. Там он стажировался на самых высоких по тем временам башенных кранах.

"Затем меня отправили в Совгавань в Хабаровский край, где помимо башенного крана, я работал на заводе ЖБИ — на козловом и на мостовом кранах, дошел до мастера смены. Наверху на кране не так уж и страшно: к высоте довольно быстро привыкаешь. Кстати, сменщицей у меня была женщина. Среди крановщиков вообще много представительниц прекрасного пола, ведь работа наверху требует аккуратности, внимательности и отсутствия вредных привычек, особенно большой любви к алкоголю", — вспоминает глава Минстроя.

Мечты заммэра

Главный строитель Москвы Марат Хуснуллин, хоть и не имеет строительного образования, но строительством занимается уже почти три десятка лет — со студенческой скамьи. Причем начинал он далеко не с руководящих и административных должностей. "Я знаю стройку не понаслышке, а сам лично и кирпич клал, и штукатурил, и красил, и плотническим делом занимался. Поэтому я хорошо понимаю труд именно рабочих на стройке", — вспоминает заммэра.

Учась на 2-м курсе финансово-экономического института, в 21 год он открыл строительный кооператив, в котором поначалу было всего 4 человека. В 25 лет уже руководил компанией из двух тысяч человек, а затем перешел на госслужбу, в 34 года став министром строительства Татарстана.

В 2010 году Хуснуллин возглавил стройкомплекс Москвы. "Моей мечтой было строить города", — признается чиновник, добавляя, что именно работа в Москве и те масштабные процессы, которые он здесь возглавляет, позволили ему самореализоваться в полной мере.

По словам Хуснуллина, строить жилые дома хоть и интересно, однако это относительно несложное строительство. Куда сложнее строить заводы, метро и транспортную инфраструктуру. "Это такая "работа с вызовом". Вообще я больше всего люблю строить заводы", — говорит он.

Хуснуллин признается, что за годы в строительной отрасли ему не раз приходилось сталкиваться с трудными ситуациями, но бывали и курьезные случаи. Одной из историй он поделился.

"Была у нас одна отстающая стройка, руководителя которой я сильно критиковал и пригрозил, что если он не мобилизует людей, то будет отстранен. И вот однажды приезжаю на эту стройку, а там полно народу. Меня это удивило — как за такое короткое время привлечь столько людей? Но, присмотревшись, я понял, что они лишь имитируют работу. Ведь если ты сам работал на стройке, то можешь понять, например, что каменщик не так держит мастерок.

Я говорю руководителю — ты что это, артистов пригласил что ли?!

Оказалось, что он, боясь потерять должность, нанял массовку, надел им форму, и они изображали бурную деятельность.

Сразу увольнять я его не стал, за сообразительность дав шанс. В конечном итоге он исправился, и объект был построен", — вспоминает заммэра.

Военно-строительная выправка

Сергей Левкин — потомственный военный строитель. Его отец работал в Главном управлении специального строительства Минобороны, участвовал в создании инфраструктуры ракетного комплекса. В 10-м классе будущий глава департамента градостроительной политики Москвы принял решение пойти по стопам отца и поступил в Ленинградское высшее военное инженерно-строительное Краснознаменное училище имени генерала армии А.Н. Комаровского. "Ни разу в своей жизни я не пожалел об этом решении", — вспоминает он.

Училище Левкин окончил с красным дипломом, за что получил право выбрать место распределения. Он отказался от "заграницы", выбрал Москву и поступил на службу в Военно-строительное управление города Москвы (ВСУМ). Путь строителя Левкин начал с лейтенанта-прораба, в чьем ведении было строительство жилья для офицеров в Люберцах. Впоследствии возглавил ВСУМ.

В конце 90-х полковник Левкин оказался на распутье — либо перейти на службу в другой ГЛАВК, получив звание генерал-майора, либо продолжить руководить ВСУМ, но уже как гражданское лицо. "Хотя карьера и была важна, но я предпочел остаться в организации, которой отдал годы, с родным коллективом", — рассказывает Левкин. Он уволился из армии полковником и возглавил акционерное общество "ВСУМ", уже в качестве генерального директора. Там он проработал до середины нулевых, после чего началась его карьера чиновника.

Сергей Иванович вспоминает, что многому научился на стройках, в том числе и набрался житейского опыта, помогающего ему и сегодня. Например, он вспоминает одного из своих "учителей" — бригадира Ивана Васильевича Савотикова, который говорил: "Главное для стройки — чтобы, когда рабочий, приходя на работу, шел в бытовку переодеваться в спецовку, около объекта уже дымился раствор. Тогда он будет быстрее переодеваться, иначе раствор остынет".

"Я это запомнил на всю жизнь и, работая в разных должностях, всегда говорил: сделайте все, чтобы у рабочих были правильные условия и мотивация, а не только зарплата. То, что называется "начало трудового дня", — говорит Левкин.

Рассказывая о мифах, связанных с профессией строителя, Левкин замечает, что разговоры о повальном пьянстве на стройках — не более чем негативный стереотип. Однако, по его словам, при строительстве объекта вся команда, от руководителя до простого рабочего, проживают вместе определенный жизненный отрезок, сложности и радости, связанные со стройкой, включая и погодные условия: холод, дождь, жару. И когда объект сдан, грех не отметить это событие. "Вот это точно в традиции настоящих строителей — поднять бокал за построенный объект и вспомнить все, что было хорошего и трудного, интересного и смешного. Это для строителей важно", — завершает Левкин.

Часть династии

Глава ФСК "Лидер" Владимир Воронин родился в семье потомственного строителя. Его дед, Иван Денисович Воронин, работал на стройке с 1920-х годов рабочим треста "Мосстрой" и закончил карьеру начальником Главного управления капитального строительства министерства сельского строительства РСФСР. Отец Владимира, Александр Иванович Воронин, также всю жизнь посвятил стройке, став одним из основателей строительного комплекса Москвы.

Владимир еще в детстве решил, что также продолжит дело отца и деда, и в 1992 году поступил в МГСУ имени Куйбышева на факультет "Промышленное гражданское строительство".

Начинал свой путь в строительстве Воронин с самых азов — по окончании университета работал мастером в строительном тресте "Мосстрой-6", и доказывать свою состоятельность на деле ему пришлось уже с самого начала.

"Когда я работал на стройке мастером, начальник участка сразу меня невзлюбил, у него взыграла профессиональная ревность. Нашу бригаду стали постоянно выводить в ночную смену, что мне как 20-летнему было не в тягость, но многим членам бригады было сложно постоянно работать в таком графике. Позже мне сказали, что на собраниях нашу бригаду и меня лично обвиняют в лени и плохой работе. Узнав об этом, я собрал всех и предложил делом доказать на что мы способны. В результате за ночную смену мы ударно выполнили норматив 14 (!) смен. После чего я получил повышение, и мне доверили вести отдельный объект. Этим принципом я стараюсь руководствоваться всю жизнь: неважно, что о тебе говорят, докажи делом на что способен", — вспоминает Воронин. После этого случая его назначили прорабом, а затем и начальником участка.

"Мой опыт на стройке очень помог мне впоследствии. Когда сейчас я приезжаю на объект, понимаю, что могу общаться с прорабами на одном с ними языке. Мне важно вникать во все процессы, понимать, что происходит на всех этапах работы, особенно на строительной площадке", — рассказывает Владимир.

Карьера Владимира развивалась стремительно. Пройдя весь путь от мастера до 1-го вице-президента Главмосстроя, в 2005 году в возрасте 30-ти лет Владимир Воронин основал и возглавил финансово-строительную корпорацию "Лидер".

"К своей работе я подхожу со всей ответственностью и самоотдачей. Этого же жду и от своих сотрудников, ведь в нашей профессии важны такие качества, как трудолюбие и упорство. Мой отец любит рассказывать одну историю. Когда он проходил практику на стройке, то получал около 70 рублей. На том объекте работал глухонемой стекольщик — сейчас такой профессии нет, а раньше рамы привозили отдельно и стекла вставляли прямо на стройке. Этот человек вкалывал без болтовни и перекуров по 10-12 часов и получал в 5 раз больше, до 350 рублей. Вот это пример, который говорит сам за себя: хочешь хорошо зарабатывать — трудись больше, чем другие", — говорит Воронин.

Девелопер из "космоса"

Президент ГК "Мортон" Александр Ручьев в строительный бизнес пришел еще в студенческие годы, на 4-м курсе Физтеха — Московского физико-технического института.

"Так исторически сложилось, что наш курс на факультете аэрофизики и космических исследований, и я в том числе, подрабатывал на московских стройках. Именно в это время, в 1994 году, мы решили сделать свою компанию и заняться отделочными работами и капитальным ремонтом. В конце 90-х начали пробовать себя в строительстве: в Клину достроили небольшой жилой дом площадью 4 тысячи квадратных метров", — рассказывает девелопер.

"В 1998 мы получили первый крупный подряд на фасадные работы в микрорайонах 8а и 8б в Митино. Заработанные деньги тратить не стали, а вложили в свой собственный первый проект по строительству жилья в подмосковном Щелкове. Там мы построили три дома, выкупили и достроили еще один недострой", — вспоминает девелопер.