timelapse

Андрей Бочкарев: «Программа строительства метро в Москве будет выполняться в полном объеме»

Андрей Бочкарев, руководитель Департамента строительства города, рассказал телеканалу «Москва 24» о темпах строительства столичного метро.

- Андрей Юрьевич, здравствуйте. Спасибо огромное, что нашли время, приехали в студию телеканала «Москва 24».

- Здравствуйте, Елена.

- Андрей Юрьевич, мы сегодня с вами более детально и подробно обсуждаем темпы строительства столичного метро, но сразу хочется поинтересоваться. Скажите, экономическая ситуация внесла свои коррективы? 

- Лена, правительство Москвы на протяжении всего года дает информацию нашим горожанам о том, что реализация Адресной инвестиционной программы, в частности, метрополитена не подлежит корректировке по финансовым показателям. Потому что это является одним из главных приоритетов работы правительства Москвы, строительного комплекса, всех наших подразделений, Департамента строительства, является реализация программы строительства и расширения метрополитена.

У нас финансовые ресурсы зарезервированы в полном объеме, они не подлежат ревизии, и мы выполняем работу в соответствии с нашими планами.

- Я поняла - ни при каких обстоятельствах. Но тогда возникает другой вопрос: какой объем средств город затрачивает на строительство метро? Например, если мы поговорим о 2015-м, и соответственно, заглянем в 2016-й год?

- У нас планово в Адресной инвестиционной программе города Москвы на 2015-2016-2017 годы выделено по 154 миллиарда рублей на программу строительства метрополитена. Возможны передвижки денежных средств между годами, в зависимости от того, какой проект будет реализовываться, потому что строительство - это живой процесс, его нельзя секундами и по метрам буквально спланировать и реализовать. Но в целом, еще раз повторяю, финансовые ресурсы запланированы в необходимом объеме, и с этим проблем у нас нет никаких. Могут возникать вопросы уже с реализацией программы, но это объективные причины: производственного характера, организационного, технического и так далее, о которых мы сейчас с вами поговорим.

- Тогда давайте о строительстве как о живом процессе более подробно. Я, например, буквально на днях спустилась под землю, посетила станцию метро «Саларьево», скажем так, проконтролировала, как идет процесс, насколько я, естественно, имею на это право. Наши зрители тоже интересуются, когда станции «Румянцево» и «Саларьево» будут сданы, и есть ли там какие-то проблемы со строительством на сегодняшний день?

- Лена, вы видели темп работ, объем работ, которые мы выполняем. Станция «Румянцево» у нас находится в наивысшей степени готовности...

- То есть уже вот-вот?

- Ведутся основные работы по наладке систем автоматизации, контроля движения. Но запускать станцию «Румянцево» без запуска станции «Саларьево» мы считаем нецелесообразным...

- А вот почему, кстати, это так важно?

- Дело в том, что синхронизация новых участков с существующими линиями - это достаточно сложный этап. Мы с этим столкнулись на станции «Котельники», потому что технологии, которые применяются сейчас, это в части оснащения станций, не только внешний вид перронов, вестибюлей и так далее, а начинка - электронная, информационная, энергетическая. Новые технологии, новое оборудование, те элементы, которые, скажем, применяли даже 10 лет назад, они не всегда легко синхронизируются с теми элементами и изделиями оборудования, которое сейчас выпускает промышленность для метро.

- Я так понимаю, что в некоторой степени это тоже экономия городского бюджета?

- Абсолютно, безусловно. Потому что запускать стандартно целый участок - это эффективность не только капиталовложений, но еще эксплуатационных затрат метрополитена. Поэтому считаются не только средства, которые город инвестирует на стадии строительства, но и совокупные затраты, связанные с эксплуатацией новых участков. Об этом не так часто мы говорим, но это тоже стоит средств, это люди, машины, механизмы, это техническое обслуживание тех или иных систем. Это тоже включается в общий анализ затрат по проекту.

- Ну да, сейчас мы уяснили, что это экономичней и эффективней. Так все-таки, «Румянцево» и «Саларьево» в совокупности, вместе, когда будут сданы?

- У нас основной сейчас объем наших усилий концентрируется на станции «Саларьево». Ряд сложных моментов был связан с тем, что принималось решение об интеграции станции «Саларьево» в будущий транспортно-пересадочный узел, который будет строиться с привлечением средств инвестора. И эти организационные схемы финансовых взаимоотношений города, инвесторов, и соответственно, влияние будущего ТПУ и его конструкций на конструкции самой станции «Саларьево» на систему, которая там необходимо - либо устанавливаем, либо нет. Немного заняло больше времени, потому что такого рода транспортно-пересадочный узел в Москве раньше не создавался, да и в стране такого не было. Именно с этим связана некоторая сдвижка по срокам выполнения ряда участков основных несущих конструкций. Поэтому мы вынуждены сейчас нагонять по ряду участков, назовем так, технологическое ожидание. Тем не менее, сейчас ведутся работы в полном объеме, строятся подъездные пути, ведется подготовка к благоустройству территории, и мы концентрируемся на оснащении станции инженерными системами.

- Сроки, сроки хочется услышать.

- Мы, стоит план в этом году завершить все работы по строительству и подготовиться к пуску.

- Предлагаю тогда двигаться, Андрей Юрьевич, дальше. Насколько мне известно, высока степень готовности объектов и на Люблинско-Дмитровской линии метрополитена. Что происходит там?

- Люблинско-Дмитровская линия - это еще один очень важный элемент программы расширения и строительства метрополитена. Буквально на прошлой неделе мэр Москвы Сергей Семенович Собянин совместно с замом мэра Маратом Хуснуллиным и командой людей, которые у нас участвуют в управлении, посетили эту линию, проинспектировали ее строительство. Хочу отметить, что станция и вообще все конструкции находятся в высокой степени физической готовности, мы также готовим этот участок уже для оснащения необходимыми системами инженерного обеспечения: контроль движения, энергоснабжение, системы безопасности, для того, чтобы мы в 2016 году участок от «Марьиной Рощи» до «Петровско-Разумовской», четыре станции запустили уже с пассажирским движением.

- Первый квартал, второй?

- Я думаю, что это будет осень 2016 года. Так мы сейчас говорим, потому что это очень сложный участок, такого нет другого в нашей программе. Не так много таких станций вообще в мире, это, может быть, единицы. Но это самый тяжелый, самый сложный, и, в общем-то, один из самых нужных участков, потому что как раз тот район города, где более 600 тысяч человек проживает, и не обеспечен шаговой доступностью, а это влияет и на наземный транспорт, и так далее. Основная задача - в 2017 году дойти до станции «Селигерская» на пересечении Коровинского и Дмитровского шоссе, и кардинально решить вопрос с пассажирским движением скоростного подземного транспорта.

Хочу отметить, что если, скажем, в предыдущие годы и журналисты, и вы, и мы, и Сергей Семенович (Собянин - мэр Москвы), мы, когда спускались на горизонты выполнения работ, необходимо было применять специальные средства защиты, в том числе специальную обувь, одежду и так далее, то сейчас можно уже находиться на станции практически в простой летней обуви. То есть уже высокая степень готовности.

Ликвидированы водопритоки, проведены работы по отводу воды, выполнению предварительных отделочных работ. Очень приятно уже находиться на этом объекте, потому что мы видим финальную стадию, и это волнение, такое хорошее волнение, оно сменилось от напряженного состояния к волнению в предчувствии к скорому пуску данного участка. Поэтому мы с удовольствием показали данный участок, обсудили все необходимые вопросы технические, и наметили план уже таких оперативных действий по пуску этого участка в 2016 году, и к действиям по более скорому, конечно, запуску второго основного участка уже на рубеже конца 2017 - буквально начала 2018 года.

- Знаете, Андрей Юрьевич, у меня такой вопрос возник. Я вспоминаю недавний разговор с Маратом Шакирзяновичем Хуснуллиным, и он говорил, что основные проблемы - они возникают даже не со строительством станций, а освобождением территорий для того, чтобы строить метро. Вот эта проблема все-таки в 2015-м как-то решается, на ваш взгляд?

- Лена, она решается последовательно, от станции к станции. К сожалению, она не может системно решиться одним движением и решением, и Марат Шакирзянович абсолютно верно на это указал. Застроенный город, и для того, чтобы начать строительство, нам необходимо освободить зону земли, которая, может быть, с поверхности кажется свободной, от инженерных коммуникаций, перенести их в другое место, а это требует проведения проектных работ, изыскательских работ. И на это, к сожалению, мы тратим очень много усилий и времени. Не столько капитальных затрат, а сколько усилий организационных, управленческих, выполнение проектных работ и так далее. И это влияет, к сожалению, на сроки начала работ по основному этапу. Поэтому решив эту проблему на одной из линий, мы плавно переходим к решению этих проблем на новых линиях, на которых мы начинаем строительство. Поэтому это перманентная, назовем так, задача, перманентный набор очень разнообразных проблем, которые нам приходится решать. 

tv.m24.ru