timelapse

«Плотно застроенный город оказывается комфортнее»

Темы в материале

Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов — о том, как будет выглядеть столица после реновации.

В ходе программы реновации жилые кварталы будут планироваться по новому принципу: «микрорайон — квартал — урбан-блок», а первые этажи отдадут предпринимателям и общественникам. Подробнее о том, как будет выглядеть обновленная столица, где можно будет парковать машины и почему советские нормы инсоляции не победили туберкулез, в интервью «Известиям» рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

— Как новый подход к планировке жилых районов изменит жизнь москвичей?

— Советская микрорайонная застройка стерла из памяти то, что есть другой подход к планировке жилых кварталов. Это не новая схема. До революции Москва, как многие другие города — та же Барселона, — много лет застраивалась по принципу, к которому мы сейчас возвращаемся.

Посещая центр Москвы, мы видим, как реализовывался такой подход раньше. Район Брестских, Бронных улиц и Патриарших прудов — хорошая тому иллюстрация. Застройка здесь намного плотнее, чем в районе пятиэтажек, дома стоят ближе друг к другу. Никого такой вид застройки — дома со своими дворами и плотная сеть небольших улочек — не смущает.

Никто не замечает, что застройка здесь плотнее в два-три раза, чем в районах с хрущевками. Это происходит за счет четкого зонирования пространств. У людей есть свои дворы, которые им нравятся, и на самом деле являются очень тихими местами для довольно узкого круга людей — в основном жильцов дома и их посетителей. Хотя, отмечу, дворы эти не закрыты. Но организованное пространство моделирует поведение людей, и посторонние туда не заходят. В итоге жильцы дома получают достаточно уединенные места в самом центре города. Любой замер показывает, что хороший район устроен таким же образом, и есть смысл продолжать делать так же. Вот и всё.

— Но старая застройка малоэтажная, а строятся все-таки высотки. Будут ли в таких районах зеленые зоны и как их сформируют?

— Зеленые зоны, конечно, будут, но надо понимать, что сконцентрированный участок зелени намного полезнее, чем в два или три раза большая площадь, занятая кустами и деревьями, но беспорядочно разбросанная по району.

— Правительство Москвы утверждает, что новая застройка будет максимально безопасна для людей. Почему?

— Если посмотреть статистику падений деревьев или даже качество воздуха, то плотно застроенный город оказывается комфортнее. Там более спокойное движение воздуха. Зимой не так холодно, потому что ветер не такой сильный. Летом не так жарко, потому что есть тень. Деревья меньше падают, потому что меньше сила ветра, так что с точки зрения безопасности плотная застройка дает много плюсов.

— Готовы ли москвичи, привыкшие к просторным советским микрорайонам, к такому изменению городской среды?

— Смысл реновации в том, чтобы поднять качество жизни москвичей за счет преобразования территории. Люди традиционно «голосуют ногами и кошельком» за жизнь в районах, о которых мы говорили, — они там покупают квартиры. Значит, им там комфортнее. Это не просто эмоциональная, но и экономическая оценка уровня жизни в таких микрорайонах. Об этом также говорит стоимость квадратного метра, уровень образования и доходов жильцов.

— Дворы в урбан-блоках будут закрытыми для машин?

— Я не радикальный сторонник запрета въезда во двор, но нужно, чтобы парковки хватало по периметру дома, как это сделано в очень комфортных европейских городах. В Барселоне, Париже, Берлине во дворах в основном никаких машин не найдете: они стоят на улице, а двор — пешеходный, благоустроенный, с зеленью, скамейками и детскими площадками для тех, кто там живет. Туда никто не заезжает. В то же время специальная техника должна иметь доступ — те же пожарные или машины скорой помощи. По-моему, жители в состоянии сами принять решение, парковаться им во дворе или нет. Но архитекторам, конечно, нужно создать предпосылки для такого решения.

— Какие?

— Думаю, мы добьемся изменения сознания у горожан не силовыми методами — шлагбаумами и заборами, а именно воспитанием средой. Зонирование жилой застройки само подскажет людям, что лучше иметь тихий зеленый двор, а не асфальт и парковку под окнами.

— Узкие улочки выглядят симпатично, но с потоком машин они вряд ли справятся.

— В центре столицы есть довольно узкие, но очень комфортные для автомобилистов улицы, скорость движения машин по которым невысока. Парковочных мест там немного, но и они не все заняты. Если посмотреть нормы обеспеченности, становится понятно, что их значительно меньше, чем этого требуют действующие нормативы. Это говорит о том, что эти нормы слишком завышены.

— Много москвичей работают в центре города. Будут ли создаваться новые рабочие места в спальных районах?

— В нормативах планировки новых районов заложен акцент на общественных функциях. Мы говорим, что 20–30% всех площадей должны быть с общественной функцией. Это в том числе рабочие места и всевозможные сервисы, ради которых не нужно ездить в центр. Активные первые этажи — это очень важно. Вы идете по улице и видите, что первый этаж — общественный. Там магазины, прачечные, кафе. Такого даже близко нет в наших спальных районах, к сожалению. Мы отдаем для этого и отдельно стоящие здания, которые могут быть даже некими доминантами районов, если они расположены недалеко от метро.

— Экологи предупреждают, что вокруг пятиэтажек много зелени, а в новых районах ее будет не хватать. Насколько сильно сократится площадь городских зеленых насаждений из-за программы реновации?

— Волноваться не надо. Зелени в Москве очень много —  есть прекрасные парки и в большом количестве лесопарки. Но всё должно быть организовано. В городе не должно быть зеленых массивов, заросших диким образом. На фотографии из космоса зелень выглядит мило, но в жизни не всё так гладко. В Москве есть зеленые зоны, которые завалены мусором и пустыми бутылками, где опасно даже ходить. Мы постараемся сохранить всё что можно, приведем это в порядок.

— То есть зеленые зоны всё же пострадают в ходе реновации?

— Конечно, что-то будет утрачено, но зелень довольно быстро восстанавливается. Когда строились пятиэтажки, они были похожи на лагеря с бараками — посмотрите архивные фотографии. Там не было ничего, но деревья и кустарники с годами выросли.

— Весной в СанПиНы внесли изменения, которые сокращают период инсоляции игровых и спортивных площадок и позволяют уплотнить городскую застройку. Врачи предупреждают, что это плохо отразится на здоровье горожан.

— Есть разное отношение к инсоляции. Лично я считаю, что инсоляция является архаичнейшим пережитком советской нормативной базы. История борьбы с туберкулезом, ради которой она была принята, показала полное банкротство этой идеи. Города, где инсоляции нет и никогда не было, имеют лучшую статистику по туберкулезу, чем Москва и другие города, где с этой болезнью боролись таким образом несколько десятилетий. Приходится констатировать, что инсоляция как минимум не помогает. Ясно, что болезни не связаны с освещением. Нормы сейчас пересмотрены, но не так радикально. Город планируется исходя из принципов создания комфортного для людей пространства: улиц, дворов, площадей.

— Многие районы, где пройдет реновация жилья, расположены рядом с Москвой-рекой. Как изменится общий вид набережных?

— Проект обновления набережных напрямую не связан с реновацией. Он движется своим ходом. Могу сказать, что эти работы постепенно включаются в программу городского финансирования и мы этим занимаемся на постоянной основе.

Богдан Степовой