Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

Природные площадки – новая тенденция в благоустройстве городов

Экотехнологии занимают прочные позиции в современном городском благоустройстве. Архитекторы решили, если человек не идет к природе, то природа сама приходит к человеку… прямо во дворы жилых кварталов. Как создаются современные детские площадки из дерева и почему застройщики новых ЖК повсеместно будут переходить на создание единых районных игровых хабов, рассказывает сооснователь и директор архитектурного бюро «Чехарда» Дарья Бычкова.

- Как развивается, на Ваш взгляд, направление по созданию природных площадок для отдыха в России?

- Спрос на природные площадки вырос в разы по сравнению с тем, что было пять лет назад. Очевидно, мы тянемся за Европой и Америкой, где эта концепция очень популярна.

 

 

Я вижу, что сейчас в России намного больше внимания уделяется ландшафтной и архитектурной составляющим, умному благоустройству. Его главная цель в том, чтобы сделать городскую среду более комфортной, дружелюбной, более гармоничной и созвучной естественной природе человека.

И натуральные природные площадки отлично вписываются в эту концепцию.

- Дарья, что такое «природная площадка»?

- Природная площадка —  это благоустроенный уголок с живым, естественным окружением: поваленными бревнами, камнями, деревьями с сохраненными сучками и ветками. Такие места восполняют дефицит общения с природой у городских жителей.

Мы верим, что природа мудра и совершенна. Она – лучший педагог. Поэтому такие площадки необходимы нашим детям: они учат взаимодействовать с нестандартным и нешаблонным, адаптироваться к разноплановому, всё время проверять себя. И еще они показывают, что надо любить природу, относиться к ней бережно.

 

 

Мы не ограничиваем фантазию детей, у нас нет готовых сценариев и сюжетов: дети придумывают их сами. Одна и та же конструкция может быть и кораблем, и машиной, и неприступной крепостью.

 

 

Наш самый главный вдохновитель – это сама природа, в разных проявлениях. Мы можем «подсмотреть» общую идею для площадки в природном заказнике, расположенном неподалеку. Или приметить красивое дерево и превратить его в игровой арт-объект.

 

 

На этапе проектирования, обязательно продумываем, как эти объекты будут реализованы и сертифицированы, как будет обеспечена безопасность детей.

 

 

Мы сами строим наши площадки, поэтому никогда не предложим эскизный проект, который нельзя воплотить в материале.

Стремимся по максимуму использовать природные материалы – металл, песок, щепу, гравий. А дерево хочу выделить отдельно. Это наш любимый материал. Оно радует глаз, приятно на ощупь, не бывает ни слишком холодным, ни слишком горячим. Ну и деревья естественной формы, с сохраненными сучками и ветками, с которыми мы работаем – это еще и очень красиво.

 

 

Многие думают, что площадки из дерева недолговечны. В действительности, все зависит от породы древесины и от ее обработки. Мы используем в наших игровых элементах дуб и лиственницу, и при правильной обработке они могут стоять десятки лет. Конечно, цвет с годами меняется, но стареет дерево очень благородно и красиво.

 

 

- Назовите самую уникальную и удивительную природную площадку из тех, которые Вы создали?

- Это «Ракушка времен большой воды» в поселке Богатые Сабы в республике Татарстан.

 

По легенде, которую мы придумали, когда-то давно на берегу реки Сабинка жил огромный моллюск, хранитель тайн и сказаний. Прошло время, и от него осталась лишь огромная раковина. Потом река обмелела, вода ушла, а заброшенную ракушку обнаружили местные дети и устроили внутри многоуровневый игровой мир: наполнили ее тоннелями, канатами, скалодромами, вязкими сетями и гамаками, а у подножия обустроили песочную игровую зону для малышей.

 

При создании именно этой площадки мы впервые применили инновационные технологии и нестандартные решения. Так, чтобы получить палеонтологически достоверную форму доисторического моллюска, мы использовали параметрический принцип моделирования, то есть – прописали алгоритм формообразования природной ракушки, потом применили его к базовому 3D-объему и в результате получили форму ракушки необходимого размера.

 

 

Затем на ее основе программа разработала структуру металлического каркаса и систему облицовки модели элементами из дерева.

В ракушке заложены принципы бионической архитектуры. Это перенос структуры живой природы в архитектурные сооружения. Мы верим: то, что создано природой – гармонично. Если ракушка существует сотни миллионов лет, и в ней все это время существуют живые организмы, значит, в ней все продумано до мельчайших деталей. А раз так, то созданная на ее основе рукотворная ракушка будет не просто красива внешне. В ней и внутри человеку находиться будет комфортнее, чем в любой искусственной форме.

 

 

Еще одно интересное решение – это подсветка. Днем ракушка – главная достопримечательность парка. Ночью же она подсвечивается только внутри и поэтому визуально «исчезает», мягко мерцая светом, проходящим через щели в деревянной обивке. Снаружи она становится похожа на забытую кем-то драгоценность, а внутри нее, как говорят дети, «чувствуешь себя в гостиной какого-то лесного зверя».

- Недавно вы представили концепцию природного игрового хаба. В чем его отличие от природной площадки?

- Такая зона отдыха предлагает большое разнообразие физических активностей для детей разных возрастов. Она слита с ландшафтом и использует его особенности.

И такой подход к созданию площадок нравится жителям. Люди хотят разнообразия, удивляться, ищут нового. Но их не увлекают одинаковые площадки в парках и дворах – такой подход в формировании среды уже не работает.

Игровой хаб или плейхаб становится центром притяжения не только для местных жителей, но и для людей из других районов города и даже других городов. Тут же проводятся детские, семейные или спортивные праздники. 

Вокруг него могут открываться кафе, детские магазины и центры развития, пункты проката инвентаря, клубы.

 

 

Любой плейхаб спроектирован как парк, у него есть точка притяжения – архитектурная достопримечательность. Мы стали создавать их, отвечая на запрос и потребность людей удивляться и изумляться, получать эстетическое удовольствие, наслаждаться красивым и изящным.

 

 

Сейчас в России появилась новая тенденция – детская зона отдыха для микрорайона.

Застройщики приходят к пониманию, что эффективнее сделать одну большую площадку на квартал или жилой комплекс, но интересную, современную, может быть, даже инновационную, а у дома оставить необходимый минимум – качели, горку, песочницу. Кстати, в Швеции общие районные площадки начали делать 20 лет назад.

- Востребованы ли проекты таких природных площадок для новых жилых комплексов?

- Еще 2-3 года назад такие заказы были единичными, но сейчас они составляют примерно половину всего нашего объема работ. Раньше девелоперы говорили: «Нам нравятся ваши площадки, но наш ЖК не такой современный».

 

 

Теперь же застройщики перестают бояться природности. Наоборот, им нравится контраст дикого природного окружения и урбанистичной архитектуры с обилием стекла, бетона, металла. Самый яркий пример такого контраста — детская площадка в жилом московском комплексе «Символ».

 

 

- Принимали ли Вы участие в создании игрового пространства, вне жилых микрокрорайонов?

- Да, например, в проекте реконструкции и благоустройства Горкинско-Ометьевского леса в Казани. Не так давно это были два захолустных замусоренных лесопарка, разделенные пустошью. Их объединили, реконструировали, благоустроили, насытили новыми функциями – от лыжной базы и триал-треков до эко-центра и детских площадок. Оставив, что очень важно, нетронутыми уголки дикой природы.

Так, всего за несколько лет в Казани появился новый парк, куда приезжают люди со всего города, хоть он находится и на окраине.

 

 

- Чем отличается работа архитектора по созданию игровых пространств в помещениях?

- Хороший архитектор умеет работать с любым пространством, которое ему дано, тем более что бывают площадки на открытом воздухе по 150 кв. метров, а интерьеры – по 300 кв. метров.

 

 

Чем работа с интерьером действительно отличается, так это степенью детализации и более тесным контактом объекта и пользователя. На улице детали чуть погрубее, но процесс и подходы к выбору материалов и способов обработки сложнее, потому что-то на улице то солнце, то снег, то реагенты, то ледяной дождь. Уличное оборудование должно быть способно все это выдержать.

 

 

А работая в помещениях, мы более тщательно продумываем поверхности, текстуры, детали, узлы соединений – и в части их внешнего вида, и в части устройства.

- Что бы Вы добавили в московские парки?

- Я бы сделала бы их скорее лесопарками. Город это и так урбанизированное место. И когда я прихожу в парк, мне не хочется оказаться в выхоленном пространстве с прямыми досочками, пусть это и красиво. Я хочу увидеть кусочек леса, озеро, мох, текстуры деревьев, которые живут и меняются.

И если в парке есть парковый павильон, то пусть он будет не в урбанистичном стиле, лучше если он будет похож на домик в лесу или на ферме.

 

Мария Купцова