Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Первый фестиваль видеорекламы и кинематографа в строительстве и недвижимости
Все темы

Опыт архитекторов: мастер-план в Великобритании и Генплан в России

Темы в материале

Работу архитектора регламентирует множество кодексов и сводов правил, но для каждого крупного города власть совместно с экспертным сообществом стремится разработать единый документ – Генеральный план развития, или в ряде стран – мастер-план. Глава Стройкомплекса Москвы Андрей Бочкарев сообщил, что работа над проектом нового Генплана российской столицы уже началась. При этом для его создания будут использоваться инструменты мастер-планирования.

Вместе с основателем «Архитектурного бюро АИ» Антоном Хмельницким, реализовавшим ряд проектов в Москве и в Европе, разбираемся в ключевых особенностях работы архитектора в рамках городского планирования и в особенностях процедур, утверждающих архитектурный проект, на примере Москвы и Лондона.

- В Лондоне – мастер-план, в Москве – Генплан. Имея опыт работы в России и Великобритании, отмечаете ли Вы отличия в принципе организации этих документов?

- Основное отличие мастер-плана от Генплана города, на мой взгляд, –в целях применения документов. План Лондона – это стратегический документ, разработанный скорее для муниципалитетов, которые в свою очередь становятся финальным «окном» для архитекторов в вопросах согласований и рекомендаций. В Лондоне у каждого муниципалитета есть свой план развития, составленный на микроуровне и учитывающий рекомендации и стратегическое видение мастер-плана всего города. Именно на этот локальный документ ориентируются муниципальные власти, когда к ним на рассмотрение попадает проект нового строительства в границах их зоны ответственности.

Генплан Москвы на сегодня считается устаревшим – он создавался в 2010 году и дополнялся после присоединения к столице новых территорий, но не учитывает многие потребности современного мегаполиса и требует обновления. Там сделано множество акцентов на концепции «цифрового города», но не детализированы требования к современным многофункциональным деловым центрам для работы.

 

Новый Генплан Москвы, вероятно, будет учитывать международный опыт и сконцентрируется уже на развитии районов города – это позволит столице развиваться полицентрично. Особое внимания в документе уделят местам приложения труда, а не только жилищной политике – это современный и европейский подход, при котором город будет развиваться комплексно, без «перегибов» в сторону определенных векторов.

- Как проходит согласование проектов на городском уровне и нужен ли для этого Генплан или мастер-план?

- В Лондоне, в отличие от Москвы, все решения принимаются на уровне муниципалитетов: на уровень города или мэра проект может выйти только при его больших масштабах или расположении на территории нескольких муниципалитетов. Девелопмент-планы районов, муниципалитетов разработаны на основе мастер-плана города и не должны ему противоречить в своих пунктах, но детализируют картину и требования к застройке: в них четко прописываются размеры жилья, необходимого району, предельная высота объектов, качество проектирования, требования к сохранению зеленых зон – такая своеобразная «инструкция по применению» архитектурных проектов в локации.

Наше архитектурно-градостроительное решение (АГР) и британский планнинг схожи с точки зрения архитектора, но последний включает дополнительные аспекты – комплекс природоохранных мероприятий, обеспечение акустически грамотных решений и так далее. Однако в целом документы отличаются незначительно.

В Москве же все согласования проходят на городском уровне – кроме некапитальных строений по типу торговых павильонов. Архитектор знакомится с Генпланом только для понимания общего вектора развития города, но не применяет его в отдельных проектах, больше уделяя внимание особенностям конкретной площадки.

 

 

Интересно, что в Лондоне этот на первый взгляд удобный принцип «одного окна» во многом зависит от состава депутатов муниципалитетов и их принадлежности к партийной структуре. Так, в муниципалитете Кемптон, где традиционно в управлении большинство составляют лейбористы, больше внимания уделяется социальному жилью, небольшим по габаритам квартирам в составе проектов и запрещено объединение квартир. В то время как в Вестминстере, более консервативном муниципалитете, сложнее обосновать идею объекта с современной архитектурой.

- Что будет с проектом, если в процессе работы над ним требования мастер-плана изменятся?

- Такого, как правило, не происходит – ни в Москве, ни в других европейских столицах. Документы – как мастер-план, так и девелопмент-планы районов – разрабатываются долго и тщательно, с участием жителей и местных властей. Если какие-то изменения в них и вносятся, то этот процесс очень длителен. В моей практике не было случаев, чтобы из-за изменения мастер-планаили Генплана какой-то проект был заморожен. Другой вопрос, что муниципалитет в Лондоне, например, может отклонить проект по формальной причине несоответствия девелопмент-плану. В этом случае он будет вынесен на обсуждение городских властей, и эксперты оценят его в контексте плана развития уже целого города.

- Какие ограничения могут накладывать мастер-план или Генеральный план на идеи архитекторов?

- Генеральный план в Москве не ограничивает идеи или концепции архитекторов, он лишь задает определенные векторы – на цифровизацию, создание комфортных пространств, формирование доступного города, где все сервисы и услуги должны располагаться в удобном доступе для москвичей независимо от их района проживания.

 

В Лондоне есть ряд законодательных правил, обязательных для всех муниципалитетов. Одно из них касается «зеленого пояса» города: это природные территории, в которых нельзя вести строительство объектов ни при каких обстоятельствах и без исключений. В последнее время, кстати, в столице Великобритании ведутся дебаты по этому вопросу, поскольку ей не хватает муниципального жилья, а «зеленый пояс» жестко ограничивает возможности для нового девелопмента. Другие ограничения касаются визуальной канвы застройки – в городе выделены основные достопримечательности и исторические здания, вид на которые не должен изменяться. Этим правилам также подчиняются все муниципалитеты города.

В Москве за эти нормы отвечает визуально-ландшафтный анализ площадки, который проводят архитекторы для подачи проекта на согласование. Но непосредственно за процедуры согласования и соответствия проекта плану района в Великобритании, к примеру, уже отвечает не сам архитектор – а консультант по планнингу.

- В чем заключается работа таких специалистов, и могут ли они быть востребованы у нас?

- В Великобритании сформирована индустрия профессиональных консультантов, которые работают с архитектурными проектами на уровне документов. В их задачи входит составление и подача документов проекта на согласование в муниципалитеты. Как правило, в таких компаниях работают специалисты, которые знают не только законодательство, но и конкретные механизмы работы муниципалитетов, поскольку имеют опыт работы в структуре и даже участие в составлении девелопмент-планов. Их задача – адаптировать документацию по проекту таким образом, чтобы он соответствовал всем нормам и требованиям. Это и упрощает работу архитекторов, и делает процесс согласования проекта линейным и протокольным. При появлении такого рода специалистов в России, уверен, их услуги будут также востребованы.

- Регламентирована ли на местном уровне работа с памятниками архитектуры и историческими зданиями или такие проекты обсуждаются на городском уровне?

- Механизм работы с памятниками архитектуры в Москве более централизован: есть Департамент культурного наследия, выполняющий оценку и экспертизу сохранившихся памятников, и это его зона ответственности. Есть списки памятников федерального и регионального значений, что позволяет понимать границы зон охраны и возможности, которые имеет площадка с историческими зданиями.

 

В Лондоне работа с памятниками архитектуры также ведется на местном уровне. Есть три утвержденных степени «ценности» исторических объектов, и каждое здание в историческом центре относится к тому или иному типу. Для объектов первой степени возможна только научная реставрация, вторая степень предполагает чуть больше вариантов и так далее. Также существуют охранные зоны, как и в Москве – в их пределах строительство вести нельзя. Но, в отличие от российской столицы, под охрану может попасть целая улица. И даже здания, не имеющие статус памятников, останутся в первоначальном виде.

Эта система очень негибкая – так, в центре Лондона вряд ли мог бы появиться проект ORDYNKA – квартал клубных особняков, где мы сочетали исторические фасады разных эпох и современную прогрессивную архитектуру. При этом все то, что может показаться слишком авангардным для района Малой Ордынки, мы расположили на внутренней территории комплекса: это фасады с необычной геометрией и квартиры с панорамным остеклением.

Снаружи фронт исторической застройки, напротив, восстанавливается – «воротами» комплекса стало лобби, расположенное за отреставрированным фасадом бывшей фабрики имени Марата в индустриальном стиле. В итоге мы получили проект с современной архитектурой, который при этом вписан в контекст района.

- Когда, на Ваш взгляд, архитектору легче и интереснее работать: в условиях жестких ограничений и прописанных деталей или там, где есть гибкость, адаптивность проектов и документов?

- Чем подробнее прописаны правила, на которые ориентирован архитектор, тем проще работать – ты четко понимаешь свои рамки и направление идеи. Это лучше и для заказчика, и для города: в конечном итоге все получают понятный результат.

Основной плюс подробных планов развития районов – это возможность предотвратить появление неуместных и конфликтных проектов. Иными словами, если мы хотим возвести небоскреб – мы будем возводить его в том муниципалитете, где этот формат приветствуется, где уже посчитаны нормы высокой плотности и застройки, и в то же время предложим более классический проект для исторического центра.

Будет интересно взглянуть, как реализуется новый Генплан Москвы с этой точки зрения – если строгий и масштабный документ будет дополнен элементами мастер-планирования, то город сможет развиваться в более комфортном темпе и оперативно адаптироваться к потребностям современности.

 

Началась работа над новым Генпланом Москвы – Бочкарёв

 

Стратегическую направленность Генплана могут расширить

Ольга Зеневич