timelapse
Все темы

Сергей Собянин: расширяем перечень бесплатных лекарств

Темы в материале

В эксклюзивном интервью «Вечерней Москве» мэр Москвы Сергей Собянин рассказал, как будет проводиться работа по улучшению обеспечения льготников бесплатными лекарствами, о судьбе Ховринской больницы и о многом другом.

— Сергей Семенович, на прошлой неделе вы обсуждали с врачами поликлиник вопросы улучшения обеспечения льготников бесплатными лекарствами. Что планируется изменить в этой системе?

— Система лекарственного обеспечения действует в Москве уже много лет. Право на бесплатные лекарства имеют более 1,7 млн граждан льготных категорий. Ежегодно врачи выписывают свыше 15 млн льготных рецептов по 6000 наименований препаратов. В 99% случаев получить бесплатное лекарство можно в день обращения. И только в 1% случаев рецепт ставится на отсроченное обслуживание — в течение 10–15 дней.

Как правило, и ходить за бесплатным лекарством никуда не надо — аптечные пункты работают на первых этажах поликлиник.

В общем, система давно сложилась, большинство льготников она устраивает. Поэтому глобальных изменений мы не планируем. Но по отдельным вопросам есть над чем поработать.

— По каким именно?

— Во-первых, на рынке постоянно появляются новые препараты. И наша задача — отслеживать новинки и своевременно включать их в программу закупок, чтобы льготники могли получить современные, максимально эффективные лекарства.

— Врачи иногда жалуются, что пожилые люди настолько привыкают к своим таблеткам, что и слышать не хотят о каких-то новых лекарствах.

Такое, конечно, случается. Но в этом и состоит искусство врача, чтобы найти нужные слова для каждого пациента.

Во-вторых, мы шаг за шагом расширяем перечень бесплатных лекарств.

Например, два года назад начали программу закупок новейших препаратов для лечения гепатита C.

Курс лечения прошли уже почти 7000 человек. Результаты — хорошие. Почти все больные полностью избавляются от этого вируса

— Какие новые лекарственные программы начнутся в будущем?

— Несколько лет назад мы объявили войну инсультам. Создали 10 специальных инсультных центров, где пациентам делают сложнейшие операции по удалению тромбов из головного мозга. Последний из этих центров открыли на прошлой неделе в Зеленограде.

Но лучше всего не доводить дело до больницы, а предотвратить болезнь. Поэтому с 2019 года начнем закупать специальные препараты нового поколения — антикоагулянты, которые разжижают кровь и не позволяют образоваться тромбам. Для начала будем обеспечивать антикоагулянтами больных мерцательной аритмией, которых в Москве порядка 40 тысяч человек. Лечение — длительное, часто — пожизненное, но благодаря этим бесплатным лекарствам тысячи людей смогут избежать инсульта либо на несколько лет отсрочить болезнь.

Это — самая крупная целевая лекарственная программа, которую мы начнем в 2019 году.

— Есть и другие?

— Значительно расширяем программы бесплатной вакцинации. В частности, закупаем 100 тысяч доз вакцины против менингококковой инфекции для маленьких детей и 55 тысяч доз вакцины против вируса папилломы человека — наиболее эффективного средства профилактики рака шейки матки.

Кроме того, будет расширена бесплатная вакцинация против гепатита А, пневмококковой инфекции, ротавируса, ветрянки и клещевого энцефалита.

Нужно ли вам и вашим детям делать эти прививки, уточните у своего врача.

— На встрече с врачами вы обсуждали предложение провести эксперимент, разрешив льготникам самостоятельно закупать лекарства в аптеках с оплатой за счет бюджета.

— Эксперимент коснется очень небольшого числа льготников — примерно 10 тысяч человек. Из-за индивидуальной непереносимости эти люди не могут принимать обычные лекарства. Поэтому врачебные комиссии поликлиник выписывают им особые препараты, не входящие в стандарт медицинской помощи.

Но их же еще нужно отдельно закупить, поэтому ожидание бесплатных лекарств иногда растягивается на недели, а то и на месяцы.

— В чем проблема?

— Когда вам нужно лекарство, вы идете в аптеку или заказываете его в интернете. Государство так не может. По закону мы должны объявить торги, сравнить цены разных поставщиков и выбрать наиболее выгодное предложение. На эти бюрократические процедуры уходит много времени. Отсюда и идея проведения эксперимента. Давайте не будем проводить торги, а просто перечислим деньги пациенту, ион сам купит в аптеке необходимый препарат.

— Так будет проще.

— Но при этом мы ничего никому не навязываем. Льготники смогут выбирать: ждать закупки препарата или купить его самостоятельно.

— Недавно снесли главный долгострой Москвы — ХЗБ (Ховринскую заброшенную больницу). Что построят на ее месте?

— У ХЗБ — печальная судьба. Фактически готовое здание было заброшено еще в 1992 году и за 25 лет пришло в полную негодность. Все наши попытки найти инвестора, который взялся бы привести ХЗБ в порядок, оказались безуспешными. Слишком дорого, да и технически невозможно. Пришлось сносить. Недалеко от бывшей больницы работают два крупных стационара — больницы им. Вересаева и Ерамишанцева. По мнению специалистов, еще одна больница в этом районе не нужна. Поэтому освобожденную площадку передадим под строительство жилья. Часть квартир инвестор пустит в продажу. Часть передаст правительству Москвы для расселения жителей по городским программам.

— В том числе по программе реновации?

— В Ховрине нет пятиэтажек, включенных в программу реновации. Но для участников реновации из других районов, которые захотят переехать с доплатой в квартиру побольше, новый ЖК на Клинской может стать одним из вариантов. Разумеется, не сегодня, а через несколько лет — после окончания строительства.

— Снос долгостроя — исключение или правило?

— Мы стремимся достраивать долгострои. Но если здание простояло 15–20 лет без окон и без крыши, достроить его, как правило, невозможно. Приходится сносить, особенно если об этом просят местные жители, которые боятся, что их дети заберутся на стройплощадку и что-нибудь сломают. Несколько лет назад специальная рабочая группа насчитала в Москве больше 700 долгостроев. На сегодня 138 зданий достроили и ввели в эксплуатацию. На 200 площадках строительные работы были возобновлены. Но 105 долгостроев все же пришлось снести. Осталось еще 260 недостроенных зданий, которые ждут решения своей судьбы.

Юлия Зименко