timelapse
Планета БКЛ
Все темы

Юлий Борисов, архитектор: «У нас во всех проектах применяются BIM-технологии»

Что делает проект успешным и чем определяется инновация в архитектуре и в проектировании, а также о технологиях «зеленого» строительства и BIM-технологиях в интервью порталу «Ради Дома PRO» рассказал архитектор и руководитель группы компаний UNK Юлий Борисов.

Как вы считаете, что позволяет вашим проектам выигрывать многочисленные архитектурные конкурсы? Есть ли что-то, что объединяет их с точки зрения архитектуры?

— С точки зрения архитектуры у нас совершенно разные проекты и многие заказчики даже не очень понимают, что это сделано в одном бюро или даже одним автором. Когда мы приступаем к работе над проектом, мы сначала проводим, можно сказать, исследование по расположению объекта и его особенностям, его окружению, выявляем, какие ценности важны для будущих пользователей. То есть, почему им должно быть в этом проекте хорошо? Далее смотрим, как эти ценности интерпретируются девелоперами, инвесторами этого проекта. Ведь, если это ценность для будущих покупателей, арендаторов, то и добавленная маржа для инвесторов. И только после этого думаем, как все это можно интерпретировать в архитектуре, какие положительные стороны этого проекта мы можем усилить, и как можем убрать или нивелировать негативные элементы. Таким образом, получается не просто «проект», а «проект, в котором есть добавленная стоимость». Собственно, именно это и объединяет все наши работы. При том, что архитектура может сильно различаться.

Кроме того, такая позиция позволяет нам еще улучшить архитектуру, то есть, видимую оболочку здания. Потому что девелопер видит смысл в инвестициях во «внешнюю оболочку», благодаря чему он сможет более эффективно использовать эту площадку, быстрее продать или дороже реализовать партию квартир, офисов и прочее. Таким образом, мы с девелопером решаем единую задачу — сделать проект более ликвидным, конкурентоспособным, эффективным с точки зрения финансовой модели. Одновременно получается синергетический эффект: проект становится ещё интереснее с точки зрения архитектуры.

А сейчас у Вас в реализации проекты больше связанные с жильем или по коммерческой недвижимости?

— У нас в реализации сейчас самые разные проекты. И жилые, и офисные, и градостроительные. Конечно, преобладают ЖК: это связано с ситуацией на рынке, т.к. жилье сейчас мегавостребовано. Также много крупных инфраструктурных проектов. Например, Центр самбо и бокса в Лужниках, выставочно-образовательные объекты на ВДНХ и целый ряд других. Еще одно направление — проектирование зданий для корпораций, в частности — сейчас в работе проект Роскосмоса.

Как Вы считаете, чем определяется инновация в архитектуре и в проектировании?

— Инновации определяются, прежде всего, потребностями конечного потребителя: покупателей квартир, собственников и арендаторов офисов и торговых площадей, посетителей инфраструктурных проектов. Например, специальные ноу-хау в области конструктива позволяют сделать более гибкие планировки. В частности, используя большепролетные конструкции в квартире, мы можем подстраивать планировку квартиры под меняющиеся нужды семьи. Пространство становится более мобильным, легко трансформируемым. Увеличилась количество членов семьи — можем добавить одну комнату, таким образом у каждого появляется свое личное пространство, вырос ребенок — пространство можем переоборудовать под гостиную. Таким образом, используя изменения в области архитектуры, конструкций, инженерии, мы можем изменять качество жизни людей в будущих жилых комплексах.

Кроме того, очень много мы «экспериментируем» с зелёным строительством. Большинство наших объектов сертифицируются либо по LEED, либо по BREEAM. И мы считаем, что в этом тоже есть определенная не прямая, но косвенная инновация и выгода для будущих пользователей. Так, если это офисный центр, то людям приятнее работать в этом помещении. Соответственно, компании, которые арендуют либо владеют этим зданием, смогут привлечь лучших специалистов за ту же зарплату: ведь офис становится добавленной стоимостью к их рабочему месту.

Почему развивается больше зеленое строительство в сфере коммерческой недвижимости, а в жилом сегменте «зеленые» технологии применяют преимущественно в высоком классе?

— Мы же понимаем, что «зеленые» технологии на сегодняшний день достаточно дорогие. И что есть пирамида Маслоу, ее никто не отменял. А подавляющее число жилых проектов — это стандарт- и комфорт-класс, где для потребителей, прежде всего, важна цена. Более того, большой процент покупателей приобретают квартиры в ипотеку. Естественно, они, в первую очередь, смотрят на экономический аспект, нежели чем на экологию.

Сейчас для застройщиков правительство подготовило программу льготного финансирования на «зеленое» строительство. Как вы считаете, это сдвинет процесс по внедрению зеленых технологий в строительство жилья с «мертвой» точки?

— Конечно, для застройщика пока это не окупаемая вещь. По крайней мере, для жилья. Соответственно, в первую очередь, должно быть какое-то видение государства и усилия по стимуляции этого вопроса на законодательном уровне.

В качестве преференций могут быть большие и лучшие площади на застройку, какие-то налоговые льготы, какие-то компенсации. Если в реальности государство будет хотя бы частично компенсировать затраты на зеленые технологии, это будет здорово. А если еще и в своих объектах будет стимулировать использование таких технологий, то вообще замечательно. Потому что, во всем мире все инновации реализуются, в первую очередь, через механизм стимулирования их внедрения на госуровне.

А кто, по Вашему мнению, диктует тренды в архитектуре? Заказчик, государство, потребитель?

— На мой взгляд, в массовой архитектуре, конечно, диктует потребитель. И диктует просто-напросто рублем. Так что именно рынок определяет, что хорошо, что плохо.

Однако чаще всего четко сформулировать свой запрос конечный заказчик не может. Поэтому задача девелоперов и проектировщиков осознать, что нужно рынку сейчас, и что будет нужно в будущем, когда проект будет реализован. В силу этих особенностей все новые уникальные решения сначала «тестируются» в отдельных небольших проектах, и только потом предлагаются «широкому рынку».

Какие, на ваш взгляд, существуют проблемы взаимодействия или разногласия между проектировщиком и производителем стройматериалов?

— У нас нет разногласий никаких и не может быть. Вопрос той или иной неудовлетворенности в палитре применяемых технических решений возможен. Потому что основные, на данный момент, требования — это найти не компромисс, а гармонию между стоимостью материала, его эксплуатационными характеристиками, долговременностью и скоростью монтажа, и удобством монтажа, т.е. технологичностью. И, к сожалению, пока «палитра» материалов не очень большая. Мы видим, что зачастую объекты интересные, хорошие, но они изготовлены не в заводских условиях, а на площадке. Что, закономерно, ведет к тому, что проконтролировать каждый узел, каждый крепеж, каждое соединение на отрыв, на герметичность, на геометрию невозможно. И, соответственно, есть проблема с тем, что с фасада слетают какие-то элементы, где-то текут и так далее.

Во всем мире считается, что проблему может решить только лишь изготовление большей части элементов в заводских условиях. То есть должны быть модульные, prefabricated фасады. Именно за ними будущее, особенно на высотном строительстве, где наверху вообще тяжело что-то монтировать.

Возможно, пока в нашей стране отставание в развитии этого направления связано с тем, что на данный момент все еще есть дешевая рабочая сила. Как только эта «ветка» будет закрыта, однозначно придется вкладываться в станки, в оборудование, в производство, изготавливать фасады в заводских условиях и потом уже монтировать на объекте модульно.

Хотела бы уточнить про BIM-технологии. Применяете ли в своих проектах и в каких проектах это применение оказалась более успешным?

— Мы уже десять лет применяем BIM-технологии. Сейчас для нас это стандарт, они используются во всех проектах. Это связано с тем, что компания проектирует крайне сложные здания, в том числе много уникальных, и цена ошибки крайне высока. Поэтому мы внедрили BIM-технологии несмотря на все сложности их применения. А сложности действительно есть. Это дороговизна лицензии, необходимость постоянно следить за моделями, не очень большое количество специалистов, которые умеют работать с BIM. Кроме того, требуются усилия и затраты на обслуживание самого процесса: нужны большие сервера, соответствующие квалифицированные сотрудники, и прочее, и прочее. Тем не менее, мы видим, что цифровые технологии ведут к повышению качества проектирования. Соответственно, это дает дополнительные бонусы нашим заказчикам: меньше ошибок, меньше переделок в процессе стройки, выше скорость строительства. И это, опять же, связано в том числе и с тем, что здание уже строится заводским способом. Соответственно, мы отправляем многим подрядчикам уже готовые модели, они их дальше лишь дорабатывают.

С первого января двадцать второго года, как Вы знаете, BIM-технологии становятся обязательными для тех, кто строит здания за счет госбюджета. Но, я посмотрела, есть ограничения: не будут строиться здания в сфере безопасности и военные объекты. Из-за чего такое ограничение?

— Эти ограничения вполне понятны. К сожалению, BIM-технологии базируются на разработках программного обеспечения не российского свойства. То есть это больше промышленный стандарт, сделанный Autodesk Revit, и прочие системы. Соответственно, это программные комплексы, не лицензированные нашей оборонной промышленностью, что влечет за собой такие ограничения. Если будет софт должного качества и удобства российского производства, который будет сертифицирован для секретных объектов или связанных с военной промышленностью, то, наверное, он будет точно так же применяться.

Какие архитектурные инновации, на ваш взгляд, появятся в будущем?

— Сейчас один из важных трендов — увеличение площади остекления фасадов. Буквально недавно в нашем проекте — павильоне «Атом» на ВДНХ — смонтировали цельностеклянный фасад. Стеклопакеты достигают 12 метров в длину и 3 метра в ширину. Это достаточно уникальное решение, подобных примеров в России еще не было. Тенденция на использование стекла в отделке существует уже 100 лет и дальше будет развиваться, это раз. Второй тренд — это совмещение функций. Я уверен, что в дальнейшем стекла будут совмещать в себе функции жалюзи, обладать эффектом затемнения. Окна станут «умными» и будут реагировать на внешние изменения климата. Не исключаю, что появится функция регулирования климата каким-то образом. Мы сейчас знаем и используем стекла с электроподогревом, в основном, они используются для прозрачных кровель, когда необходимо растопить снег. Но я уверен, что появятся технологии, которые будут применять и на фасадах.

Охлаждение, например?

— Возможно будут и охлаждать как кондиционер. Туда же идет история, связанная с генерацией электроэнергии. Илон Маск, основатель компании Tesla, производит черепицу с солнечными батареями. Скорее всего, это затронет и плитку, и окна, и другие элементы. Отдельная область, которая сейчас будет совершенствоваться — это внутренний климат. Последние лет 20 здесь наблюдался застой, серьезных инноваций не было. Надеюсь, что технологии вскоре дадут рывок и в этой области.

На ваш взгляд, что самое популярное в системе «умный» дом? Какие функции больше всего востребованы?

— Безопасность, климат, освещение, мультимедиа. Безопасность — это когда я ухожу из дома, и все помещения автоматически ставятся на охрану. Сюда же относятся видеокамеры, которые показывают чье-то присутствие, открыты или закрыты окна, что происходит с домашним животным. Также популярны умные розетки, датчики протечки, которые в случае аварии перекрываются... Впрочем, сегодня это уже стандарт.