Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

«Метро строится очень надежно» сколько прослужат новые станции метро

Темы в материале

Темпы строительства метро в Москве сегодня рекордные за всю историю отечественного метростроения.

За последние девять лет запущено 155 км новых линий и 81 станция подземки и МЦК. Достичь таких небывалых показателей можно только имея команду опытных и профессиональных строителей. Один из них – Евгений Коробов. Вот уже более 30 лет он трудится на столичных подземных стройках.

«Четыре часа мы работали на пределе»

«В тоннельный отряд № 6 «Мосметростроя» я пришел по комсомольской путевке сразу после армии, – рассказывает Евгений Александрович. – О метростроительстве я тогда ничего не знал, серьезной профессии не имел, зато любил романтику. После десятилетки успел год поработать инструктором по спорту на моей малой родине в Нижегородской области. Затем срочная служба: армия научила быть организованным и придала уверенности в себе.

Метростроение стало для меня открытием. Мой первый бригадир Станислав Романов был опытным наставником, профессионалом, который интуитивно почувствовал во мне метростроевца. Подземное царство – это иной мир, иная жизнь, где человек в одиночку, каким бы талантливым он ни был, ничего сделать не сможет. Зато в коллективе преодолеет любые трудности, а их в нашей работе возникает немало». 

Для молодого человека первой построенной стала станция «Теплый Стан». Дальше были «Кожуховская», «Достоевская», «Окружная»…

Метро сегодня прокладывают тремя способами: открытым, щитовым и горным. «Горный способ проходки тоннелей интересен сам по себе, – рассказывает собеседник. – Он применяется на глубине 60 метров под землей. Станции глубокого заложения по-прежнему строятся с использованием ручного труда, так как применение горнопроходческого щита в данном случае нецелесообразно. Порода разрабатывается с помощью направленного взрыва».

По словам Коробова, практически все участки метро в центре столицы построены горным способом. Первый современный проходческий щит был применен в Москве в начале 90-х годов при строительстве перегонных тоннелей станции «Кожуховская».

В советские времена щиты не были механизированными – металлическую оболочку проталкивали вперед с помощью укрепленных сзади домкратов. Срезанный грунт выбирали вручную и отгружали в вагонетки. Следом блокоукладчик монтировал тоннельные кольца. Работа сложная.

Зато нынешние механизированные щиты проходку ведут автоматически. Современные технологии чаще всего используются при строительстве линий мелкого заложения, которым отдается предпочтение, так как это дешевле и быстрее.

Однако сложностей в работе метростроевцев хватает. Бывают и непредвиденные случаи. Но, как говорит опытный мастер, если реагировать на ситуацию быстро и профессионально, соблюдать технику безопасности, в большинстве случаев неприятностей можно избежать.

«Сложная ситуация возникла у нас на Люблинско-Дмитровской линии, когда мы останавливали плывун. Просверленное в породе 25-миллиметровое отверстие начало раскрываться на глазах и быстро достигло 300–400 миллиметров. Оттуда под напором в шахту хлынула вода, – вспоминает Евгений Александрович. – Я тогда был проходчиком, а горным мастером у нас был Магомедгаджи Гаджимагомедов – отличный специалист. Он не запаниковал и принял грамотное решение. Четыре часа мы работали на пределе – одежда промокла насквозь, от холодной воды сводило руки и ноги, но все же мы установили поперек тоннеля распорки из бревен, за которые завели доски. За доски засунули солому, телогрейки, старые ватные штаны, различное тряпье, которое было под руками. Чистая вода проходила сквозь них, будто сквозь сито, а принесенный ею песок задержался. Когда ситуация стабилизировалась, мы начали нагнетать химраствор – жидкое цементное молоко с химическими добавками, чтобы связать песок и предотвратить доступ воды».

По словам горняков, вода и плохие грунты создают самые большие сложности во время прохождения выработок. Работать в таких условиях проходчикам крайне тяжело.

«Четыре года назад на Рождество случилось такое на строящейся станции «Окружная», – рассказывает метростроевец. – При проходке одного из станционных проемов крепление свода не выдержало горного давления – и с «потолка» рухнуло 30 кубометров глины! Хорошо, что людей не было рядом.

Когда я приехал на место аварии и заглянул внутрь, был поражен – такое ощущение, что находишься под куполом грандиозного храма. А из-за того, что в глине присутствовали кусочки различных пород, он был раскрашен изнутри в красный, зеленый, синий и оранжевый цвета. Как в сказке! Но эту красоту необходимо было устранить, чтобы предотвратить дальнейшее оседание глины. Мы раскрепили опалубку и закачали под нее бетон».

Коробов заверяет: «Метро и по сей день строится очень надежно. Каждый наш шаг, каждое болтовое соединение контролируются многочисленными специалистами и инспекторами на разных этапах строительства. Такое метро будет столетиями служить людям».

Учиться и после сорока не поздно

За свою карьеру Евгений Александрович построил около двух десятков подземных перегонов. «Работа – мое самое большое удовольствие в жизни, – говорит он. – Когда ты идешь на работу с радостью, это замечательно! Я считаю, что труд должен приносить прежде всего моральное удовлетворение, хотя и материальное сбрасывать со счетов ни в коем случае нельзя.

Мне говорят, что я постоянно улыбаюсь. Так это же хорошо! Нельзя приходить на работу грустным, «убитым» и злым. Даже если у тебя дома неприятности, старайся, чтобы народ заряжался от тебя позитивной энергией».

Десять лет Евгений Александрович отработал под землей проходчиком и 15 – бригадиром проходческой бригады. У него была цель освоить каждую рабочую специальность от А до Я. И он ее достиг. Обучился всем специальностям, которые есть на «Метрострое». Принципиально не соглашался на повышение разряда, пока не освоил нюансы каждой специальности, отказывался от выгодных с финансовой точки зрения предложений. И только когда прошел все этапы профессионального роста, получил самый высший, шестой разряд.

«Бывает, рабочие что-то недоделают и начинают тебя убеждать, что требования проекта выполнить невозможно в принципе. Вот тут-то и пригождаются знания и опыт – ты четко представляешь, как можно выйти из ситуации, тебя уже никто не обведет вокруг пальца», – уверяет Коробов.

Однажды генеральный директор тоннельного отряда № 6 Георгий Макаревич сказал Евгению: «Иди учиться в институт. Не захочешь по доброй воле, силком выгоню!»

«Я и пошел, – делится Коробов, – в Горный институт. Поначалу было не по себе: мне 41, а я студент-заочник первого курса. Учеба первые годы давалась очень тяжело, голова от полученной информации просто пухла. Но я терпел. А когда начались предметы по специальности, быстро выбился в отличники. Здесь я все знал. Диплом защитил на отлично».

Уже в период учебы в вузе у Коробова начался карьерный рост. Через год его сделали мастером. Еще через год – заместителем начальника участка, в 2014-м – начальником участка.

«Сейчас у меня в подчинении 120 человек, кадры подобрались замечательные. Многие из ребят работают в «Метрострое» еще с советских времен. У нас даже есть рабочие, награжденные орденом Ленина.

К сожалению, среди молодежи прежнего энтузиазма строить метро уже нет. Из 100 человек под землей остаются работать лишь трое-четверо, которых наша работа затягивает по-настоящему. Зато трудятся эти ребята хорошо, стараются», – рассказывает метростроитель.

Сейчас Коробов занимается строительством второго выхода со станции метро «Окружная» Люблинско-Дмитровской линии. На возведении самой станции Евгению Александровичу пришлось столкнуться с большими трудностями. «Это были самые сложные подземные работы за всю мою профессиональную карьеру. Чтобы демонтировать щит диаметром 6 метров, мы трудились в три смены. Пришлось строить вокруг него камеру диаметром 13,5 метра и устанавливать в ней козловой кран». 

Село возродили на свои средства

Если рабочие трудятся строго по восемь часов, то у Коробова трудодень ненормированный. Он может задержаться на работе даже на сутки, но супруга, которая проработала вместе с Евгением Александровичем восемь лет в тоннельном отряде, на это не жалуется. В 1994 году они получили от «Метростроя» квартиру в Строгине, где живут до сих пор. Дети уже выросли. Одному – 28, другому – 31 год, но они, к сожалению, не сформировали династию метростроевцев, а трудятся в других отраслях промышленности. Шесть лет внуку.

«У нас в 50 лет отправляют на пенсию, так что я уже пенсионер. Вообще-то мне бы хотелось поработать как минимум лет до 60. Ну а потом я планирую переехать жить в родное село Белавино, которое очень люблю. У меня там мама осталась, которой недавно исполнилось 82 года.

Село прежде было заброшенное, а мы с моим другом детства, который сейчас живет в Питере, решили его облагородить. В течение пяти лет этим вопросом плотно занимаемся. На свои сбережения построили медицинский пункт, потихоньку копили деньги и покупали для него мебель, аппаратуру. Разбили парк, который назвали парк Победы, возвели детскую площадку, вырыли пруд. Узнав, что деревня начала преображаться, к нам также приезжала депутат Нижегородской области и пообещала провести дорогу. И слово свое сдержала – ее открыли.             

Местным жителям идея возрождения села понравилась. Сейчас здесь порядка 100 домов, а мы потихонечку уже осваиваем новые проекты. Был у нас центральный колодец с плохой водой, но мы построили новый и большую накопительную емкость, которая распределяет воду во все дома. Вот так и живем: работа – деревня – семья», – улыбается Коробов.

Виктор Дмитриев Инженерные сооружения