timelapse

Сергей Кузнецов: качество городской среды - не просто много места и зелени

Темы в материале

Законопроект о реновации жилого фонда столицы, можно сказать, уже на выходе. Он одобрен Госдумой, а вчера и Советом Федерации. Дело сейчас - за подписью президента.

И если он подпишет, то значит, что совсем скоро следом за 1722 хрущевками, исчезнувшими за последние 20 лет с московских улиц, пойдут под снос очередные 4,5 тысячи пятиэтажек 50-60-х годов прошлого века. На их месте поднимутся новые кварталы с новыми домами. Какими они будут? Как изменят облик столицы? А главное, кто и как определяет это новое лицо Москвы? Об этом беседа корреспондента "РГ" с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым.

- Сергей Олегович! Москва не первая берется за реновацию жилого фонда. Разрабатывая свою программу, городские власти учитывали опыт других стран?

По масштабам московскую программу трудно сравнить с какой-либо другой. Тем не менее в эпоху глобализации прежде чем браться за любое новое дело, все смотрят, а что уже делалось в этом направлении. Не исключение и пятиэтажки. Работа с ними мне напоминает Токио. Этот город, как и Москва, столица страны с населением порядка 130 миллионов человек. Послевоенная Япония тоже активно застраивалась пятиэтажками, но сейчас они там уже полностью снесены. Осталось лишь несколько домов, чтобы показать детям и внукам, каким город был раньше.

На мой взгляд, у современного Токио есть чему поучиться. В наши дни это самый высокотехнологичный мегаполис, с высоким качеством строительства, удобными городскими пространствами, великолепно развитым транспортом. С населением в самом Токио 13 миллионов жителей, а с пригородами - и всеми 36 миллионами, этот мегаполис тем не менее сумел победить пробки. И это при том, что плотность застройки там - 40-45 тысяч квадратных метров на гектар. Мы в районах реновации закладываем вдвое меньшую плотность- 20-25 тысяч квадратных метров на гектар. То есть сооружение на месте пятиэтажек тех самых 6-14-этажных домов, о которых говорим при обсуждении проекта реновации. Но и это нередко подвергается резкой критике. Причиной тому, на мой взгляд, служат архаичные представления о том, что главный признак комфортного города - это много свободного места и зелени.

- А на самом деле что является таким признаком?

Доступность сервисов разного масштаба, как общегородских, так и районных, насыщенность различной инфраструктурой. Это главная составляющая не только комфорта городского жителя, но и важное условие рационального ведения городского хозяйства, эффективного использования земли, оптимизации расходов на эксплуатацию сетей и содержание территории. Чем больше площадь города, тем сложнее содержать ее в чистоте, вовремя очищать от снега, следить за здоровьем зеленых насаждений, как показал наш последний московский ураган.

По проектам зарубежных архитекторов, которые победят в конкурсе, в Москве на месте снесенных пятиэтажек будут построены новые городские кварталы

А возьмем, к примеру, Париж османского периода. Город, который во все времена, по общему мнению, фигурирует в тройке-пятерке лучших городов земли. Между тем плотность застройки в нем 30-35 тысяч квадратных метров на гектар. И гостям, и жителям французской столицы нравится такая застройка. Никто не говорит, что там очень темно и слишком мало зелени. Вот и я говорю москвичам: не надо поддаваться страшилкам, что после реновации жить в Москве будет невозможно, так как дома будут смотреть окна в окна и вообще город превратится в сплошные бетонные джунгли. Это вымысел, так как я мог бы продолжить перечень примеров городов, имеющих еще более плотную застройку и при этом выглядящих вполне гуманно.

- Ну, так что же вы тогда пошли на полумеры и определили плотность для Москвы в 20-25 тысяч квадратных метров, а не 40-45 тысяч?

Нас, кстати, и за это тоже критикуют, критики вообще находятся при любой позиции. Но надо понимать, что за многие десятилетия люди привыкли к определенному укладу жизни, и слишком революционные изменения для них будут травматичными. Поэтому в новые нормы градостроительного планирования, которые сейчас в Москве разрабатываются, мы закладываем многие вещи, к которым москвичи привыкли и считают частью своего жизненного уклада.

- В интернете москвичей запугивают еще и тем, что с повышением этажности жилья в городе станет заметно больше населения, к чему инфраструктура не готова.

- Нет никаких оснований думать, что жители всех городов России вдруг все бросят и кинутся в Москву. Исследования последних лет показывают, что прирастает Москва сейчас примерно на 50 тысяч человек в год. И это никак не связано ни с программой реновации, ни со строительством недвижимости. Жилье в Москве слишком дорогое, чтобы желание купить его стало мотивом переезда в столицу для большого количества людей. Будут приезжать те, кто сейчас, например, ездит на работу в столицу из Подмосковья. В целом для Москвы это только плюс - улучшится транспортная ситуация на автодорогах, свободнее станет в электричках.

- И все-таки почему мы делаем ставку именно на снос? За рубежом немало примеров обновления старого жилья, приспособления старых производственных помещений к новым нуждам. Взять хотя бы Германию...

В Старой Европе, как и в США, совсем другая обеспеченность квадратными метрами, чем в Китае, Сингапуре, где такой обеспеченности прежде никогда не было. И потому в Гонконге, скажем, строят заново, а в Германии - реконструируют. У Москвы тоже очень низкая обеспеченность жильем - по 19,6 квадратных метра на человека, в то время как в том же Берлине - по 45,1 квадратному метру, а в США - по 80. Придерживаясь курса, заложенного мэром Москвы Сергеем Собяниным, Москва старается найти баланс: несмотря на внушительные объемы нового строительства, большое внимание уделяется и реконструкции. На "Красном Октябре", например, инвестор превращает ТЭЦ прошлого века в центр современного искусства. А швейцарская компания Herzog & de Meuron World Ltd по просьбе другого инвестора разработала реновацию Бадаевского пивоваренного завода, где предлагает памятник истории совместить с новым строительством жилья и созданием общественной зоны.

- Пьер де Мерон - старший партнер этой компании вместе с представителем британской компании Foster and Partners недавно встречались с мэром Москвы Сергеем Собяниным как раз по поводу их возможного участия в реновации московского жилого фонда. А кого еще Москва пригласила на разработку проектов обновленных кварталов, которые будут строиться на месте снесенных пятиэтажек?

У нас не было необходимости приглашать кого-то персонально, как и специально рекламировать программу реновации за рубежом.

Москва сегодня один из центров в мире активной экономической, строительной и архитектурной жизни. За тем, что происходит в нашем городе, иностранцы внимательно следят, а многие уже и работают с московскими проектами. Особенно много для такого сотрудничества с зарубежными архитекторами в последние годы дало Сколково, которое стало самым успешным опытом в России по взаимодействию с мировыми звездами.

К сожалению, так было не всегда. У Москвы были периоды затворничества, на мой взгляд, совершенно неконструктивного для города. Был кое у кого из наших западных партнеров и негативный опыт, как например, у британского архитектора Нормана Фостера. Он предпринимал не одну попытку реализовать заметные проекты в российской столице, к примеру, башню "Россия" в "Москва-Сити" высотой 612 метров, а на месте ЦДХ - многофункциональный центр "Апельсин". Все эти попытки по разным причинам оказались неудачными. Но вот недавно приехал в Москву Люк Фокс, представитель компании Foster and Partners, встретился с мэром, поездил по стартовым площадкам, с которых город планирует начать программу реновации. Увидел, что в Москве многое изменилось и признался: он готов попробовать перековать прежний негативный опыт в позитивный.

- Известно, что Москва объявила международный архитектурный конкурс на участие в программе реновации. Много ли заявок поступило на него?

- Интерес к конкурсу огромный. Сужу об этом хотя бы по тому, что еще на прошлой неделе было 340 скачиваний условий участия в нем, а на этой уже - 560. Насколько мне известно, планируют подать заявки британское бюро Захи Хадид, испанский архитектор Рикардо Бофилл, японские, корейские, голландские архитекторы... Мы ждем сформированных заявок и в настоящее время консультируем коллег. Чтобы усилить свою заявку, желающие принять участие в конкурсе могут разработать проект на пробный городской квартал.

- Абстрактный квартал - это, образно говоря, входной билет на участие в конкурсе. А что дальше ждет участников?

Дальше компетентное жюри выберет 20 лучших заявок и распределит уже реальные площадки среди участников для работы над вторым этапом конкурса. Особенность этого конкурса в том, что пять проектов-победителей не останутся на бумаге. По ним Москва будет строить реальные городские кварталы.

- Даже по перечисленным именам и компаниям понятно, что архитекторы - самые разные. Из разных стран, представители разных культур и школ. Представляю, насколько разную застройку они предложат Москве!

И прекрасно! Для того мы их и приглашаем. Одинаковые спальные районы у нас уже были. Вспомним: мы были от них, мягко говоря, не в восторге.

- Когда станут известны победители?

Имена 20 финалистов узнаем 31 июля, а победителей - в конце октября - начале ноября этого года.

Любовь Проценко