Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

Сергей Кузнецов: после карантина общественные пространства со спортивной функцией станут еще актуальнее

С нетерпением ждем открытия набережной Марка Шагала, где завершены работы по благоустройству и высадке растений. Волнообразная велодорожка делит парк на несколько зон, где размещены кафе, спуски к воде, амфитеатр и «зеленые» островки со множеством сортов деревьев, кустарников, трав и цветов. По мнению главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, после окончания карантина этот проект будет актуален как никогда.

– Откуда возникла идея возникновения парка у воды на ЗИЛе? 

– Идея с парком фактически возникла на стыке двух масштабных проектов, когда мы занимались развитием территории ЗИЛа и концепцией по благоустройству набережных Москвы-реки. Здесь протяженная береговая линия и перспективные сценарии ее использования, и поскольку планировалась масштабная застройка ЗИЛАРТА, возникла идея в качестве пилотного проекта сделать красивые функциональные набережные. Так что можно сказать, все начиналось еще в 2012-2014 годах, и мы прошли долгий путь.  

– Как велась работа с застройщиком? 

– Мы совместно решали множество вопросов, ведь хотелось сделать все как можно лучше, а подобного практического опыта было мало. Инвестор активно включался в работу, с энтузиазмом воспринимал наши идеи и доработки, с их стороны было много инициативы, за что им отдельное спасибо. И как вы видите, такой совместный подход принес свои плоды, набережная получилась очень современной и многофункциональной.

– В основу проекта заложено три базовых принципа: проницаемость, открытость и разнообразие функций. Что под этим подразумевается?

– Это ключевые понятия, которые характеризуют публичные общественные пространства, то есть берега не огораживаются, не делаются достоянием только жильцов ближайших домов. На Марка Шагала можно попасть как с территории ЗИЛа, так и со стороны соседних набережных, которые находятся выше и ниже по течению реки. И по сути это звено в цепочке городских общественных пространств. 

Что касается разнообразия функций, но без этого принципа не обходится не один современный парк – это и спорт, и просто активный отдых, и более пассивное времяпрепровождение, кроме того, нужно где-то перекусить. Пространство без точек притяжения людей: кафе, точек проката разного спортивного инвентаря, туалетов и так далее – все это плохо работает. Люди не могут чувствовать себя комфортно, поэтому это обязательная часть проекта, и мы стараемся везде так делать. И на ЗИЛе в этом плане все продумано: есть павильоны для кафе, плюс общественные первые этажи ближайших домов.

– Насколько актуально устройство причалов возле ЗИЛАРТА? Будут ли ими пользоваться жильцы близлежащих районов, или это все же туристическая история?

– В рамках развития территории ЗИЛа нас заложена возможность пассажирского движения по реке, для этого создается сеть причалов. Это очень перспективная история, хотя со стороны это может казаться иначе. Все дело в том, что река еще мало обитаема, поэтому реализация идет медленно. Собственно, этот фактор и подтолкнул нас к этой идее – на берегах живет и находится слишком мало людей для того, чтобы общественный транспорт речного формата был востребован. Но эта тема будет неизбежно нарастать. Территория развивается, заселяется, людей будет все больше и больше, поэтому пассажирское движение по реке начнется рано или поздно, и эти причалы пригодятся. Так что это не только туристическая история. Я думаю, что уже очень скоро в Москве появится регулярный речной транспорт.

– Как вы оцениваете качество исполнения проекта? 

– Я оцениваю его хорошо и считаю, что команда, которая его готовила – большие молодцы. Много было сложностей, много нетиповых решений, которым приходилось обучаться заранее. И в целом я считаю, что мы получили интересный и качественный проект, благодаря слаженной работе с «Группой ЛСР». 

– Будет ли актуальна данная концепция после карантина?

– Я уверен, что будет актуальна даже в большей степени, чем до карантина. Потому что мы осознали ценность пребывания на свежем воздухе, возможность заниматься спортом, и это ощущение будет только усиливаться после вынужденного и долговременного нахождения дома.   

– На ЗИЛе предусмотрены разные маршруты для бега и для пешеходов. Где в Москве есть подобные маршруты, куда вы можете порекомендовать отправиться после карантина?

– Должен сказать, что идея занятий спортом на улице, в частности, бегом, витала в воздухе еще при подготовке к Олимпиаде-80. Река всегда была «беговой» и вообще является частью спортивной культуры в городе. Пока что Москва отстает от мировых лидеров, причин для этого много, и основная – неблагоустроенные прибрежные территории. Но я думаю, что мы наверстаем это отставание как раз за счет таких проектов, создавая условия для людей, которые готовы и хотят заниматься спортом. Более того, многие придут в спорт, когда увидят, что для этого созданы условия. Сейчас уже есть прекрасные беговые маршруты в Лужниках и частично на Андреевской набережной, но мы стремимся к тому, чтобы так было везде. Ведь речь идет о здоровье горожан, и мы хотим, чтобы наше общество было более устойчивым к разного рода эпидемиям.