timelapse

Сергей Собянин — о том, какие квартиры получат москвичи по проекту программы реновации

Темы в материале

О том, какие квартиры получат жители домов, участвующих в программе реновации, рассказал мэр Москвы Сергей Собянин.

Сергей Брилев: Вы сами когда-нибудь в пятиэтажке жили?

Сергей Собянин: Сергей, это было вообще первое мое жилье, я хорошо помню.

Сергей Брилев: Я тоже жил. Страшный сон, если честно.

Сергей Собянин: Когда мне было 20 с небольшим, мне казалось, что это просто супер, удивительное жилье, но когда я приехал туда лет через 15, мне…

Сергей Брилев: Вы поняли, что сон был все-таки страшным?

Сергей Собянин: Нет, ну не то что страшным, но это уже как-то так смотрелось совсем по-другому. Дело в том, что техническое состояние этих домов действительно предаварийное. У большинства из них. Кто-то говорит: «У нас замечательный дом». Ну где замечательный дом — ну и пожалуйста, живите, никто и трогать не будет.

Сергей Брилев: Но вот такие, как эта, пятиэтажки смущают уже и внешним видом. Балконы видно, что на ладан дышат. И все-таки… Уютненько, балкончики. Здесь балкончиков нет.

Сергей Собянин: Ну да, такой кирпич, да? Но на самом деле сделано так, что там прекрасные лоджии, застекленные, и их просто не видно.

Сергей Брилев: Пойдемте посмотрим тогда?

Сергей Собянин: Пойдем.

Сергей Брилев: Вы привели — Вы и ведите, Сергей Семенович. Это мы где?

Сергей Собянин: Это Вы в обычной квартире, качество отделки комфорт-класса.

Сергей Брилев: Можно, я еще в соседнюю комнату пройду?

Сергей Собянин: Да, конечно, пожалуйста.

Сергей Брилев: Это, получается, двухкомнатная. Это гостиная условно, а это спальня.

Сергей Собянин: Но и кухня, и туалет, и ванная – конечно, другие. Прихожая другая, и балконы другие.

Сергей Брилев: А доплачивать надо будет людям, если они получают квартиру большего метража? Это что?

Сергей Собянин: Это отдельно туалет, отдельно – ванная.

Сергей Брилев: А, раздельно?

Сергей Собянин: Как Вы помните, в хрущевке, там по-другому.

Сергей Брилев: Да, все совмещенное.

Сергей Брилев: Двери вот такие уже будут?

Сергей Собянин: Да, двери будут такие. Кухня будет такой.

Сергей Брилев: То есть доплачивать не надо?

Сергей Собянин: Доплачивать — нет, ни в коем случае. Вот если вы желаете приобрести дополнительную жилую площадь, тогда придется доплатить.

Сергей Брилев: А если у тебя двухкомнатная, получаешь двухкомнатную…

Сергей Собянин: Двухкомнатную. Вот это все вспомогательное помещение — оно уже другое, это совершенно другое жилье.

Сергей Брилев: Здесь сколько? Метров 10, наверное? Получается, в два раза больше кухня. С кухни попадаем на ту самую лоджию, на ней и продолжаем разговор. Сергей Семенович, когда Вы предложили этот вариант, и началась вот эта дискуссия, меня, честно говоря, поразило до глубины души: действительно, люди десятилетиями ждали нового жилья, и вдруг вот это вот все. Вас это удивило вообще? Может быть, обескуражило даже?

Сергей Собянин: Да нет, Сергей, люди объективно волнуются, они десятилетиями жили в этих домах, выросли в них. Да, там некомфортно, тесно, да, там проблемно, но у многих это единственное, что у них есть. Вопрос, скорее всего, в другом: люди считают, что их сейчас включили в программу — и они будут заложниками этой программы и от них уже дальше ничего не зависит, их возьмут и куда-то там чуть ли не насильно переселят. Мы говорим: нет, слушайте, ну вот проголосовали вы, да, мы включили вас в программу, но если вы увидите, что власти что-то делают, что вам не нравится, вы одной третью голосов от собственников и нанимателей дома можете сказать: нет, мы выходим из этой программы. Причем вход в эту программу двумя третями, выход — одной третью, это специально упрощенный выход.

Сергей Брилев: За плечами — всякое. Например, вчера, когда в Думе шло второе чтение, у ее стен опять был митинг. Шумный. Но все-таки народу на него вышло куда меньше, чем могло ожидаться еще неделю назад, потому что за плечами — и слушания в Думе. Слушания были непривычными: на места депутатов сели жители тех самых домов. И те, кто за, и те, кто в сомнениях, и те, кто против.

Сергей Собянин: Формат непривычный.

Сергей Брилев: Да. Как Вы на это решились?

Сергей Собянин: А чего нам, собственно, стесняться? Или чего опасаться? Мы не боимся никаких вопросов, мы ничего не скрываем, мы абсолютно открыты. Главное, чтобы это был диалог, Сергей, чтобы это не митинг политический был, а реальный диалог.

Сергей Брилев: За створками лоджии — та самая пятиэтажка. Так куда будут переселять такие дома?

Сергей Собянин: Часть жителей переедут именно в этот дом, но те, кому не хватит здесь места, переедут в соседние дома.

Сергей Брилев: Но все тем не менее в этом квартале?

Сергей Собянин: Да-да-да. Это рядом.

Сергей Брилев: То есть люди останутся в привычном для себя…

Сергей Собянин: Практически да, рядом, в шаговой доступности.

Сергей Брилев: Что еще надо знать москвичам?

Сергей Собянин: Дома будут строиться и жители будут переезжать в том районе, где они в настоящее время живут, будут сохранены квадратные метры жилья, будут предоставлять не только равнозначное жилье по площади, но и равноценное, если вы сомневаетесь…

Сергей Брилев: Это что значит?

Сергей Собянин: Равноценное — если человек говорит, что да, по квадратным метрам все подходит, но я считаю, что моя квартира стоит дороже, чем ваша, и я считаю, что город должен мне заплатить деньгами, а не перевозить меня, потому что моя квартира дороже.

Сергей Брилев: Трудно представить, что в пятиэтажке будет дороже.

Сергей Собянин: Трудно представить, но тем не менее люди так считают. И мы должны дать им гарантии. Сегодня рыночная стоимость такой квартиры по сравнению с той, что рядом, процентов на 30 выше. Может быть, мало ли что там. Расстояние от метро, какие-то объекты.

Сергей Брилев: Поэтому вы заменили равно…

Сергей Собянин: Нет, мы не заменили, мы дали возможность: можешь выбрать равнозначное жилье, то есть по квадратным метрам, по жилью, физическое жилье, а можешь выбрать, в конце концов, компенсацию и получить деньги — и купить любое жилье, которое ты желаешь.

Сергей Брилев: А почему все-таки снос, почему не реконструкция? Смотрю я на эту пятиэтажку — в принципе, выглядят пока еще ничего.

Сергей Собянин: Сергей, в начале разговора вы сказали, что жили в пятиэтажке, представляете, что это такое. После реконструкции останутся те же самые стены прогнившие, останутся те же крохотные комнатушки, останется низкий потолок. Вгрохают огромные деньги. Ничего внутри качественно не изменится. Это во-первых. Во-вторых, фундаменты, на которых стоят эти пятиэтажки, не вынесут никакой реконструкции, вокруг этого дома надо еще будет какой-то каркас настроить. То есть это будет дорого и бестолково, бессмысленно. Но при этом мы говорим, что, граждане, если кто-то из собственников захочет принять решение и реконструировать свою пятиэтажку, ради бога, кто ж вам мешает. Пока только разговоры. При мне за все это время реконструировали одну или две пятиэтажки, и то специальное подразделение Департамента строительства занималось этим, для того чтобы провести эксперимент, но поняли, что это тупик. Реконструировать по одной пятиэтажке за пять-семь лет — это неприменимо к массовой застройке, к массовому жилью, никакого толка от этого еще и не будет.

Сергей Брилев: Когда все это начиналось, месяца три назад?

Сергей Собянин: В апреле.

Сергей Брилев: Может, тогда Вам и надо было так сделать: привести меня и моего коллегу к такому новому дому, показать — вот она пятиэтажка, вот новый дом.

Сергей Собянин: Сергей, сказали бы: вот, они врут, не верьте, вас переселят в Новую Москву за 101-й километр, что вы их слушаете?! Много политических спекуляций, большое желание было напугать людей. Но процент голосования за программу — четыре тысячи с лишним домов, которые войдут в костяк программы, средний процент голосования за — около 90 процентов, это очень высокий процент.

Сергей Брилев: А сколько всего голосовали, если явку взять?

Сергей Собянин: Явка на сегодняшний день — 63–64 процента.

Сергей Брилев: Москва так не всегда голосует даже на думских или мэрских выборах.

Сергей Собянин: Я уверен, что через неделю, когда закончится голосование, это будет около 70 процентов. Это беспрецедентное голосование. Когда кто-то говорит, что люди не знают, сомневаются, не идут голосовать… Беспрецедентное голосование.

Сергей Брилев: Ну а где явка — там и выборы. Вот что еще мы обсудили. Еще на улице. Вы не боялись взять такую ответственность на себя в условиях, когда осенью выборы муниципальных депутатов, впереди президентские и, между прочим, мэрские выборы в следующем году?

Сергей Собянин: Да, Сергей, очень правильный ряд, у нас каждый год какие-то выборы. У нас практически нет ни одного года, чтобы не происходили какие-то выборы.

Сергей Брилев: Если ориентироваться на выборы, вообще не надо браться ни за что?

Сергей Собянин: Бессмысленно. Тогда действительно никакого проекта не реализовать.

Сергей Брилев: Давайте про Вас лично, про мэрские выборы.

Сергей Собянин: Что касается мэрских выборов, Сергей, это же такой внутренний выбор человека. Если ты этого не делаешь, а просто играешься с избирателями, ну смысл ходить на работу? Без этого, мне кажется, бессмысленно ходить на работу и бессмысленна эта должность. А это должность важная, она нужная для людей.

Сергей Брилев: И самое последнее. Сергей Семенович, что бы Вы ни говорили, спасибо, что показали нам это.

Сергей Собянин: Спасибо. Теперь и Вам самим легче.