Счастливого Нового года и Рождества!
timelapse
Все темы

Алюминий, войлок, радонит: Сергей Никешкин о создании архитектурных макетов

Темы в материале

Архитектурный макет – неотъемлемая часть работы проектировщика. Мы поговорили с Сергеем Никешкиным, партнером и главным архитектором бюро «Крупный план», о том, как утилитарность сменяется креативностью и макеты становятся арт-объектами.

— Кажется, у архитекторов к макетам – отдельная любовь. Расскажите, какие они вообще бывают, и всегда ли нужны в проекте. 

— В целом, архитектурный макет – вещь достаточно утилитарная. Например, рабочие макеты изготавливают для проверки проектных решений в ходе работы, чтобы понять, как они будут выглядеть в объеме. Как правило, их делают на скорую руку, не прорабатывая деталей. Но это достаточно устаревшая история – если проектируешь все в BIM, с созданием подробных 3D-моделей, такие макеты просто не нужны. Существуют и другие макеты – для презентации проекта заказчику, для участия в выставках, для собственного офиса. Это уже своего рода скульптура, здесь уже есть простор для креативных идей. Такие макеты должны быть максимально художественными, состоять из близких к реальному  или реальных материалов объекта, с выразительной текстурой. 

— Каким образом удается добиться реалистичности?

— Мы очень много внимания уделяем выбору материалов. Стараемся максимально использовать натуральные материалы – дерево, металл. Часто комбинируем: например, окружение создаем из дерева, а сами здания печатаем на 3D-принтере в лаконичных цветах. Выглядит очень эффектно.

Водоёмы создаем из воска – заливаем форму. Это прекрасный природный материал, он отлично имитирует воду, дает эффект прозрачности, и при этом без синтетичности. На поверхности могут оставаться отпечатки пальцев, и это несовершенство делает его живым.

Делали как-то макет из необоженной глины – на деревянном подмакетнике. Сложность работы с глиной заключается  в том, что она высыхает и трескается. Но в результате все эти трещины образуют оригинальную фактуру.

— Процесс очень творческий…

— Действительно, в какой-то момент интерес к созданию макетов и у меня, и у моих сотрудников перерос рамки функциональности и стал мигрировать в зону чистого творчества. Мне очень интересно работать с металлами. Несколько макетов я собственноручно отлил из алюминия в специальной печи.

— Это теперь хобби?

— Хобби на стыке архитектуры и скульптуры. Я живу за городом, и в своем доме обустроил мастерскую, в том числе для работы с металлами. Сначала сам выложил печь для обжига – из шамотного термостойкого кирпича, по собственному проекту. Эта дровяная печь сначала использовалась для обжига керамики. Кстати, именно в ней обжигались керамические буквы для логотипа KPLN, который висит у нас в офисе. Потом я начал использовать эту печь для расплавки металла. Например, в ней был расплавлен алюминий для создания необычного светильника для моего дома. Расплавленный металл залили в форму прямо в земле, и ее неоднородный рельеф, прямо вместе с веточками, листьями, шишками, сформировал особенную, неповторимую фактуру светильника.

— Очевидно, что дело трудоемкое …

— Плавка металла в дровяной печи отнимает много времени и сил, требует дополнительных ухищрений и приспособлений. Поэтому в итоге пришлось приобрести полупрофессиональную печь, работающую на природном газе – это уже совсем другие возможности. В этой печи я создал, например, макет аэропорта в Челябинске – одного из самых интересных наших конкурсных проектов. С его созданием связана любопытная история – он вышел лучше, чем мы ожидали. Я вылепил фасад аэропорта из пластилина, сделал по нему слепок из гипса - форму для отливки. К моменту отливку гипсовая форма не полностью высохла, оставалась чуть влажной. А гипс - гигроскопичный материал. В процессе отливки влага начала закипать и проходить через алюминий, в результате, металл стал словно вспененный. После обработки и полировки мы получили очень интересную, необычную фактуру. 

— А откуда вы берете материалы?

— Сырье я покупаю в пункте приёмки цветных металлов. То есть, это переработка вторсырья, экологичная история, вполне укладывающаяся в актуальную концепцию устойчивой архитектуры. 

— Вы только с алюминием дома работаете?

—  Преимущественно да, но планирую расширить горизонты. Недавно начал работать с медью – создал несколько небольших предметов интерьера, например, канцелярскую подставку под карандаши – она стоит у нас в офисе, но по назначению не используется. Она весит 15 кг, ни одного карандаша в ней нет, это чистый арт-объект, сложной авангардной формы. В перспективе мы собираемся применять медь в работе над макетом одного из новых объектов – полностью или частично. Работа с металлом – это очень захватывающий, увлекательный творческий процесс – да еще и с впечатляющим результатом. 

— На «АрхМоскве» были эффектные макеты…

— Да, своими арт-объектами мы оформили стенд на выставке в прошлом году и получили диплом 2 степени в номинации «Лучшая экспозиция в разделе архитектура».   

— А тот же войлок или камень используете?

— Для одного из недавних макетов, конкурсного проекта реорганизации гольф-клуба, мы долго искали фактуру для газонов и полей – как вы понимаете, для гольф-клуба это важнейшая часть. В результате, придумали сделать их из разных типов войлока. Этот материал обладает теплой, атмосферной структурой. Мы очень тщательно комбинировали оттенки и добились художественного эффекта. Сейчас есть идея попробовать сделать макеты полностью из войлока – по технологии валяния. Такого еще никто не делал, может получиться очень интересно.

С камнем также много работаю – использую ручные инструменты для камнеобработки. Сейчас у меня в загородном доме лежит тонна радонита – пока думаю, что с ним сделать. Дело в том, что мой  архитектурный фетиш – станция Маяковская, колонны которой до реставрации были отделаны ярким высокосортным радонитом удивительной окраски: градиент цвета фуксии с чёрным и жёлтым. Я очень люблю этот материал, поэтому постарался заполучить себе такой же. Несколько камней я отшлифовал, отполировал – они сейчас тоже украшают наш офис как арт-объекты. Как видите, границ у творческого процесса нет.