timelapse

Какие главный архитектор Москвы Петербургу советы давал

Темы в материале

Новые кварталы массовой застройки Петербурга — это кошмар, признал в беседе с «Фонтанкой» главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. И рассказал, как столица пытается не строить гетто.

В 2016 году правительство Москвы запустило новые стандарты строительства жилых районов. Город отказался от типовых панелек старых серий и регламентировал параметры от планировок квартир до создания дворов. Как столица борется за комфортную среду в новых кварталах, воюет с градозащитниками и перенимает опыт Токио, «Фонтанка» расспросила Сергея Кузнецова, поймав его на прошедшем в Петербурге Культурном форуме.

- Вы часто говорите, что жизнь в новостройках должна быть более комфортной, что нужно отказываться от типовых решений. Вы с 2012 года работаете главным архитектором Москвы. Выработалось ли понимание, как это можно сделать?

-​ У нас не только выработалось понимание, как сделать новые кварталы комфортнее, механизм уже реализован в документах правительства Москвы, в материале. Проблема типового жилья накапливалась десятилетиями, поскольку технологии строительства не менялись, долгие годы тиражировались одни и те же проекты. Отчасти причина их долгожительства была в большом количестве удачных решений – это и скорость возведения, и удобство планировок, и доступность этого жилья. Вместе с тем мы понимали, что создаваемую ими среду, как мы ее понимаем сегодня, назвать комфортной невозможно.

Мы придумали стандарты комфортной жилой застройки, инициативу поддержал Сергей Семенович (Собянин). Они указаны в постановлении № 305 правительства Москвы (https://stroi.mos.ru/document/1349). Это около двух десятков правил, которые должны соблюдать застройщики, возводя в Москве жилую недвижимость. В том числе, это общественные первые этажи, прозрачные входы в подъезд, четкое разделение на двор и улицу, наличие угловых секций, разнообразие фасадов, специальные места под установку кондиционеров. Ряд правил касается планировки квартир; есть такие вещи, как вход в подъезд с вертикальной отметки рельефа, чтобы не было крылец, лестниц, пандусов – это обычно утяжеляет, делает неудобным использование этих домов.

Это постановление мы разрабатывали 2 года, очень интенсивно работали с предприятиями, чтобы не заблокировать их работу. И таким образом подтолкнули к модернизации 10 домостроительных комбинатов, которые работают на Москву.

Все, что строится с 2016 года, уже соответствует новым правилам. И вы увидите – это жилье совсем другого качества, с интересной архитектурой. Оно даже внешне абсолютно не похоже на обычные панельные дома. И самое интересное – вложив деньги в модернизацию, производства не удорожали стоимость квадратного метра. У некоторых даже получилось сэкономить.

- Какой район вы посоветуете посетить в качестве образцового?

-​ Можно посмотреть территорию завода «ЗиЛ», которая сейчас застраивается. Есть готовые комплексы на Варшавском шоссе (на месте промзоны «Красный строитель»). Это маленький квартал из панельных домов, построенный по новым стандартам. Есть ряд территорий в Новой Москве. Мы уже можем водить экскурсии. Главное, что новый подход реализуется на системной основе, а не в ручном режиме.

- Что заставляет застройщиков придерживаться этих стандартов? И что будет, если их не соблюдать?

-​ Постановление обязательно для любого государственного застройщика, иначе он просто не получит от города разрешение на строительство. Для частных инвесторов предусмотрен более сложный механизм. С одной стороны, мы требуем соблюдения этих принципов на этапе согласования градостроительных решений. С другой – город дополнительно ввел поощрения: налоговые льготы для тех, кто соблюдает правила. Наш комитет визирует, что положения постановления соблюдены, и инвестор получает скидку в 10% на аренду земли.

- Вы обмениваетесь опытом с Петербургом? У нас схожие проблемы с качеством застройки новых кварталов.

-​ Мы находимся в контакте с Владимиром Григорьевым (глава петербургского комитета по градостроительству. — Прим.ред.), обсуждаем наш свежий опыт. Но надо понимать: чтобы такие вещи реализовать, нужно не только придумать правила, очень важен механизм их применения. Наши постановления идут блоками, выстраиваются в систему. Есть положение о согласовании градостроительных решений, есть положение об Архсовете, который рассматривает отдельные проекты.

Сейчас мы пишем нормативы, предусматривающие создание нового формата среды на этапе разработки проектов планировок, градостроительной документации. Раньше мы руководствовались ГСН (государственные строительные нормы), списанными с каких-то старых советских градостроительных стандартов. Все они вступают в противоречия и подталкивают людей к созданию типовых микрорайонов.

- Один из последних шагов Смольного в направлении комфортной среды – это снижение высоты застройки в новых кварталах до 40 метров, 12 этажей. Насколько уместной и эффективной, на ваш взгляд, будет такая мера?

-​ В Москве мы не стали такую меру применять, хотя она обсуждалась. Я думаю, это решение может быть действенным, но нужно понимать, что бывают кварталы, где нужно и правильно строить плотнее и выше, чем 40 метров. Мы во главу угла поставили другие принципы. Это принцип работы с общественными пространствами, отделения двора от улицы, принцип качества первых этажей.

На уровне Генплана мы ставим принцип обязательного смешения функций в пределах микрорайона – создание рабочих мест, объектов культуры. Мы довольно быстро пришли к выводу, что в Москве плотная застройка и высотность нужны как инструмент. В то же время при разработке территориальных схем для Новой Москвы мы решили, что ограничиваем большинство жилой застройки 10 этажами с акцентами до 14. Мы помним об инструменте ограничения высоты и пытаемся его внедрять, но это не имеет такого массового характера.

- Вы упомянули создание объектов культуры. Какими вы видите общественные и культурные пространства в новостройках? Это типичный торговый центр или можно создать что-то иное?

-​ Универсальное культурное пространство, которое город может себе позволить с относительно небольшими затратами, – это, конечно, пространство улицы и площади. К примеру, мы сделали таким пространством площадь, которая находится перед нашим комитетом в Москве, – Триумфальную. Мы использовали вещи, привлекающие людей, – от качелей до кафе. И это то, что можно делать везде через общественную функцию первых этажей, большие витрины, прозрачные входные группы, через формирование фронта улицы, когда понятно, где общее, а где частное. Мы постараемся создавать в новой застройке небольшие площади – пьяццы. Это места, где должна быть, зарождаться культурная жизнь.

Безусловно, здорово, когда приходит некая институция и открывает в коммерческих помещениях художественную галерею, маленький театр. Но надо быть реалистами – эрмитажи и большие театры не бесконечны. И я считаю, что даже сама возможность наполнить первый этаж – это минимальный инструмент, который позволяет привнести культуру улицы, утраченную, не сложившуюся в гигантских спальных районах. Именно культура улицы отличает город от негорода.

- Новые кварталы Петербурга активно критикует московский блогер Илья Варламов. Сталкиваетесь ли вы с такой критикой, с протестами градозащитников и как с ними работаете?

-​ Я сторонник диалога и качественных решений. Я отношусь трепетно к наследию и понимаю, что наследие – это история города, его суть. Но проблема диалога с градозащитниками есть. Может быть, у меня субъективный взгляд, но я часто вижу большую проблему именно в позиции наших оппонентов. К сожалению, мы часто подвергаемся, на мой взгляд, абсолютно неконструктивным нападкам, люди плохо знают ситуацию, мало вникают. И критика превращается в желание получить дополнительную популярность и пиар на теме любых, даже минимальных и часто конструктивных решений. Мы с этим стараемся работать, но к сожалению, тот же «Архнадзор» – это не организация, это некое движение, которое сложно уловить.

- На недавнем Совете по культуре «Архнадзор» попросил Владимира Путина создать в Москве аналог петербургского Совета по сохранению наследия…

-​ Я думаю, что это возможно. Если это в Петербурге работает – я за обмен опытом. Просто тот же «Архнадзор», честно говоря, не пытается выстроить диалог, а пытается создать шумиху. Естественно, не везде все идеально, есть сложные вопросы, но нельзя заблокировать развитие города. Если вникать в информацию, то вы увидите, что решения, которые принимает город, проходят большую работу. Это с трудом достигнутые компромиссы с инвесторами, с историками, теми же градозащитниками, с массой людей. В любом компромиссе чем-то приходится жертвовать. Эти жертвы случаются, но нельзя отрицать гигантские позитивные достижения.

- Вы наверняка часто бываете в Петербурге, работали вместе с Сергеем Чобаном. Что вам нравится в городе как архитектору, а что нет?

– Я очень люблю Петербург, и я счастлив, что мне довелось участвовать в проектах, многие из которых здесь уже реализованы. Петербург, конечно, довольно трепетно и тщательно относится к архитектуре. И важно, что сформировано серьезное общественное мнение. В частности, в том, что перенесли башню «Газпрома», большая заслуга общественности. Это из хорошего.

Из того, что мне кажется нехорошим, – новые жилые районы. То, что я вижу в публикациях, – это нечто чудовищное. Я понимаю, что в прессу попадает определенная выборка проектов, но кошмарные узкие дворы из 25-этажных домов – это тихий ужас. Я желаю Петербургу избегать создания в будущем социальной напряженности, неблагополучных территорий, – надо об этом думать заранее. В Москве мы это же пережили сами.

- При принятии решений вы ориентируетесь на какие-то мегаполисы?

– Разные города имеют различные удачные примеры воплощения тех или иных проектов. К примеру, мы изучаем опыт Токио по созданию транспортно-пересадочных узлов, мультимодальной транспортной системы. По многим параметрам Токио на Москву похож – по территории, населению, по преодоленной моноцентричности. Сейчас я работаю с Москвой-рекой, изучаю успешный опыт работы с водным фронтом – лондонский, нью-йоркский. При работе с реновацией «ЗиЛа» мы смотрели опыт работы Гамбурга или района Пуэрто-Мадеро в Буэнос-Айресе.

- К какому опыту стоит присмотреться Петербургу?

– Не стал бы советовать. Петербург – великий город, в нем много своих специалистов. Мне нравится Петербург, нравится сюда приезжать и нравится, как город развивается. Мой совет: делайте и дальше то же самое. Проблемы с новостройками, конечно, надо решать. Единственная претензия у меня, может быть, к климату. Но его же нельзя поменять!

Елена Кузнецова, Антонина Асанова