timelapse
Все темы

Цифровой дворик – это реальность

Темы в материале

Дэвид Филп о новых возможностях информационных технологий.

Крупные мероприятия для экспертов в области проектирования, строительства и цифрового производства не обходятся без приглашения специалистов звездного уровня. В этом году на AU Russia 2018 выступил глава рабочей группы по BIM в правительстве Великобритании, BIM-директор международной компании AECOM Дэвид Филп. Гость из Шотландии дал интервью «Московской перспективе»

На AU Russia 2018 выступил глава рабочей группы по BIM в правительстве Великобритании, BIM-директор международной компании AECOM Дэвид Филп. Он также является научным сотрудником четырех институтов, включая Королевский институт строительства и Королевский институт дипломированных геодезистов, членом Гильдии строителей и автором нескольких работ по BIM. Дэвид Филп не только обозначил основные актуальные направления, связанные с BIM-моделированием, но и ответил на вопросы корреспондента «Московской перспективы».

– Господин Филп, сегодня на конференции вы упомянули о государственной программе «Цифровая Британия». Что она собой представляет?

– Это очень важная для Великобритании программа, которая затрагивает вопросы будущего страны и разрабатывается на правительственном уровне. Она опирается на развитие BIM-технологий в строительстве, так называемых smart-городов, эффективной эксплуатации объектов, а также создании «цифрового двойника» всей инфраструктуры страны. Пока мы только в начале этого пути. Правительство Великобритании активно взаимодействует с Кембриджским университетом. Его специалисты сейчас решают, какие направления будут первостепенными на этом пути, в каких отраслях существует самый активный запрос на внедрение цифровых технологий. Уже сформированы рабочие группы. Мы занимаемся формированием нормативной базы для цифровой среды. В числе наших задач – выход на второй уровень BIM-моделирования, связанный с повышением эффективности этой технологии в самых разных аспектах.

– В России часто говорят о том, что в Британии на законодательном уровне введено обязательство строить государственные объекты только с помощью BIM-моделирования. Это так?

– Да, это так. Все строительство, которое ведется на государственные деньги – больниц, школ, железных дорог, – должно проектироваться в BIM-моделях. Это требование вступило в силу в апреле 2016 года. Всем, кто участвует в пилотных проектах госзаказа, – архитекторам, конструкторам, строителям-подрядчикам, проектировщикам – мы дали возможность в течение четырех лет разработать свои коммерческие предложения. Самая сложная задача, конечно, стояла перед генподрядчиками как наиболее ответственными участниками рынка строительства. Им нужно было представить наиболее подробно разработанные BIM-модели зданий.

– Ваша компания работает в разных странах мира. Могли бы вы оценить, какие из них оказались в числе лидеров с точки зрения освоения BIM? Есть мнение, что в их числе – Скандинавские страны и Голландия. Вы согласны с этим?

– Пожалуй, я соглашусь с этим. Действительно, у скандинавов большие успехи в этом процессе. Хотя оценивать сложно, потому что не существует каких-то стандартов, критериев, что считать наиболее эффективным и успешным. Например, в Сингапуре очень развита техническая экспертиза, в США – виртуальное проектирование и моделирование, сильная сторона Великобритании заключается в хорошем управлении информацией.

– От чего это зависит?

– Это зависит от заказчика, от того, какие цели он ставит перед собой. Например, в Англии заказчики придерживаются примерно одних и тех же требований. В США они очень разные, поэтому и в качестве «продукта» наблюдается большой разброс. На наш взгляд, наиболее эффективным подходом для заказчика была бы заинтересованность не только стадией строительства, но и стадией эксплуатации, содержания и управления зданием. Самыми показательными в этом смысле являются аэропорты, гостиницы и больницы.

Приведу пример. Не так давно я стал свидетелем того, как решаются проблемы управления зонами аэропорта в Денвере (США). Там BIM-модель была интегрирована со всеми действующими системами управления для измерения плотности потока пассажиров. Когда были получены необходимые данные, стало понятно, как располагать торговые точки, чтобы это было наиболее эффективно и комфортно для людей. Удобство заключается еще и в том, что в любой форс-мажорной ситуации можно быстро определить источник, причину, ответственных, чтобы максимально быстро исправить ситуацию. Вот представьте: мы сидим в переговорной – и вдруг погас свет. Достаточно будет заглянуть в смартфон, чтобы понять, к кому нужно обратиться, кто производители, каковы требования к системам, есть ли на них гарантия. Вся информация может быть получена мгновенно.

– Процессы внедрения BIM начались сравнительно недавно. Говорить об оценке полного жизненного цикла зданий рано. Есть ли в вашей практике примеры того, как успешно проявляют себя в ходе эксплуатации объекты, спроектированные в BIM-моделях?

– Одним из пилотных примеров является реконструированное здание библиотеки в Манчестере. Модель, созданная при строительстве, теперь используется всеми, кто занимается техническим обслуживанием здания. И уже можно говорить о высокой экономический эффективности этого процесса. А достигается это за счет передачи всей информации по проекту управляющей компании.

– Сегодня на конференции вы говорили о сканировании исторических зданий, определении прочности конструкций, их параметров, даже надежности растворов, которые когда-то использовались. По всей видимости, это актуально для проектов реконструкции?

– Да, и сначала мы применяли сканирование для старых объектов. А потом стали применять при новом строительстве, когда нужно было понять состояние имеющихся построек на участке. Теперь процедура сканирования строящихся объектов на разных этапах стала обычной для подрядчиков. Сейчас в Великобритании развивается проект национального уровня – строительство железнодорожного тоннеля, который свяжет запад и восток Лондона. Подрядчик использовал дроны, чтобы произвести лазерное сканирование и оценить строительную готовность, качество работ и соблюдение требований охраны труда. Тоннель будет открыт в следующем году. Сейчас он считается самым масштабным проектом в Европе, его бюджет оценивается в 19 млрд фунтов. В некоторых точках новая железнодорожная линия будет связана с имеющимся метро. На финальном этапе все цифровые данные об объекте будут переданы транспортным операторам.

– Термин «цифровой двойник» вы употребляете в значении точной цифровой модели имеющегося сооружения?

– Да, и этот термин уже используют в России.

– Каковы ваши впечатления от пребывания в Москве? Вы здесь впервые?

– Раньше я работал в Петербурге и один раз приезжал в Москву. Сейчас я убедился, как много здесь изменилось в лучшую сторону. В том числе и в вопросах продвижения BIM-моделирования. Я увидел огромный интерес к этому со стороны университетов, ведомств, связанных со строительной отраслью. Я понял, что существует большое число заказчиков, разбирающихся в этих вопросах. Даже на уровне терминологии у нас нет никакого недопонимания. Здесь развиваются большие проекты, где используются BIM-технологии. Для меня очень важным показателем является то, что раньше Россия приглашала специалистов этой сферы из-за рубежа. А сейчас здесь есть свои очень профессиональные в этой сфере люди. Например, в российском представительстве компании АЕСОM существует BIM-отдел. Это означает, что в России есть бизнес, который инвестирует в BIM-образование и развитие своих структур. Многие российские компании создают свои программные продукты для работы в BIM. Кроме этого у вас идет разработка национальных стандартов.

Мне нравится, что люди здесь смотрят далеко вперед, они оптимистичны, инициативны и настроены на совместное сотрудничество. Надеюсь, что скоро приеду сюда снова.

Наталья Крол