timelapse

Кристоф Ахаммер: «Я бы предостерег от ошибки полностью сносить конструктивистские здания»

Темы в материале

17% территории Москвы в пределах МКАД занимают заброшенные промзоны. В советское время на этих площадках устанавливались стахановские рекорды. Но постепенно многие из них пришли в упадок. В лучшем случае промзоны используются под склады, в худшем - бесхозные здания ветшают и разрушаются.

Столица взяла курс на реновацию таких площадок: здесь будут строить жилье, рабочие места, создавать зоны отдыха.

В интервью порталу Стройкомплекса профессор Венского технического университета, председатель правления крупнейшего в Европе архитектурно-инженерного холдинга ATP architekten ingenieure, имеющего опыт в 2 тыс. спроектированных промышленных объектов, Кристоф М. Ахаммер рассказал, как модернизировать промзоны в комфортные городские районы и привел в пример лучшие мировые проекты.

- В Москве власти начали комплексную реорганизацию заброшенных промышленных территорий. На Ваш взгляд, имеет ли смысл выносить все промышленное производство за пределы столицы?

- Похожие тенденции по реновации промзон мы наблюдаем во всех городах, в которых работаем. 

Существующая сейчас структура городской промышленности была выстроена в XX веке из-за так называемого подхода «сегментированного города». Согласно этой концепции город делился на зоны, в которых люди живут, работают, занимаются производственной деятельностью и отдыхают. Эти зоны четко отделены друг от друга. Но при такой оптимизации отдельных органов страдает весь организм. Ведь город это по определению тесное существование и тесное сотрудничество самых разных функций, поэтому нужен комплексный подход. Место, где человек может и жить, и работать, и отдыхать.

Что касается выноса промышленности за городскую черту, нужно понимать, что производственные площадки в первой половине XX века были очень шумными, не экологичными, подразумевали использование больших объемов транспорта. Поэтому было стремление как можно скорее избавиться от такого соседства.

Но с тех пор многое изменилось. Какие-то производственные процессы можно осуществлять и в пределах городской черты- например, в автопроме. Один из красноречивых примеров - это автомобильный завод в немецком городе Дрездене.

Если речь идет о создании большого сталелитейного предприятия, то его нужно вынести за городскую черту. Но ведь промышленность этим не ограничивается, есть отрасли, которые базируются на знаниях, на переработке информации. Конечно же, такие объекты можно расположить буквально по другую сторону дороги, за углом, там, где находится парк, живут и отдыхают люди.

 

ПРОИЗВОДСТВЕННО-АДМИНИСТРАТИВНЫЙ КОМПЛЕКС ДЛЯ АПХ «МИРАТОРГ» (Г. БРЯНСК, РОССИЯ). ПРОЕКТ ХОЛДИНГА АТР

 

- На что нужно обратить внимания при реорганизации бывших промышленных площадок?

- Многофункциональность - вот ответ на вопрос. Рецепт успеха таких проектов в том, чтобы предоставить возможность людям заниматься производством, исследованиями, культурой, делать покупки, отдыхать, жить. Чтобы пространства, на которых происходит вся эта деятельность, были тесно переплетены.

Все в наши дни находится в движении, поэтому нужен очень гибкий подход. Если позаимствовать советскую терминологию, то бывшие советские пятилетки сейчас ужались до 5 месяцев.

Сегодня 60% продукции, которая в будущем сможет производиться на объектах, спроектированных нами сейчас, еще не известны современному человеку. 

А во-вторых, 80% всех рационализаторских предложений, всех изобретений делаются сегодня не в лабораториях или на производстве, а в процессе общения людей друг с другом.

 

ТЕРРИТОРИЯ БЫВШЕГО ЗАВОДА АМО "ЗИЛ", КОТОРЫЙ АКТИВНО РЕОРГАНИЗУЮТ

- Приведите примеры лучших, на Ваш взгляд, практик по переосмыслению и реорганизации промышленных территорий?

- Если, например, говорить об отдельной фабрике вблизи от городского центра, то один из таких примеров - проект Liverpool One в Ливерпуле. Этот город был центром хлопчатобумажной промышленности в Великобритании, но постепенно огромные производственные мощности,  расположенные в центре, превратились в обычные городские районы, которые с производством ничего общего не имеют.

 

 

 

Строительство Liverpool One было завершено в 2009 году. Он стал самым большим открытым торговым центром Великобритании. Проект подстегнул местную экономику и сделал район, привлекательным для туристов.

В рамках проекта было реорганизовано 170 тыс. кв. м территории.


Подробнее: https://stroi.mos.ru/photo_lines/stantsiia-mietro-ochakovo?from=cl

 

 

Есть и другие примеры промзон, которые хоть и не находятся непосредственно в центре города, но имеют крупные помещения или многоэтажные кирпичные здания, и этим объектам можно найти иное достойное использование. На ум приходит шоколадная фабрика в американском Сан-Франциско, которая превратилась в пульсирующий центр города, сосредоточие городской жизни.

 

 

 

Шоколадная фабрика Ghirardelli – настоящий центр гастрономических удовольствий. Производство начиналось в 1849 году с обычной палатки по продаже конфет. А больше века спустя, в 1965-м, шоколадная фабрика стала официальной достопримечательностью Сан-Франциско.


Подробнее: https://stroi.mos.ru/photo_lines/stantsiia-mietro-ochakovo?from=cl

 

Ну и третий пример: бывший центр фирмы Сименс в немецком Мюнхене, где были расположены производственные мощности и работало 60 тысяч человек. Сегодня это обычный городской квартал с 20 тысячами жителей, где ведется научно-исследовательская деятельность.

 

3D-МОДЕЛЬ ШТАБ-КВРАТИРЫ КОМПАНИИ SIEMENS

 

 

Новая штаб-квартира компании Siemens, расположенная  в самом центре Мюнхена, состоит из шести корпусов. Эта структура создает шесть разнообразных внутренних дворов и тесно связана с городом: объединяет исторический центр и современный музейный квартал.


Подробнее: https://stroi.mos.ru/photo_lines/stantsiia-mietro-ochakovo?from=cl

 

 

- Большинство бывших промзон в Москве были созданы в СССР, в эпоху так называемого конструктивизма. Этот стиль давно признан архитектурным сообществом, поэтому возникают споры из-за сохранения застройки. Как найти компромисс между сохранением исторического наследия и необходимостью обновления пространства?

- К числу этих архитекторов отношусь и я. Считаю, что именно наследие конструктивизма из 20-х, 30-х годов XX века составляет тот фонд застройки, которому можно найти множество применений.

Я бы предостерег от ошибки полностью сносить здания и строить новые. В европейских и американских городах именно такие конструктивистские объекты приобретают все большую ценность.

Наш опыт показывает, что имеет смысл уплотнить застройку и дополнить старые, уже существующие здания, новыми. Именно в этом контексте появляется возможность сочетания традиционной и новой архитектуры.

- Есть мнение, что на месте промзон нужно строить парки. А как Вы считаете? 

- Все это обязательно, но в рамках комплексного градостроительного подхода к территории.

Есть промзоны, которые возникали в районах городского центра и возле них совсем не было зеленых насаждений. В этих случаях следовало бы предусмотреть центральный парк и вокруг него расположить какую-то застройку. Пример, который мне приходит на ум, это завод компании Ситроен в столице Франции - Париже. На его территории был создан парк, а вокруг него возвели высотные здания. По сути, возник новый городской район.

 

 ПАРК АНДРЕ СИТРОЕНА В ПАРИЖЕ

 

- Как Вы считаете, на что Москве нужно обратить особое внимание при реализации программы по реновации промзон?

- Городские власти любого города должны закладывать надежный задел на будущее. Нужно делать проекты экологичными и соответствующими принципам устойчивого развития. Необходимо выяснить, что именно хотят жители, какие у них пожелания и ожидания, в каком месте должен быть университет или парк, жилая или производственная зона? Ответ на этот вопрос ни в коем случае нельзя отдавать на откуп инвесторам, поиском решения должны заниматься городские власти.

Сначала нужно выработать стратегию, и только потом приглашать инвестора, который уже сам посчитает, как выйти на рентабельность проекта.

Информационная служба портала Стройкомплекса